После окончательного и бесповоротного развала в конце 20 века Исторической России, в тот момент существовавшей в виде Советского Союза, перед новой Россией в лице РФ, перед оставшимися за рубежом нынешней России соотечественниками, как русскими, так и всеми бывшими гражданами Союза, которые ассоциируют себя с русской, российской культурой, перед остальными бывшими союзными республиками и образовавшимися в процессе войн за советское наследство новыми непризнанными или мало кем признанными государствами, встал и продолжает стоять вопрос дальнейшей парадигмы организации жизни на постсоветском пространстве.

Ответом на этот геополитический вызов является концепция большой российской цивилизации, которая решает как выше озвученную задачу, так и может стать важным концептом позиционирования в мире как России, так и всех государственных и квази государственных субъектов на пространстве бывшего СССР.

Для начала следует отметить, что процесс генезиса новых национальных государств на бывших окраинах Исторической России носит бесповоротный характер. Он начался ещё в конце 19- начале 20 века, был взят под эффективный контроль и таком образом заторможен Москвой в рамках СССР путём поощрения неагрессивного национализма в союзных республиках, и перешёл в зрелую фазу в результате развала СССР.
Концепция большой российской цивилизации не предусматривает ни изменения статуса новых независимых государств, ни территориального приращения России.

В этой связи отмечу, что присоединение Крыма являлось исключительным действием, направленным на спасение полуострова от неминуемого разворачивания там гражданской войны по донбасскому сценарию. И , как мы действительно видим, Кремль не намерен присоединять к России Южную Осетию, Абхазию, Донецкую и Луганскую народные республики.

А теперь о самой концепции большой российской цивилизации.

Основными «китами» данной модели являются доминанта многонациональности, многоконфессиональности евразийского пространства, отсутствие единой идеологии при существовании политической и ценностной эклектики, развитие в рамках одного евразийского пространства разнонаправленных в геополитическом плане государств при сглаживании общими усилиями противоречий между ними.

При этом большая российская цивилизация предусматривает борьбу с радикальными тоталитарными движениями, включая радикальный агрессивный национализм. Но главное при этом – поддержание Москвой открытого информационного и гуманитарного пространства, основным средством коммуникации в котором является русский язык.

При чём русский язык – это общее достояние, что предусматривает возможность и развития его региональных особенностей, в настоящий момент ярко выражающихся в различных вариантах написания географических названий.
Большая российская цивилизация отличается от европейско-трансатлантической именно существованием политической и ценностной эклектики, которая в наши дни отсутствует в США и Европе, сделавших ставку на тоталитарное проламывание концепции расширенного понимания прав человека в ущерб традиционным ценностям. Она отличается и от этатистской китайской цивилизации совершенно иным уровнем свободы и открытости.

Большая российская цивилизация является открытой системой, в которую добровольно могут входить путём самоидентификации и просто взаимодействия граждане, общественные движения, общества, государства и квази государственные формирования. К ней могут себя причислять и проживающие во всём мире выходцы из СССР и их потомки, независимо от национальности.

При чём большая российская цивилизация многоцентрична, доминирование Москвы в ней не обязательно. Наиболее активные региональные сообщества в рамках данной цивилизации вполне могут становиться лидирующими в тот или иной период времени.

Большая российская цивилизация лишь находится на пути своего становления и развития. Какой она станет, какой место займёт в мире, покажет будущее.
Дмитрий Ермолаев