14 октября 1964 года был отстранен от власти творец оттепели Никита Сергеевич Хрущев. Несмотря на репутацию рубахи-парня в сталинском окружении, он смог переиграть в 1953 году Берию, а в 1957 году — Молотова, Маленкова и Кагановича. И на 11 лет стал самодержавным правителем огромной страны. «Рамблер» расскажет, почему Хрущеву не удалось удержать главный пост в 1964 году.

Наверно не было другого такого противоречивого периода в советской истории как оттепель. И противоречия эти были напрямую связаны с характером вождя. Он быстро увлекался идеями и не считался со всеми издержками их исполнения. А его вспыльчивость в итоге оттолкнула даже тех, кто ему симпатизировал.
Он слишком быстро принимал решения и также часто их менял, в итоге курс, которым идет страна, был непонятен ни консерваторам, ни либералам.
Поэтому в 1964 году у Хрущева просто не осталось союзников в обоих лагерях.
В 1957 году Хрущева в конфликте с «антипартийной группой Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова» выручил Георгий Жуков, бывший тогда министром обороны, но Никита Сергеевич отблагодарил его отставкой. Видимо, авторитет и влияние Жукова испугали вождя.

Хрущев развенчал культ личности Сталина, начал процесс реабилитации жертв репрессий. И одновременно допустил расстрел рабочих в Новочеркасске, массовые беспорядки в Грозном, Темиртау, Сумгаите, Краснодаре.

Они были вызваны и идеологическими перегибами, и глубоким экономическим кризисом. При этом подавление и освещение этих событий мало чем отличалось от сталинской эпохи. То есть массовые аресты, жертвы среди демонстрантов и молчание в прессе.

Дело Рокотова и применение советских законов «задним числом» показало, что в правовой сфере оттепель не слишком далеко ушла от сталинских времен.
Хрущев ослабил тиски цензуры. Но творческая интеллигенция вскоре была шокирована резкой критикой Хрущева, который разгромил выставку авангардистов и на встречах с деятелями искусства объяснял, как именно нужно работать для народа.

А так как вождь не выбирал слов и позволял себе грубые выражения, то и в творческой среде сторонников у него не осталось.
Непродуманные эксперименты в сфере сельского хозяйства породили такие аферы как рязанское чудо, когда перевыполнение плана по мясу и молоку обернулось катастрофическими последствиями для животноводческого комплекса области.
Кукурузная кампания и ограничения колхозников в сфере подсобных хозяйств оттолкнули от Хрущева и селян.

Результатом реформ в сельском хозяйстве и неграмотного освоения целины стала угроза тотального голода, в городах начались перебои с хлебом.
Антирелигиозная кампания Хрущева произвела негативное впечатление на верующих. Во время и после войны Сталин вернул церкви некоторую свободу. Хрущев же развязал очередную войну.

В рамках кампании были снесены храмы, историческая ценность которых была неоспорима — церковь Спаса на Сенной и Греческая церковь в Петербурге, Троицкий собор в Стрельне, храм Николая Чудотворца на Ямах в Москве, Воскресенский собор в Красноярске, Софийский собор в Гродно и многие другие.

Wikipedia. Храм Николая Чудотворца на Ямах
Гонениям подвергались все конфессии, многие верующие получили реальные сроки.
Приходы обязали передавать все пожертвования в «Советский фонд мира».
А большинство приходов и общин было закрыто.

На международной арене Хрущев говорил о мире, но опасные решения в итоге привели к карибскому кризису — высшей точке противостояния с США в холодной войне.

А дипломатам приходилось нивелировать необдуманные обещания советского лидера «показать кузькину мать» и «закопать американцев». Армия была недовольна массовыми увольнениями.
Последствия некоторых политических решений Хрущева сказались спустя много десятилетий. Например, вывод Крымского полуострова из состава РСФСР и его передача УССР.

Хрущев принял партийную критику и признал ошибки, но второго шанса товарищи (кроме Микояна) ему не дали. Поэтому бороться за власть уже не было смысла. Никита Сергеевич для всех оказался чужим и понял это. В последнем слове он сказал:

«Не прошу милости — вопрос решён. Я сказал Микояну: бороться не буду… — говорил Хрущёв. — Радуюсь: наконец партия выросла и может контролировать любого человека. Собрались и мажете г*****, а я не могу возразить».
Пожалуй, лучшего всего личность и эпоха Хрущева отражены в черно-белом памятнике скульптора Эрнста Неизвестного, которого вождь когда-то жестко раскритиковал.