Российско-белорусские политэкономические противоречия, к сожалению, затронули контур обороны и безопасности, который, судя по внешним признакам – отсутствию утечек в СМИ и критических комментариев лиц, ответственных за принятие решений – казался незыблемым.

Это политики, экономисты и эксперты – представители РФ и РБ как учредителей Союзного государства – в порыве хозяйственного спора вели дискуссии о том, что, как и зачем интегрировать. Силовики – военные и сотрудники спецслужб – делали своё дело. Теперь, к сожалению, политика добралась и до них.

Позиция Минска: Россия не даёт РБ зарабатывать на транзите грузов из ЕС, а также туризме. Причины – одностороннее закрытие границы РФ на въезд для граждан третьих стран из РБ в 2016 году и введение дополнительных видов контроля на границе (таможенный, ветеринарный и фитосанитарный). Т.е. РБ терпит убытки, но выполняет союзнические обязательства перед РФ по контуру обороны и безопасности: общая система ПВО, военные объекты РФ на территории РБ, охрана внешней границы РБ со странами ЕС и Украиной.

Позицию Москвы вчера никто не озвучил, но её несложно предугадать. Во-первых, приоритет интересов государственной безопасности: погранконтроль вернули для предотвращения въезда граждан Украины в РФ. Во-вторых, недоверие белорусским органам ветеринарного и фитосанитарного контроля, чьи представители оказывались замешаны в схемах по контрабандному ввозу в РФ подсанкционного европейского продовольствия.

К слову, пограничный вопрос в СГ предполагалось решить путём принятия соглашения о взаимном признании виз. Но в декабре 2018 года его не подписали – Минск не успел завершить «внутригосударственные процедуры»: какие процедуры, когда они будут завершены – до подписания соглашения с ЕС или после него – не ясно. Таможенный вопрос пытались решить напрямую с компетентными органами РБ, ответственными за ветеринарный и фитосанитарный контроль, а также, в случае с молочкой, подключением белорусских предприятий к системе «Меркурий».

Теперь же, как я понимаю, Минск предлагает решить накопившиеся вопросы через внесение изменений в Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о совместных усилиях в охране Государственной границы Республики Беларусь от 1995 года. Минск, насколько я понял, хочет добавить в договор вопросы ещё и иных, отличных от пограничного, видов контроля. Вопрос соглашения о взаимном признании виз, похоже, остаётся за скобками.

Честно говоря, сторонам будет проще разработать новый договор, чем менять старый – в нём всего 17 статей, которые затрагивают исключительно меры пограничного контроля, о каких-либо иных видах контроля (ветеринарном, фитосанитарном или таможенном) в договоре от 1995 года речи не идёт. Да и сам договор в 2019 году выглядит во многом устаревшим и символичным. Половина его статей о том, что Россия помогла РБ готовить пограничников, помогала Минску обустраивать границу РБ с Литвой и Латвией, содействовала РБ в материально-техническом обеспечении её погранвойск, также обеспечении их вооружением и техникой.

Из практически применимого в 2019 г. – Координационные комитеты между погранведомствами РФ и РБ (не знаю, действуют ли они сейчас), а также обмен данными о состоянии границы, навигационной и метеорологической информацией, а также использовании воздушного пространства, аэропортов, аэродромов РБ российскими пограничниками на безвозмездной основе.

Что именно будут менять, как и сколько согласовывать – не ясно, равно как и то, как будут стороны действовать в переходный период.

Всё эта неопределённость вместе с эрозией контура обороны и безопасности откровенно огорчает потому что пока не совсем понятно, чего желает добиться Минск и не ясно, как отреагирует на сформулированные предложения Москва. Но ещё сильнее огорчает выставление счетов за оборону и безопасность: так можно дойти до чего угодно начиная с оборудования полноценной границы между РФ и РБ и заканчивая выставлением платёжек за ядерный зонтик.

Иван Лизан