Инженер Георгий Владимирович Ярошевич (1909, Курск – 1996, Белград) вспоминал: «Было мне тогда 10 лет. Помню, в ноябре 1920 г. наш поезд из Салоник переехал границу. Мы проезжали сербские села, разрушенные и сожженные. Вдоль дороги попадались поля со следами недавних битв. На вокзалах крестьяне встречали наш поезд с горячим супом, чаем, молоком, бутербродами, жареным мясом, сыром… Постепенно нас стали рассредоточивать по городам… Отцепили вагон, и поезд продолжал дорогу. Ниш – отцепили вагон, Княжевац… Поехали дальше. Заечар… Неготин – последний вагон! В нем были мы.

Помню, толпа встретила нас на вокзале. «Русские приехали!» Сербки в нарядных национальных костюмах, со сплошной вышивкой… Тотчас забрали нас, детей, увели в свои дома. Согрели, выкупали, накормили. Кровати стелены чистым, белоснежным бельем. Два года я не знал про кровать. Заботились, как с родными.
Взрослых также приняли гостеприимно, сердечно. А на следующее утро все пошли в городское управление. Там происходила регистрация и размещение по домам, кого куда.
– Кто примет отца, мать с тремя детьми?
– Я могу.
– Бери!
– Я могу лишь мужа с женой.
– Принимай!
Всех пристроили.
И так мы оказались на прочной почве, на месте, внушающем доверие. Нас ждала новая жизнь».