Оскар Уальд говаривал: «Воровство тем нехорошо, что порой не знаешь, что крадешь!». Так бывает  в обыденной жизни, так случается и в высших сферах политики.

На Украине говорят по-другому, но почти о том же: «Не знала баба клопоту, та купила порося!..». Все это про «приобретения», от которых потом хочется избавиться, да не всегда удается.

Вырывая Украину из сферы влияния России, предыдущая администрация США, наверняка, испытывала прилив адреналина, а также эндорфина – «гормона счастья», отвечающего за человеческое пристрастие к игре, особенно, азартной и геополитической. Еще бы! Ведь Обаме уже казалось почти сбывшимся то, что никогда и никому не удавалось до него и куда более великим историческим игрокам – ни Карлу Великому шведскому, ни последнему кайзеру Вильгельму Второму, ни даже самому Гитлеру! – оторвать Украину от России и разорвать братскую связь двух народов, украинского и русского. Связь эта не интересовала захватчиков сама по себе, просто она мешала «осваивать» плодородные украинские земли. А между тем «предшественники» по игре в украинскую рулетку добивались куда большего,  и их войска уже стояли непосредственно и в Полтаве, и в Киеве. И пользовались благодарной «местной» поддержкой Мазепы, Скоропадского либо Бандеры. В общем, все как всегда – и всякий раз с неизменным результатом!

Где теперь Карл Великий, Вильгельм Второй и фюрер? И что про них пишут в мировой истории?

В 2013 году Обаме показалось, что все, чего не удалось добиться в прежние эпохи на Украине, теперь само плыло ему в руки, и даже нет надобности отказываться от Нобелевской премии мира и применять среди малёвнычих полес жёсткие меры.  Государственный переворот почти не в счет – это такая «мелочь», такая обыденность для Соединенных Штатов, что не следует ее и замечать, а следует назвать очередной «оранжевой революцией». И снять как зрелый апельсин с дерева. Тем более что обошлась она почти бесплатно для американского бюджета – сколько сто́ят киевские печенки, раздававшиеся госпожой Нуланд, по валютному курсу к гривне?

А сколько теперь сто́ит Украина самим Соединенным Штатам?

Нет, вопрос этот не бухгалтерский, и даже совсем не бухгалтерский. Все свои затраты члены демократической администрации уже давно бы «отбили» на Украине, перешедшей в прямое управление тогдашнего вице-президента Джо Байдена, не зря проводившего в Киеве совещания с участием президента Украины Петра Порошенко сидя… в его кресле.  Все это видели, и все понимали, зачем это было сделано столь демонстративно. В общем, Джо Байден и К° сейчас были бы в «полном шоколаде», если бы не…Дональд Трамп, честно победивший в Америке и невольно прервавший намечавшийся пир, где подавали бы уже вовсе не печенки.

Какой удар от демократии по демократам и Порошенко!

Тем более что Трамп в своих предвыборных речах обещал восстановить хорошие отношения с Россией – он, видимо, лучше знал историю, в том числе и украинскую, чем Обама и его советники. К тому же, Трамп знал и еще одну вещь: почти  у каждой американской администрации, правившей  до него, был свой «Ирак». Тот мог называться по-другому, скажем, Афганистан, Колумбия, Ливия или теперь вот Украина, но выполнял одну и ту же функцию – там можно вдали от взглядов Федеральной налоговой службы «наваривать» личный капитал для членов администрации. А Трампу лишние деньги не нужны, у него их и так много, и даже зарплату президента он получает в размере символического одного доллара, так что этот «интерес» для него просто не существует… Короче, с ним не сговориться, т.е. не подкупить!

Пожалуй, именно этот фактор, а не их хваленая русофобия, заставил проигравших демократов срочно и очертя голову броситься тогда на Трампа в атаку, используя все ту же «украинскую карту», точнее, компромат, полученный или сфабрикованный от Порошенко. «Свалить» самого Трампа  им не удалось, но зато они серьезно потрепали его окружение, которое резко поредело, не говоря уже о нервах, да и самому президенту крепко связали руки.

Но тем самым они столь же круто и незаметно для себя изменили сальдо Украины для собственной политической кухни. Легкое «приобретение» Обамы стало вылезать боком, и где?  — в самом чувствительном блоке, где распределяется собственно американская власть!  Теперь от украинских сюжетов зависит ход будущей предвыборной кампании в США, а, возможно, и то, кто войдет в Белый дом на следующие четыре года.

Вряд ли в Вашингтоне этому рады. Но это факт!

И этому способствовали три фактора.

1) Спецпрокурор Мюллер так ничего и «не накопал» на Трампа и тем самым развязал президенту руки – тот после долгого ожидания готовится теперь перейти в контратаку.

2) Демократы сами загнали себя в такой глухой политический тупик, что не нашли ничего, а, вернее, никого лучшего, как битого-перебитого Джо Байдена, которого, похоже, и будут выдвигать своим кандидатом на пост президента. И тем самым демократы подставились – на Байдене может оказаться столько «украинского компромата», что он способен не только с грохотом проиграть выборы, но и на долгие годы утянуть в аутсайдеры всю Демократическую партию.

3)  На Украине появился новый президент Владимир Зеленский, который хочет быть новым во всем, но, самое главное, он уже публично и яростно дистанцируется от Порошенко. А раз так, то для него было бы логично дистанцироваться и от поддерживавшей Порошенко (в том числе, и против Трампа), а ныне находящейся не у власти Демократической партии.

Во всяком случае, сегодня Зеленский – это именно тот человек, который может достать со дна очень мутной украинской политики блестящий «золотой ключик», открывающий президентскую кампанию в США, точно волшебный ларчик под номером «2020»!

Что решил для себя Зеленский? Поставил он на Трампа или на Байдена? А может, сходил к гадалке? И ищет ли он пресловутый «ключик»? А, может, уже нашел, да закинул поглубже и от греха подальше?

Думается, уклониться ему не удастся. Это тот случай, когда самое разумное – одновременно и самое опасное: на него могут обидеться и демократы, и сам Трамп. Так что говорить что-то придется… Вот только что?

Все сейчас ждут предстоящей встречи Дональда Трампа и Владимира Зеленского на полях Генассамблеи ООН. О чем они будут говорить, мы, конечно, не узнаем – зато почувствуем через несколько месяцев.

Вадим Елфимов