Сегодня у всех на слуху интеграция Беларуси и России в рамках Союзного государства, подготовка «дорожных карт» и планы по сближению экономик. Однако две страны объединяет прежде всего широкий пласт общей истории и культуры. Именно поэтому многие граждане Беларуси комфортно чувствуют себя, приезжая в Россию, и наоборот. Корреспондент «Евразия.Эксперт» встретилась с председателем Федеральной национально-культурной автономии белорусов России, членом Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Сергеем Кандыбовичем, и побеседовала с ним о том, сколько этнических белорусов проживают на территории России, как они сохраняют культурные традиции и насколько активно их поддерживают в этом власти.

– Сергей Львович, расскажите пожалуйста, как много этнических белорусов проживает в России?

– Численность белоруской диаспоры в России, выражаясь образно, – «тайна, покрытая мраком». Сейчас, по официальным источникам, считается, что в России проживает 550 тыс. белорусов. Последняя перепись населения, которая была в России в 2010 г., показала, что 525 тыс. граждан РФ назвали себя белорусами. Но перепись 2002 г. показывала цифру в 826 тыс., а перепись 1989 года – 1,2 млн белорусов, проживающих в РСФСР.

Кандидат психологических наук, профессор Сергей Кандыбович.

– А почему наблюдается такое уменьшение цифр?

– Вопрос действительно интересный. На первый взгляд может показаться, что наблюдается сокращение численности белорусов, проживающих в России, что может восприниматься весьма болезненно. Но на самом деле это не совсем так. Каких-либо ситуаций или катаклизмов, связанных с массовым возвращением в Беларусь или перемещением в другие страны в последние годы не наблюдалось. Более того, несколько месяцев назад на заседании Консультативного совета по делам белорусов зарубежья в Минске выступал член Верхней палаты белорусского Парламента, который привел цифры, согласно которым в России вообще проживает от 10 до 13 млн этнических белорусов, что составляет внушительную цифру.

Существует такое понятие, как двойная этническая идентичность, и его справедливо применить в данной ситуации именно к белорусам.

В силу белорусской ментальности и духовности, белорусы достаточно спокойно относятся к таким формальным признакам, как национальная принадлежность. В России белорусам жить очень комфортно, Россия для них – абсолютно неагрессивная среда. Оставаясь белорусами, они ощущают себя и русскими, и это может влиять на результаты официальных опросов.

– В каких регионах России больше всего белорусов?

– Если говорить о наиболее крупных диаспорах в России, то лучшим показателем является процент белорусов к численности народонаселения на данной территории. В целом же, распределение белорусов по территории России во многом является результатом исторических событий. Наиболее крупные диаспоры белорусов находятся на Севере, в Сибири. Можно назвать в качестве таких регионов Тюмень, Томск, Карелию. Это связано с активным освоением недр Западной Сибири и северных территорий в советский период, когда на всесоюзные стройки съезжались специалисты со всей страны.

Очень большая (одна из крупнейших) диаспора белорусов – в Калининградской области, но это уже итоги Второй мировой войны. Опустошенные войной территории Калининградской области предлагалось заселить людьми из Беларуси ввиду того, что крупные города страны были фактически уничтожены. Белорусские институты (а при советской власти, как известно, было обязательное распределение) также имели квоты и разнарядки на направление специалистов в Калининградскую область. Поэтому выпускники медицинских институтов, инженеры железнодорожного транспорта и строители ехали по распределению на работу в Калининград.

Разумеется, самые большие по численности диаспоры у нас в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге и Ленобласти. В Новосибирске также достаточно большая диаспора. Очень мощная диаспора есть и на юге страны, в Ростове, она ежегодно проводит Купаловское лето на Дону – праздник, где каждый может познакомиться с белорусской культурой и традициями. И если начиналось все с нескольких сотен участников, то сейчас уже десятки тысяч людей приезжают на это мероприятие в июле.

– То есть, можно сказать, что количество белорусов в России во многом обусловлено ходом истории?

