17 лет назад американская семья удочерила белорусскую девочку Дашу и ее сестру Лену. Сестры всегда знали, что они приемные дети. Даша давно хотела отыскать белорусских родителей, но она почти ничего не помнила о жизни в Минске, ведь, когда уезжала, ей было всего пять лет. Парень Дарьи написал письмо в редакцию TUT.BY. Через два часа после публикации с журналистами связались родные девочек. Понадобилось два дня, чтобы проверить информацию и организовать их встречу — пока при помощи интернета. Но уже летом Даша и ее парень планируют приехать в Беларусь.

Фото: личный архив Дарьи Ли Хант
Фото: личный архив Дарьи Ли Хант

О своей жизни в Беларуси Дарья помнила очень мало: с младшей сестренкой Леной она провела в интернате около двух лет. Говорит, что в их группе в основном были мальчишки, Лена всегда ходила хвостиком за старшей сестрой. Даша помнит, как в интернате к ним приходила крестная мама, как они вместе ходили в церковь, за грибами в лес по соседству и как потом готовили грибной суп. О маме Дарья помнила только то, что у нее были кудрявые волосы. О папе — что его арестовали и забрали куда-то на поезде.

«Я от дочерей не отказывалась»

Первой с нами на связь вышла двоюродная сестра отца Дарьи Ирина. Она рассказала, что у ее брата были две дочери — Даша и Аленка. Чуть позже мы связались с самим Сергеем. Он говорит, что в конце 90-х служил в армии. После учебки в Несвиже его перевели в воинскую часть в Минск, в Масюковщину. Здесь он познакомился со Светой, она жила в этом же районе. Несколько месяцев молодые люди встречались, 1 марта 1997 года поженились, а уже в конце месяца у них родилась дочь — Дарья. Сергею тогда был 21 год, Светлане — 19. Жили тогда молодые под Смолевичами, в доме матери Сергея.

Фото: из личного архива Дарьи Ли
Так Даша выглядела незадолго до удочерения. Фото сделано в детском доме. Фото: из личного архива Дарьи Ли

— Помню, жена кричит: «Я рожаю!» Я побежал искать машину, чтобы ее завезти в роддом. Одного человека нашел, на «жигулях», он выпивший еще был, но делать нечего: нужно срочно в больницу. Так и поехали! — вспоминает мужчина.

— Даша сразу же громко закричала, как только родилась, — вспоминает Светлана. — Врачи сказали: «Ну, видимо, будет певица!»

— А роддом был на первом этаже, — вспоминает Сергей. — Удобно было общаться, на ребенка посмотреть.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Светлана говорит, что обращалась в органы опеки с просьбой предоставить адрес девочек в США, но из-за тайны удочерения ей отказались дать информацию

Через два года в семье родилась еще одна девочка — Елена. Но, как вспоминают родители и их родные, отношения в семье стали ухудшаться. Мать Сергея не принимала Свету, мать Светы не принимала Сергея, молодая семья даже питалась раздельно, когда жила в доме родных. Были проблемы и с алкоголем. Ближе к 2000 году Светлана забрала девочек и уехала в Минск к своей матери. Сергей, по ее словам, навещал дочек, забирал даже на лето Дашу к себе. Через некоторое время детей забрали из семьи.

Светлана не очень хочет говорить о том, что стало причиной. По ее словам, к такой ситуации привели сложные отношения с ее матерью, которую в свое время тоже лишили родительских прав.

— Я от дочерей не отказывалась, — говорит женщина. — И когда к нам приходили органы опеки, в доме у детей все было: кровать, одежда, еда в холодильнике. Я была в декретном отпуске с Леной, ей всего годик был, полноценно работать не могла, но старалась подрабатывать. Когда меня лишали родительских прав, сказали, что я молодая, у меня ничего нет, мол, что я могу дать детям. Давали мне срок, чтобы я «исправилась». Я действительно старалась. Когда девочек забрали в больницу, каждый день к ним приходила, только на ночь мне не разрешали оставаться. Потом их забрали в детский дом, я по возможности к ним приходила. А потом меня перестали туда пускать — безосновательно, как я считаю. Говорили, что я лишний раз травмирую детей. Я надеялась, что смогу их забрать.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Сергей рассказал, что узнал от бывшей жены, что девочек удочерили и увезли в США

Отец в это время жил в деревне под Смолевичами. Почему родительских прав лишили и его, он вспомнить уже не может, но в детдом к девочкам он не приезжал.

