Белорусский политолог,экс-глава Белтерадиокомпании Александр Зимовский в эфире НСН объяснил, почему Россия и Беларусь не смогли договориться о тарифах на транзит российской нефти.

Представители антимонопольных ведомств Белоруссии и России не смогли достичь договоренности по тарифам на транзит российской нефти и нефтепродуктов, передает БелТА. Отмечается, что переговоры будут продолжены в ближайшее время. Как сообщил представитель белорусского министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ), российской стороны возникли определенные вопросы по расчетам.

Политолог и эксперт по Белоруссии Александр Зимовский в беседе с НСН заявил, что достичь договоренностей в этот раз не удалось из-за плачевного состояния бюджета Белоруссии на 2020 год, который белорусам надо пополнять «хоть тушкой, хоть чучелом». Кроме того, отметил эксперт, роль в переговорах сыграл и еще один нюанс.

«Вопрос обострился по одной простой причине – у Беларуси очень плохо с деньгами, и довольно давно. Им, во-первых, не на что было даже формировать социально обязывающий бюджет 2020 года, тот самый, где многострадальные «учителя, врачи, бюджетники и незащищённые слои населения», простите за банальность. С большим трудом был сверстан бюджет, причем с дефицитом довольно приличным. А там же выборы президентские на носу. Во-вторых, эти белорусские и российские ведомства и не могли договориться, потому что в Беларуси держателем магистральных нефтепроводов является государство. Абсолютная доля собственности акционерной там принадлежит правительству Республики Беларусь. При этом нефтепровод «Дружба» на территории Беларуси является монополистом системы магистральных трубопроводов. И цены «Гомельтранснефть «Дружба» может формировать совершенно произвольно, извините, «от балды», как говорит президент Лукашенко со всей прямотой», — рассказал собеседник НСН.

Как подчеркнул Зимовский, при этом Россия соглашается: «От балды», так «от балды», но есть одно ограничение.

«Балда и сам должен понимать, что цена должна быть справедливой, или, если угодно, экономически доказанной. Очевидно, что те цены, которые загнули в этот раз белорусы, справедливыми не являются с точки зрения российских переговорщиков, и с точки зрения нынешнего рынка услуг транспортировки нефти и нефтепродуктов вообще. Осенью 2019 года ситуация выглядела так: белорусы запросили рост тарифов за прокачку на 21,7%. Россия после переговоров в том же составе участников, что и сегодня, разрешила поднять тариф на 3,7%. А несколько позже маленький кризис с поставками нефти в Беларусь в конце года убедительно показал, что есть пути и побыстрее, и подешевле, и повыгоднее. Например, в январе «Роснефть» с белорусского транзитного направления перебросила на Усть-Лугу уже 200.000 тонн нефти. И «Сургутнефтегаз» сделал тоже самое. В целом, пока белорусы пытаются переписать ценники, в январе миллион тонн нефти будет отправлен на Запад мимо кассы, мимо республики. Дальше — больше», — заметил Александр Зимовский.

Несмотря на это, рассказал политолог, Россия уже успела извлечь свою выгоду. По словам Зимовского, в конце 2019 года Белоруссии изначально была выставлена завышенная контрактная цена покупки российской нефти, что позволило опустить цену до суммы, выгодной Москве.

«Дело в том, что тут есть одна тонкость, которую белорусы не хотят признавать или, может быть, они еще не догадались. Цель переговоров, которые шли весь конец минувшего года, была в том, чтобы белорусы сами, совершенно добровольно сказали громко и отчётливо: “Мы будем покупать нефть по мировым ценам. Мы готовы, мы согласны, дайте же нам нефть по мировым ценам”.

Для этого была использована так называемая схема с “премией”, когда белорусам сказали: “Мировая цена плюс премия”. Но дело в том, что российская нефть, которая идет на Запад, на экспорт, никогда не продавалась с заметной премией к бенчмарку, то есть к нефти эталонного сорта Brent. Как говорится, старожилы не помнят. Нефть Urals всегда торгуется на мировом рынке с дисконтом. Поэтому, как только белорусы сказали, что готовы покупать по мировой цене, но без премии, Россия согласилась. Я не хочу это называть «разводом», но это такая маленькая рыночная хитрость, когда делается завышенное предложение по цене и контрагент, которому делается предложение, вынужден согласиться на ту цену, которую хотел бы получить продавец, хотя, формально, покупатель получает, типа, скидку, местные эксперты кричат «ура» и в воздух чепчики бросают», — иронически заключил собеседник НСН.

Ранее сообщалось, что правительство и Национальный банк Белоруссии планируют внести изменения в межправительственное соглашение с Россией, предполагающие отказ от использования долларa во внутренних расчетах за газ между резидентaми. Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков в беседе с НСН назвал решение о замене доллара на белорусские рубли при оплате российского газа Минском попыткой выяснить возможность изменения контракта с «Газпромом».