– Разумеется. Помимо этого, как известно, центральные органы власти СССР находились в Москве. И вполне естественно, что на работу в Москву приглашались наиболее достойные, талантливые и одаренные специалисты и руководители из всех союзных республик. Поэтому в Москве со времен советской власти находится достаточно большое число руководящих работников – уроженцев Беларуси, которые прошли путь своего становления именно там. Таких примеров можно привести достаточно много, и одним из ярчайших является наш уважаемый Кондрат Терех – последний министр торговли СССР, а сейчас председатель совета ветеранов нашей диаспоры. Ушел, к сожалению, из жизни Юрий Григорьев – главный архитектор Минска, а в свое время также первый заместитель главного архитектора Москвы (по его проектам построены Шуваловский корпус, Дом Москвы в Минске, памятник Пушкину, микрорайон Зеленый луг, а также Деловой культурный комплекс Посольства Беларуси в России). Большое количество военачальников и генералов, которые родом из Беларуси, а также тех, кто проходил службу в прославленном Краснознаменном белорусском военном округе. Думаю, из нынешних военачальников порядка 90% прошли эту школу.

– В последнее время достаточно активны разговоры о роли в обществе белорусского языка. Насколько он актуален для белорусов в России, используют ли они его?

– Вопросы одновременно очень простые и сложные. Существуют такие базовые понятия, как культура и язык, которые неразделимы. Есть такое понятие, как носитель языка, носитель письменности. И когда мы говорим о проблемах родного языка и государственного языка, эти понятия важно учитывать.

Величайшая мудрость руководства Беларуси заключается в том, что было принято решение о двух государственных языках. Я, как человек старшего поколения, который оканчивал школу и институт в Беларуси, могу сказать, что на бытовом уровне с белорусским языком мы в те годы практически не встречались. Белорусскую речь можно было услышать только от писателей или журналистов. При этом массово издавались газеты и журналы на белорусском языке, по радио с утра до вечера можно было услышать мову, поэтому нельзя говорить о том, что было какое-то «угнетение» родного языка.

Второй группой носителей белорусского языка были люди старшего поколения, которые приезжали из деревни в город, но сказать, что они говорили на чистом белорусском языке, нельзя.

Для Минска 60‑х это была очень интересная ситуация, ведь он в Советском Союзе позиционировался как самый быстрорастущий город. После войны он стал строиться, как индустриальный центр целой страны. В Беларуси начало расцветать высшее и среднее специальное образование (нужны были инженерные кадры, строительные кадры), и нужен был, соответственно, приток рабочей силы, а его давала, прежде всего, деревня. Так и сформировалось новое поколение городского населения, которое знало белорусскую мову, но в обиходе использовало русский язык.

– А если говорить про возможность изучения белорусского языка в России?

– Что же касается изучения белорусского языка в РФ, можно сказать, что если есть запрос общества, то государство будет на него реагировать, пусть и не сразу.

15 лет назад в Москве был такой опыт, когда достаточно активно развивались темы национальных школ. Я говорю не об английских и немецких школах, а о польских, литовских и так далее, такие школы есть и в Москве.

Когда наш актив поставил вопрос о том, чтобы открыть белорусскую школу, правительство Москвы отнеслось к этому вопросу с абсолютным пониманием. Однако выяснилось, что найти преподавательский состав в такую школу оказалось очень непросто.

Конечно, я не сомневаюсь в том, что при необходимости можно было бы сделать запрос и привезти из Беларуси пару десятков учителей. Но мы столкнулись и с другой проблемой: кто в этой школе будет учиться? Открыть школу и наполнить ее преподавателями – вопрос решаемый, но не везти же учеников из Беларуси?! Это должны быть именно жители Москвы или хотя бы московской агломерации. Мы стали этот вопрос изучать и поняли, что вот эта проблема – нерешаема.

– Получается, нет запроса?

– Нет запроса конкретно в школе. Есть востребованные курсы белорусского языка для студентов. Сейчас в РФ учится достаточно много студентов из Беларуси, причем как по обмену, так и те, кто поступил в общем порядке.

