Високосный 2020 год начался так, что лучше бы и не надо. Эскалация конфликта вокруг Ирана нарастает не по дням, а по часам. И хотя крушение украинского «Боинга» вызвало в памяти многих классическое «Совпадение? Не думаю…», все же очевидно, что судьба региона решается сейчас не конспирологами, а реальными политиками в Вашингтоне и Тегеране.

Как отнесется к происходящему Беларусь?.. Можно безошибочно предположить, что позиция Минска будет сдержанно-нейтральной. МИД Беларуси вообще предпочитает не занимать в конфликтах больших игроков ту или иную сторону, вместо этого рассуждая на «вечные темы»: мир во всем мире, за все хорошее против всего плохого, и т.п. Так что и сейчас следует ждать заявления, в котором сожаление по поводу происходящего будет перемешаться с призывами опомниться и подумать о судьбах простых людей.

Есть, впрочем, нечто, что заставляет задуматься, так ли уж нейтральна позиция Беларуси. Речь идет о телефонном разговоре министра иностранных дел Владимира Макея с госсекретарем США Майком Помпео, в котором последний «подтвердил твёрдую приверженность США суверенитету и территориальной целостности Беларуси и подчеркнул укрепление двусторонних отношений между странами», а Макей «выразил осуждение любых действий, нарушающих предусмотренные Венской конвенцией о дипломатических сношениях привилегии и иммунитеты дипломатических представительств». С одной стороны, можно видеть в этом диалоге ничего не значащий обмен любезностями, а с другой – еще раз подчеркнутое желание Минска наладить отношения со Штатами. С Ираном Беларусь также дружит, даже более чем – здание иранского посольства в Минске одно из самых впечатляющих в белорусской столице. Но в то, что на фоне грозно рычащего ближневосточного вулкана Минск начнет подчеркнуто признаваться Тегерану в этой самой дружбе, — верится с большим трудом. Так что можно предположить, что свое нейтрально-сожалеющее коммюнике белорусский МИД выстроит в таких тонах, чтобы в первую очередь никоим образом не задеть США, а уж во вторую – не поссориться с Ираном.