В пылу полемики вокруг поста «Не хотите с нами, сделаем сами» один белорус привёл в качестве примера историю с желанием Росси в 2016 году купить Минский завод колёсных тягачей – МЗКТ. Тогда Александр Лукашенко заявил, что готов продать МЗКТ в обмен на месторождения нефти.

«Хотите купить – покупайте. Но и у нас есть интерес в России. Например, мы закупаем у России в год 22 миллиона тонн нефти, 25 миллиардов кубов газа. Хорошо, вы нам взамен передайте, продайте месторождение, чтобы мы могли добывать десять миллионов тонн нефти у вас», – утверждал Лукашенко.

С того времени утекло много воды, переговоры об МЗКТ не ведутся, завод внесён в перечень высокорентабельных предприятий – они перечисляют прибыль не только в бюджет, но и целевой бюджетный фонд национального развития (это одна из кубышек АГЛ) – и для него установлен план на этот год в 0,5 млн белорусских рублей (примерно 250 тыс. долларов). Но тема завода продолжает будоражить экспертов и журналистов в РБ. Крайняя история была во времена Бабича, тогда оппозиционная пресса РБ билась в истерике с криками «не отдадим МЗКТ».

И всё же интересно пересчитать в деньги соразмерность стоимости 10 млн тонн нефти и годовой прибыли МЗКТ.

Итак, В 1 тонне нефти 7,28 баррелей. АГЛ запросил месторождение с дебитом в 10 млн тонн нефти. Считаем: 10 млн тонн * 7,28 баррелей и получаем 72,8 млн баррелей нефти. Переводим это в деньги по 58 долларов за баррель. Получаем 72,8 * 58 = 4,22 млрд долларов.

Прибыль МЗКТ за 2016 год почти удвоилась и достигла 58,9 млн белорусских рублей, что эквивалентно примерно 30 млн долларов.

Итак, кладём на одну чашу экономических весов 4,2 млрд долларов и 30 млн долларов. Сравниваем цифры и понимаем, что стоимость МЗКТ, мягко говоря, немного завышена даже в том случае, если бы РБ эксплуатировала месторождение ровно 1 год. Стоит учесть, что это грубая оценка, так как 10 млн тонн со скважины не тождественны 10 млн тонн товарной нефти, но сути это не меняет.

АГЛ тогда не мог не понимать несоразмерность требований, поэтому его слова укладывались в формуру «хочешь сорвать сделку – выдвини заведомо неприемлемые или нереалистичные условия», что и было сделано. И такие условия по части инвестиций в РБ являются нормой.

К слову, РБ в год получает 24 млн тонн нефти, из которых 18 млн тонн перерабатывает, а 6 млн тонн реэкспортирует с зачислением пошлин в свой бюджет – эта схема называет «перетаможка». Желанных 10 млн тонн нефти в год – чуть больше половины мощностей белорусской нефтепереработки.

Иван Лизан