Во всем мире сейчас происходит то, что бельгийский политический философ Шанталь Муф называет «популистским моментом». В разных частях мира к власти приходят популисты – от президента Бразилии Жэира Болсонару до президента Филиппин Родриго Дутерте и премьера Индии Нарендры Моди. Это уже не говоря о президентстве Дональда Трампа и решении британского народа о выходе из Евросоюза. Не осталась в стороне от общемировых тенденций и Украина, где к власти с ошеломляющим успехом пришел бывший комик Владимир Зеленский и его политическая сила — партия «Слуга народа».

Зеленский победил своего конкурента Петра Порошенко с результатом 73 % против 23 %, что является самым большим разрывом между двумя кандидатами за всю историю президентских выборов на Украине. На парламентских выборах партия Зеленского ёще больше закрепила успех, набрав 43% голосов по партийным спискам и выиграв на почти половине мажоритарных округов. Знаменитой стала история свадебного фотографа, который на своем округе победил владельца машиностроительного предприятия Вячеслава Богуслаева, — старожила украинского парламента.

С начала 2000-ных в украинской политике прочно утвердилось деление на «оранжевых» и «бело-голубых». Это чисто африканская, трайбалистская схема, в которой выбор кандидата уже запрограммирован происхождением электората. Если ты с русскоязычного юго-востока Украины – твой выбор «регионалы», если с украиноязычного запада и центра – будь любезен, голосуй за «оранжевых». Зеленский поломал эту схему, ведь во втором туре президентских выборов за него проголосовало большинство во всех областях Украины за исключением Львовской. Последний факт породил интернет-мемы о Львовской народной республике. Команда Петра Порошенко сделала упор на политику идентичности, представляя Порошенко как защитника украинской национальной идеи, а Зеленского изображая как «агента Кремля» и потенциального коллаборанта. Но украинский избиратель, кроме жителей Галичины и Донбасса, политику идентичности в этот раз не поддержал. В первом туре президентских выборов  пророссийский кандидат Юрий Бойко победил только в подконтрольных Украине Донецкой и Луганской областях. Порошенко, соответственно, победил только в Галичине, да и то не всей.

Президентские выборы на Украине в этот раз продемонстрировали классовый фактор в подходе к выбору своего кандидата. Например, в Киеве за Порошенко проголосовали жители престижных центральных районов, а также те, кто проживает вдоль линий метрополитена. За Зеленского, соответственно, проголосовали жители окраинных спальных районов. На парламентских выборах картина была та же — чем дальше от центра, тем зеленее.

Таким образом, за Зеленского проголосовали преимущественно социальные низы. Это породило волну социального расизма в среде сторонников Порошенко, которые усмотрели в победе Зеленского аналогии с приходом к власти большевиков.  «Надвигается зеленый большевизм», — предупреждают они. «Владимир Зеленский, можно четко сказать, что это наша аналогия современная большевизма»,  — говорит Виталий Портников.

Им вторит олигарх Игорь Коломойский. По его мнению, Зеленский — это «матрос Железняк, подкрепленный голосами избирателей». По словам Коломойского, на Украине сейчас «период как после ноября 17-го и перед апрелем 18-го. А в апреле 1918-го начался красный террор».

Вот только стоит ли ожидать от Зеленского и его команды «зеленого террора»? Если посмотреть на последние заявления и действия «зеленой команды» и сравнить их с настроениями избирателей, то можно сделать вывод, что украинцы проголосовали за Ленина, а получили Рейгана.

«Зеленая команда», которая выбрала своей официальной идеологией либертарианство, то есть рыночный фундаментализм, похоже, намерена воплотить в жизнь самые смелые идеи Айн Рэнд и Фридриха Хайека. На Украине готовится большая приватизация всего и вся. Начиная с открытия рынка земли и заканчивая приватизацией почты и железной дороги. Закономерно, что украинская буржуазия в честной и конкурентной борьбе проиграет своим иностранным конкурентам.

«Владимир Зеленский, президент Украины и неофит в области политики, сделал на этой неделе большой шаг к тому, чтобы выполнить свое обещание и стать самым большим сторонником реформ среди глав государств в истории Украины. В понедельник он изложил амбициозный и захватывающий дух пятилетний план, включающий в себя почти все меры, которые были настоятельно рекомендованы Украине в последние годы Международным валютным фондом и западными правительствами, — от земельной реформы до приватизации государственных компаний и очищения судебных органов», — пишет Washington Post.

Как видим, Зеленский — это украинская версия Эммануеля Макрона, неолиберальный волк в популистской шкуре. Смешно вспоминать, но в фильме «Слуга народа» персонаж Зеленского Василий Голобородько посылал в ж**у эмиссара МВФ. Для Зеленского популизм – это технология, а не идеология. Фактически, Зеленский — это тот же Порошенко, только с человеческим лицом. Соответственно, выборы между Порошенко и Зеленским — это были выборы между хорошим и плохим полицейским.

Идеология «оранжевого» лагеря ёще со времен «Перестройки» строилась на двух китах — национализме и неолиберализме. Режим Порошенко довел до максимума националистическую составляющую «украинской идеологии», что было воплощено в знаменитом лозунге «армия, язык, вера». Режим Зеленского обещает быть менее националистическим, но зато гораздо более неолиберальным.

Если посмотреть на эту идеологическую спайку философски, то можно увидеть её противоестественный характер. Национализм — это коллективистская идеология, для которой интересы нации доминируют над личными интересами индивида. Тогда как неолиберальная идеология предельно индивидуалистическая. Достаточно вспомнить знаменитые слова Маргарет Тэтчер о том, что «общества как такового не существует: есть только мужчины и женщины, и ещё есть семьи». В этом выражении предельно ёмко сконцентрирована индивидуалистическая сущность неолиберализма.

Как бы это странно не звучало, но националистическую идеологию Порошенко горячо поддерживают люди советской закалки. Примат интересов государства над личностью сменил идейный окрас: был красный – стал желто-голубой, или даже красно-черный. Зеленский и его команда — это представители нового поколения, того самого «поколения Пепси», которое воспитывалось уже в постсоветские 90-ые. Как показала практика, эти люди воспитаны уже полностью в рыночном индивидуалистическом духе. Им чужды любые коллективистские идеалы – не только коммунизм, но и национализм. По результатам прошлогоднего осеннего призыва в киевские военкоматы явились 8 % призывников. Молодежь, воспитанная в рыночном индивидуалистическом духе, хочет ездить по миру и наслаждаться жизнью, а не сидеть в окопах.

«Идти туда войной? Я лично против: я не такой человек. Может, я и жесткий руководитель в «Квартале», но здесь я считаю, что вся эта тема, все эти куски земли — это все про человеческую жизнь. И человеческую жизнь я поставил бы на первое место: «Вот наша цель — сохраним людей». Поэтому любой вариант «мы туда пойдем армией» я отметаю сразу», — говорил Зеленский в своём предвыборном интервью.

Подобные миролюбивые настроения представители пропорошенковского лагеря считают проявлением малороссийскости – некоего генетического дефекта, симптома «ненастоящей» украинскости. Виноват в этом, по их мнению, конечно же, Советский Союз и Россия. Но, смею огорчить порохоботов, нынешнее украинское миролюбие – это прямой результат третьего десятилетия капитализма на Украине. В Чечне и Карабахе начала 90-ых ситуация была прямо противоположная, хотя обе эти страны тоже были в составе СССР и Российской империи. Чеченцы пережили депортацию, армяне геноцид. Но тогда постсоветское общество ёще не было переформатировано рынком в массу атомизированных потребителей, как сейчас.

Николай Федотов, Киев