54,5% белорусов выступают за союз с Россией, 25% — за союз с Европой. Ещё 20,5% опрошенных не знают, что ответить, или затруднились с ответом. Такие цифры озвучил 28 сентября на Конгрессе исследователей Беларуси руководитель «Белорусской аналитической мастерской» Андрей Вардамацкий.

По его словам, это данные на август 2019 года. Если рассматривать вопрос в динамике, видно, что число сторонников интеграции с Россией постепенно уменьшается — за год их стало меньше почти на 9 процентных пунктов. Количество сторонников европейского пути для Беларуси колеблется между 20% и 25%. Еще больше увеличилось число тех, кто сомневается.

Вардамацкий также рассказал, что для того, чтобы получить эти данные, была опрошена 1 тысяча человек.

Что тут сказать. Ну, во-первых, опрос тысячи человек — это едва ли можно назвать заслуживающим доверия, тем более, что мы не знаем, где и по какому принципу выбирали респондентов.

Во-вторых, не совсем понятно, каким образом проводит опросы в Беларуси т.н. «Белорусская аналитическая мастерская», которая, насколько можно понимать, базируется в Варшаве, как и сам Вардамацкий, покинувший нашу страну еще в 2010-м году.

Сама личность Врдамацкого, известного своими взглядами и неоднократными критическими замечаниями в адрес белорусских властей и самой идеи интеграции с Россией, заставляет усомниться в объективности опроса. Тем более, что представляет он его в рамках исследования «Российские ценности или европейские блага».

В самом названии уже присутствует резкое противопоставление: у России «ценности» —то есть нечто духовное», а у Европы — «блага», то есть нечто материальное. Типа выбирайте, белорусы, вы за «духовные скрепы», но с голой ж… или за европейские зарплаты и пенсии.

И да, происходит все это в столице Литвы на т.н. «Международном Конгрессе исследователей Беларуси», ежегодно устраиваемом известной прозападной НКО Институтом «Политическая сфера». Было бы странно услышать на этой площадке, которая сильно оторвана от интересов белорусского народа, иные цифры.

Вернее, важны тут не цифры, а озвучиваемая авторами тенденция к росту симпатий белорусов к ЕС и уменьшению симпатий к России.

Конечно, надо думать, что кучке политэмигрантов, кормящихся за счет Запада и утративших какую-либо связь с родиной, из Варшавы и Вильнюса виднее, чего на самом деле хотят их бывшие соотечественники.

Да, если и верить исследованию Вардамацкого, то интересна постановка вопроса: «в каком союзе государств было бы лучше жить народу Беларуси: в Европейском союзе или в союзе с Россией?»

Вообще-то она провокационна. Разве Беларуси кто-то предлагает вступить в Европейский союз?

Очевидно, на что это рассчитано. Вспомним Украину накануне «Евромайдана» — там тоже фактически разгонялась идея противопоставления ЕС и Таможенного союза, причем на уровне государственных СМИ. Хотя, очевидно было, что никто Украине вступать в ЕС не предлагает. Речь шла о т.н. «евроассоциации», смысла которой тогда едва ли кто понимал.

Не особо понимали его и политики, которые всю эту «игру» затеяли, а когда поняли — схватились за головы и попытались отыграть назад, но было поздно — общество уже было «заряжено».

Причем общество, во многом стараниями все тех же властей, понимало «евроассоциацию» вполне конкретно — так как ему хотелось бы: с еврозарплатами для молодежи и европенсиями для стариков, с уровнем жизни, как в Европе. В общем, «я девочка, я не хочу в ТС, хочу кружевные трусики и ЕС».

Да, Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана активно рисовался чуть ли не в виде концлагеря («Таежный союз»), возрожденного тоталитарного СССР и тд.

К чему все это привело, мы все знаем.

В Беларуси ситуация, конечно, намного лучше. У наших людей есть пример Украины перед глазами, а также понимание, что самое большое, что может предложить нам Европа в рамках «ассоциации» — это захват наших рынков. А с другой стороны — понимание, того, что такое Таможенный (а потом — Евразийский) союз, что это не так страшно и вовсе не грозит утратой независимости. И что у нас с Россией есть еще и Союзное государство, создание которого поддерживается подавляющим большинством граждан обеих стран.

Впрочем, тут есть свои слабые стороны. Союзное государство до сих пор представляет из себя нечто не совсем понятное. Очевидно, что представители старшего поколения ожидали от него едва ли не возрождения СССР и, очевидно, имеют основания быть разочарованными. В то же время молодежь в большей степени находится под влиянием таких вот «Белорусских аналитических мастерских» или «Институтов «Политическая сфера», фактически пропагандирующих разворот страны в сторону Запада.  Молодежь для них идеальная аудитория. Во-первых, она не помнит советских времен, когда мы все жили в одном государстве, во-вторых, она достаточно наивна, чтобы верить в то, что в Европе их кто-то ждет. Даже после того, что случилась с нашими южными соседями.

Интересно, кстати, что в исследовании Вардамацкого не упоминается возрастной состав опрашиваемых. Очевидно, что если и есть какое-то количество выступающих за союз с Европой, то это люди, которым меньше 30.

И все-таки не стоит так просто отмахиваться, мол, нечего верить исследованиям диссидентов — они западные гранты отрабатывают. Они-то отрабатывают и, надо сказать, на совесть, что мы можем увидеть на примере Украины. Вода камень точит, как известно.

Да, у нас нет главного, что было в Киеве — государственной пропаганды «евроинтеграции». Напротив, наша государственная пропаганда пропагандирует как раз союз с Россией. Но как-то странно. Настолько странно, что среднестатистический белорус едва ли ответит, что такое Союзное государство, как оно функционирует и к чему стремится.

И, не смотря на все торжественные заявления наших властей о необходимости интеграции, в реальности она никак не ощущается. Интеграция с Россией, как и само СГ превратилась в некоторую абстрактную идею наподобие строительства коммунизма, который, мы не представляем, как выглядит, и до которого мы, конечно, не доживем.

При этом регулярные заявления белорусского президента о том, что Беларусь никому не отдаст своего суверенитета, и о том, что на него постоянно кто-то покушается, невольно наводят на мысль, что этот кто-то — Россия. И это явно не очень способствует интеграции и укреплению уверенности в необходимости развития нашего союза.

Наконец, открытые притеснения русских общественных активистов, демонстративное выпячивание белорусского языка в ущерб русскому, переписывание истории в соответствии со стандартами националистов и заигрывание с националистами, фактическая их легализация — все это также отталкивает молодежь от союза с Россией, заставляет ее ориентироваться на Запад.

Стоит ли потом удивляться, что прозападные настроения в стране медленно, но верно растут с каждым годом? Как бы потом не пришлось локти кусать…

 

Сергей Коваленок