Крестная помогала маме встретиться с девочками

Больше всего из своего белорусского детства Даша помнит крестную. Светлана подтвердила, что такая женщина в жизни детей действительно была — волонтер от православной церкви, которая крестила девочек, приводила их на службу в церковь, забирала на некоторое время к себе домой. К сожалению, ее имени уже не помнят ни Даша, ни Светлана. В 1997 году ей было около 60 лет. Отыскать ее нам пока не удалось.

— Когда мне запретили приходить в детдом, крестная помогала мне встретиться с девочками. Она предупреждала, когда она будет с детьми в церкви. Я приходила туда, была с ними на службе. Когда Даша и Аленка уставали, брала их на руки, уносила в маленькую комнатку в церкви, убаюкивала их там. И уходила, пока они спали: крестная просила, чтобы я так делала, чтобы меньше травмировать дочек, они сильно переживали расставание, особенно Даша — она вообще с меня не слазила, цеплялась за ноги, когда мне нужно было идти.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Даша говорит, что не держит зла на белорусскую семью, считает, что они сделали все возможное в то время

Светлана говорит, что пыталась вернуть детей, но «очень быстро их забрала другая семья» (детей удочерили примерно через два года после того, как изъяли из семьи).

— Однажды мне позвонила крестная и сказала, что нашлась американская семья, которая хочет удочерить моих девочек. Никто не спрашивал моего согласия, но отказную я никогда не писала. Я пыталась получить в детдоме, у органов опеки информацию, что это за семья, где они будут жить, но мне сказали, что есть тайна удочерения, что я узнаю, где мои дочери, только когда им исполнится 18, и то, если они сами захотят меня разыскать.

О папе Даша помнила, что его арестовали и увезли на поезде. В жизни Сергея действительно был такой эпизод: летом 2002 года ему дали два года «химии», через год он вернулся домой. Но откуда об этом знает старшая дочь, в семье никто объяснить не может, ведь в феврале 2002-го девочек уже удочерили и увезли в США.

— Я всегда верил, что дети найдутся, — говорит Сергей.

Когда мы только сообщили ему, что, возможно, его дочь разыскивает своих родителей, Сергей не мог сдержать слез. Уже потом, при встрече, он признался, что последние дни не может спать. Это он разыскал Светлану и обо всем ей рассказал. Супруги развелись в 2000-м, дети тогда еще были в детдоме. Все эти годы бывшие муж и жена почти не общались.

«У тебя большая семья, жаль, что в сложную минуту никто не смог помочь»

Даша почти ничего не знает о Беларуси и не говорит ни на русском, ни на белорусском языках. Ее родные почти не знают английского, поэтому первая встреча, пока по видеозвонку, произошла в нашей редакции. Волновались и родители, и мы сами, и, конечно, Даша. Еще до видеозвонка я успела рассказать, что мы нашли ее родных.

— Я не могу поверить, что это случилось! — плакала от счастья девушка. — Столько лет я ждала этого, а вы так быстро нашли их!

— Дорогая доченька, прости нас, — обратилась Светлана к Даше. — Я делала все возможное, я боролась за вас, но не смогла вернуть.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Тети с папиной стороны, как только прочитали историю Даши, сказали, что хотят встретиться с племянницей, восстановить отношения. Говорят, что всегда о ней помнили

Даша внимательно слушала рассказ о своей семье: как они жили на два дома, как бабушки не принимали выбор своих детей, как органы опеки забрали детей в интернат. Конечно, плакали все.

— Не было и дня, чтобы мы о вас не вспоминали, — говорил папа. — На день рождения смотрели на звездочки и вспоминали о вас. Мы верили, что найдем вас. Прости нас, если можешь, мы очень тебя любим.

— Вам не за что просить прощения, — отвечала Даша. — Я понимаю, что в то сложное время вы сделали все, что могли. Я тоже вас люблю.

На встречу приехала также тетя Даши Марина. Ей было 12 лет, когда девочки жили в доме ее матери. И Марину часто оставляли за няньку:

— Ты помнишь, как мы ходили на озеро? А помнишь, как ты одна, в три года, пошла за молоком к соседке? Мы с ног сбились, всю деревню на уши подняли — искали тебя!

