Когда началась война, ей было 7 лет. Вспоминает, что сообщили об этом по радио. «У сельсовета собрались люди, все обсуждали, было очень страшно… Село наше было тогда большое. Сейчас оно уже не существует. Деревня умерла. А потом сразу началась тяжёлая работа. К 43-му году уже была совсем взрослой. Не по возрасту, разумеется, по обязанностям и ответственности».

Скромная труженица, многолетняя участница Малаховского хора ветеранов Александра Евдокимовна Маренова – ветеран войны, с 9 лет участник трудового фронта.

Александра Евдокимовна Маренова родилась 4 апреля 1934 года в Орловской области Дмитровского района, в селе Кошелёво. «В 43 году пришёл немец. Они появились внезапно с Лубянской горки, где стоял сельсовет — там было центральное село. И вот с этой Лубянской горки пошла на нас громада: на танках, грузовиках, мотоциклах. Было очень страшно. А у нас в это время умирал отец. Он был тяжело болен. Только потом, когда я пошла учиться в медицинское, поняла, что у него был сахарный диабет. Потому и ноги отказали. А тогда об этом и не знали ничего… Перед смертью отец сказал: «Берегите Уру!» Он так меня называл. И на третий день, как пришли немцы, мы его хоронили. Прямо под пулями пошли на кладбище». Первое по-настоящему трагическое воспоминание о войне засело в памяти так глубоко, что до сих пор вспоминается во всех деталях. Была осень, но не поздняя – снега ещё не было. Отца похоронили и остались одни, без опоры. Всего в семье было 11 детей, но к началу войны осталось шестеро. Как мать с ними справлялась? Старшие сыновья ушли на фронт. Кто помладше – работали за взрослых. Сама Александра была самая младшая из выживших детей.

«Немцы поселились в наших домах. И у нас в хате жили немцы. Мы считались оккупированной территорией». Немцы свирепствовали на Орловщине. Вспоминает Александра Евдокимовна, как издевались над жителями, насиловали женщин, избивали, детей в колодец сбрасывали. Много ужасов пережила деревня. Как справляться с их отголосками спустя 75 лет никто не подскажет.

Самые страшные бои Курско-Орловской дуги Александра Евдокимовна только слышала – всё же рядом. А вот бой за Прохоровку коснулся её семьи непосредственно. «Там было ужасно! Столько раненых никогда не видела ни до, ни после. Мы с мамой собирали раненых, доставляли их на телеге в госпиталь. Если было возможно, оказывали первую помощь прямо на поле, кому жгутом перетягивали рану, кого бинтовали. Кто был сильно ранен — затаскивали на телегу и везли. Бой к тому времени закончился, а люди лежали и стонали».

Один эпизод особенно врезался в её память: как ранили в руку водителя Василевского. Маршал пересел на другую машину и уехал, а водителя на той же телеге отвезли в санбат.

Но основное время у местных ребятишек (Александра Евдакимовна всё время говорит «мы», потому, что все дети, способные помогать, этим занимались вместе с нею) занимали тяжёлые работы в поле. «Мы работали по многу часов. Наравне со взрослыми. И ночью и днём бывало. Охраняли и чистили тока, молотили, снопы вязали. Нужно было любой ценой собрать и сохранить урожай. Зерно было на вес золота. А ещё вязали носки и варежки, шили, чинили… Всё, что требовалось тогда — то и выполняли».

Весть об окончании войны была омрачена гибелью брата в Польше. Похоронка пришла за несколько дней до 9 мая. А в этот день, конечно, все были радостные и счастливые, было чувство восторга, что этот гнетущий страх ушёл.

В 46-м был в Орловщине страшный голод. «Казалось бы, война закончилась, но мы просто умирали от голода. Зерна не было. Сажали картофельные очистки. И, самое интересное, что они прорастали. Картошка, хоть и мало, но уродилась тогда. Это было счастье! А так, ели лебеду. Была ещё какая-то жёлтенькая травка — топорики её у нас называли. Пекли лепёшки из липы. Однажды нашла сухарик — так он показался мне как мёд, как патока — такой вкусный, невозможно описать!»

Из деревни Александра Евдокимовна уехала в 50-м году. В родном селе она отучилась только в начальной школе, во время оккупации было не до учёбы. Оканчивала школу уже в Малаховке. «Брат перебрался после войны в Москву. А потом нас с мамой забрал. Мы поселились в Малаховке. Здесь доучивалась в школе над оврагом, тогда она называлась «пятая». Но училась по вечерам, потому, что работала уже. Жили на 62-й даче, снимали, конечно. Это было общежитие. После учёбы поступила в медицинское училище и пошла работать в Красковскую больницу». Получила специальность фельдшер-акушерка. До 63 года работала в Красковской. А после перешла на томилинское ТЗПП (Электровакуумный завод) акушеркой. Довелось поработать и в малаховской поликлинике в гинекологическом кабинете. В 56-м году вышла замуж и перебралась в Красково. До сих пор живёт в том же доме. С дочерью и внуком. Дочь имеет три образования. Внук диссертацию защитил. А Александра Евдокимова поёт в нашем хоре ветеранов.

Война до сих пор снится Александре Евдокимовне. «В первые послевоенные десятилетия — даже самолётов боялась, вся сжималась, как будто опять бомбёжка начинается. Даже когда наш хор исполняет песню «Память эту, словно горестную рану…», а у меня всё перед глазами встаёт. Раненые лежат как снопы, а мы их тащим, на телегах вывозим. Как мы выжили — я и сама не знаю».

Поддерживать бодрость духа и тела помогает гимнастика, которой Александра Евдокимова занимается уже двадцать лет. Раньше ещё и ледяной водой обливалась. А в 95-м перенесла первый инфаркт (всего их было три), и с обливаниями пришлось закончить. А гимнастикой и сейчас, в свои 84-е (!), занимается по часу в день. И говорит, что готова поделиться своими знаниями с любым желающим. А ещё она пишет стихи, песни и любит людей. Не понимает, как можно скучать, когда вокруг такая интересная жизнь.

Друзья мои! Встречаться надо чаще!

Ведь жизнь и так уж очень коротка.

Настанет день — не встретишь ветерана

Из танкового нашего полка.

Придёт пора, и на такую встречу

не съедутся со всех сторон друзья.

И в тот момент на нашу встречу

придёт последний ветеран.

И тот, кто среди нас последним будет

придёт в опустошённый зал…

Друзья толпой как раньше не окружат

и не поднимут с ним вина бокал.

Товарищ мой, приди на нашу встречу!

Ведь мы давно не виделись с тобой.

Мы вспомним всё, что в сердце сохранилось —

наш первый бой, последний бой…

И расставание с тобой.

            (А.Е.Маренова, 1995г).

 

Татьяна Антонова