Для молодежи, которая приезжает из Беларуси, сейчас достаточно модным трендом является говорить на белорусском, это – национальная гордость и идентичность, что замечательно и здорово. Кстати, многие белорусские чиновники сейчас тоже очень хорошо и правильно говорят на белорусском языке, ведется делопроизводство. Ведь когда это делается не из-под палки, когда никто не заставляет, тогда все идет естественно и правильно.

– Какие культурные события проводят белорусы в России?

– У каждого народа есть свое уникальное культурное наследие – это и элементы материальной культуры (специфические вышивки, ремесла, технологии и т.д.) и нематериальной культуры – песни, сказки, обряды, праздники. Какие-то из них являются общими для славян в целом – можно найти, например, множество праздников и их аналогов в Украине, России и Белоруссии, просто они носят разные названия.

Самые известные белорусские праздники – это, естественно, Купалье, Каляды, Дажынки. Мы бережно относимся к сохранению национальных традиций, у нас на сайте активно публикуются календари и афиши – мы не просто организуем мероприятия, но и размещаем информацию для интересующихся белорусской культурой. В некоторых регионах, в частности в Иркутской области, колядуют на Рождество. В других организация устраиваются общегородские праздники: Калядки, Рождество, «Гуканне вясны» (призыв весны) – и российское государство эти вещи поддерживает.

Но здесь надо иметь в виду, что Россия – многонациональное государство, ее населяют 183 нации и народности. Если в Беларуси белорусы – титульная нация (83% населения), то в такой многонациональной и многоконфессиональной стране, как Россия, белорусы – одна из многих наций. Тем не менее, одной из важнейших задач, которую ставит президент, является сохранение межнационального мира.

Весь ход человеческой истории показывает, что это – очень тонкая и деликатная субстанция, и для создания серьезных проблем в стране можно просто начать расшатывать межнациональные отношения. Поэтому в России очень важно, чтобы взаимное проникновение различных культур было нацелено не на то, чтобы перенять какие-то традиции, а на то, чтобы просто их знать, уважать, понимать и гордиться тем, что ты живешь в такой стране, где ты можешь познакомиться с культурой другой нации и другого народа.

– В декабре этого года Беларусь и Россия будут отмечать 20-летие Договора о создании Союзного государства. В последнее время активизировалась дискуссия касательно эффективности работы этого интеграционного объединения. На Ваш взгляд, какова она на сегодняшний день?

– Время сейчас в целом достаточно интересное: происходит много событий, но есть чем озадачиться – ситуация на Украине до сих пор является болью многих семей, которые проживают на территории наших стран. Но эти события позволяют делать выводы, на которых нужно учиться.

Поэтому можно много говорить о том, что в Союзном государстве где-то есть пробуксовки, что мы хотели бы гораздо большего и более быстрого решения ряда задач, но важно не забывать достижения, которые были за эти 20 лет, к которым многие сейчас привыкли и относятся, как к данности.

В первую очередь – свободное перемещение по внутренним паспортам, возможность обучения, работы, социальных гарантий на всей территории двух стран. Это главный плюс и итог, который уже доказывает эффективность работы Союзного государства. Культурный обмен также весьма ценен – как я уже отмечал выше, все идеи и мероприятия белорусов нашего объединения находят поддержку со стороны российских властей.

Интеграция работает, и наиболее активно ее скрепляет кооперация снизу – спросите у многих россиянин, и они вам ответят, что покупают белорусские молочные продукты, имеют родственников или супруга из Беларуси. Все вопросы, которые возникают на государственном уровне в Союзном государстве – решаемый и обязательный атрибут любого интеграционного объединения. Но без связей снизу, которые активно, самостоятельно формируют люди, интеграция бы не состоялась.

В начале нашего разговора я говорил о том, как приятно, когда люди, с которыми ты общаешься, с теплом отзываются о Беларуси – о людях и в целом о стране. Думаю, что это и есть наивысшая оценка наших отношений, нашей культуры, толерантности, взаимного проникновения и взаимной любви.


Беседовала Ксения Волнистая