— Как же ты нас тогда перепугала! — вспоминает отец. — Но вообще ты была очень смышленая девочка. В три года уже хорошо умела считать и знала пять стихотворений.

— Даша, а помнишь, как мы пришли в поликлинику, тетя доктор сказала: «Какая ты красивая девочка!», а ты ответила: «Красивая, но иногда бываю вредная!» — с улыбкой вспоминала мама.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

У Даши — большая семья в Беларуси. Ее тети по папиной линии, с которыми мы успели поговорить еще до разговора с Сергеем, сказали, что всегда помнили о девочках и независимо от решения родителей очень хотят восстановить отношения с Дарьей и Еленой. Папа Сергей, как и раньше, живет в Смолевичском районе, каждый день он на машине ездит на работу — на МТЗ он водитель-испытатель. Мама Света много лет работала на картонной фабрике, а последнее время работает помощником повара в кафе.

— Даша, у тебя есть брат, ему 12 лет, учится в 6-м классе и занимается в секции по футболу, — рассказал Сергей.

— А еще у тебя есть сестра, ей 16 лет, — рассказала Светлана. После развода она, как и Сергей, начала новые отношения. — Она очень хорошо говорит на английском, скоро поедет на олимпиаду, поэтому будем с тобой общаться!

— Даша, у тебя есть и двоюродные сестры — старшей 21 год, младшей — 2 годика, — рассказала тетя Марина. — Мы тебя очень любим и больше никогда тебя не потеряем. Приезжай, пожалуйста, в Беларусь!

— У тебя большая семья, — сказала мама. — Очень жаль, что в сложную минуту никто не смог помочь, чтобы вы остались дома.

«Не было и дня, чтобы она о вас не вспоминала»

Даша во время разговора то смеялась, то плакала. Было видно, что она действительно счастлива наконец-то узнать о своем детстве, о своей семье. Она рассказала, что с американской семьей они успели пожить в разных городах. Сначала все было в порядке, к ним хорошо относились и родители, и их родные дочери (до удочерения в семье было еще два ребенка). Однако через несколько лет у мамы начались проблемы со здоровьем — зависимость от серьезных лекарств, она довольно часто срывалась на детях, по словам Даши, они с сестрой чувствовали себя изгоями. В 18 лет Дарья уехала жить к своим американским бабушке и дедушке, однако родители не приняли ее выбор, с тех пор они не общаются. Лена, у которой сейчас другое, американское имя, пока живет с родителями. К сожалению, сестры нечасто общаются. Приехать на встречу с белорусской семьей Лена не смогла, но она знает, что Даше удалось отыскать родителей.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Мы всегда знали, что нас удочерили. Но поскольку Лене было всего три года, когда нас забрали, она вообще ничего не помнит о прошлой жизни. Ей тяжелее принять всю информацию. Но мы договорились, что я расскажу ей о нашей встрече. И может быть, она тоже захочет встретиться с белорусской семьей.

Во время нашего разговора рядом с Дашей был ее парень — Джулс. Именно он первым стал разыскивать белорусскую семью.

— Я очень рад, что Даша нашла своих родителей. Не было и дня, чтобы она о вас не вспоминала, — рассказал Джулс.

— Переведите, пожалуйста, я хочу сказать Джулсу, — обратился Сергей. — Джулс, спасибо тебе большое, что ты рядом с Дашей. Я прошу тебя: береги ее, сейчас ты за нее ответственный.

А потом взяла слово мама Джулса, она тоже была на нашей встрече:

— Я очень счастлива, что Даша нашла вас. Она очень добрый и искренний человек. Я уверена, что она унаследовала от вас все самое лучшее.

— Так, а когда свадьба? — шутили родные девушки. — Приезжайте отмечать в Беларусь, устроим гулянье в деревне!

Даша сказала, что приехать планируют летом. А пока родные будут общаться в интернете. Папа с мамой обещают подтянуть английский!

— Ну ничего, мы столько ждали, что до лета потерпим, — сказал Сергей. — Мы же живем прямо возле аэропорта, видим, как приземляются самолеты. Так что мне пару минут заскочить в машину — и уже буду встречать Дашку!