6 миллионов минчан, много новых домов, мало новых домов.

Здесь был бы город-сад. Наверное. По крайней мере, если бы все обещания Александра Лукашенко о Минске и стране сбывались, столица точно бы стала совсем другой.  В ней было бы намного больше домов, при этом их не было бы, жило бы 6 миллионов человек и не осталось бы заводов. The Village Беларусь прикинул, как мог бы измениться Минск, если бы абяцанки не были цацанками.

Обещание: Строить 10 миллионов квадратных метров жилья в год

В предвыборной программе 2010 года Александр Лукашенко пообещал: «Строить 10 миллионов квадратных метров в год. К концу пятилетки на каждого жителя Беларуси будет приходиться не менее 28 квадратных метров жилья».

С тех пор Лукашенко неоднократно говорил, что строить надо меньше, что строить больше негде и так далее. В результате с момента той предвыборной гонки это обещание ни разу не выполнялось: в 2010 году построили 6,63 миллиона квадратных метров, 2011 — 5,48 миллиона, 2012 — 4,48 миллиона, 2013 — 5,22 миллиона, 2014 — 5,52 миллиона, 2015 — 5,06 миллиона, 2016 — 4,29 миллиона, 2017 — 3,79 миллиона. Потом правительство решило подстраховаться и снизило планку: на 2018–й пообещали ввести в стране всего 4 миллиона квадратных метров жилья — и строители почти уложились, построив 3,966 миллиона «квадратов». План на 2019 год составлял 4,5 миллиона «квадратов».

Вице-премьер Анатолий Калинин говорит, что половину всего жилья строят в Минске. Причем квартир в Минске в 2018-м построили лишь четверть от всех по республике: 11 тысяч из 46,5 тысячи.

Как могло бы быть:

Если бы обещание Лукашенко выполнялось, то за 10 лет (2010 – 2019) в Беларуси бы построили 100 миллионов квадратных метров жилья. А по факту возвели меньше половины. Значит, и в Минске должны были бы построить примерно 50 миллионов квадратных метров, то есть, этак на 25 миллионов «квадратов» больше, чем есть. Если пересчитать пропорционально на квартиры — то это примерно 69.270 штук. Это огромное число. Для сравнения: во всем Уручье–2 стоит 36 жилых домов всего лишь на 6.799 квартир. То есть, город должен был бы стать плотнее еще на десяток таких Уручий, или на четыреста панелек богаче.


Обещание: Не строить жилье в Минске

В конце 2012 года Александр Лукашенко сказал на встрече с тогдашним мэром Николаем Ладутько:

— Ориентируйте минчан на то, что в Минске мы строить не будем. А то мы создадим проблемы не только для детей минчан, но и для нынешних жителей, они еще доживут до того времени, когда здесь невозможно будет не то что пройти и проехать, нормальным воздухом дышать будет невозможно. Поэтому надо забыть о том, что в рамках кольцевой дороги мы развернем масштабное строительство. Мы не будем перетаскивать всю страну в Минск. Строить надо там, где нам нужно!

В январе 2014–го он подтвердил решение: «Мы не можем такими темпами в Минске вести строительство, как это было до сих пор […] В Минске строить практически запрещается, за исключением того, где это надо».

Как могло бы быть:

Этими заявлениям он противоречит своему же обещанию строить по 10 миллионов квадратных метров в год. Сложно сказать, что именно Александр Лукашенко имел в виду и что именно подпадает под определение «там, где нужно». Как бы то ни было, а жилья сильно меньше строить не стали. Если в 2012 году, по данным Белстата, в Минске построили 15,1 тысячи квартир, то в 2013–м — 17,2 тысячи, в 2014–м — 20,1 тысячи, в 2015–м — 14,8 тысячи, в 2016–м — 11 тысяч, в 2017–м — 10,6 тысячи, в 2018–м — 11 тысяч. Получается, что в 2013–2018 годах в Минске в среднем сдавали по 14,1 тысячи квартир — не сильно-то и меньше, чем до «разгонного» выступления Лукашенко.

Что значит «масштабное строительство» и «строить не будем»? Из слов президента складывается впечатление, что темпы застройки должны были сократиться этак в несколько раз или хотя бы наполовину. То есть, в Минске вполне могли бы и не появиться (по крайней мере, до сих пор) несколько кварталов Каменной Горки, Сухарево или Михалово. А может, и Минск-Мир вместе с Vogue и другими объектами от Dana Holdings бы так и не появился…


Обещание: Не трогать священные пахотные земли

Пахотные земли внутри МКАД настолько священны, что старые Яндекс.Панорамы с их изображением начинают мироточить. Еще в 2005 году Александр Лукашенко заявил: «Ни в коем случае нельзя, как это было раньше, вести строительство на пахотных землях. Что это за практика — внутри кольцевой дороги, недалеко от деревни, разрыли хорошее поле?»

С тех пор он практически каждый год говорит про ценность пахотных земель, называя их то святыми, то священными. Говорит, что лучше даже лес вырубить, чем трогать эти земли: «А знаете, вот зачем на поле строить, если есть неиспользуемая земля рядом, но чуть дороже? Надо кустарник вырубить, надо где-то подсыпочку сделать, вынуть торф и вместо него засыпать. Даже лучше лес подрезать, чем занять земли сельхозназначения». И пугает, что будет с теми, кто нарушит запрет: «Ни одного гектара земель нельзя занять! Это самое жесткое уголовное преступление, если это произойдет без моего ведома».

Как могло бы быть:

Несмотря на жесточайшие запреты, эти самые пахотные земли застраивают в Минске не моргнув и глазом. Например, гигантский торговый центр All House и гипермаркет Mile при нем построили у МКАД аккурат на зеленеющих полях — The Village Беларусь уже рассказывал про это. Можно посмотреть на старые панорамы и самому убедиться: у Долгиновского тракта и в районе Цны, возле Малиновки и уж, конечно, во всей Каменной Горке коробки зданий выросли прямо на месте красиво зеленеющих полей. А если бы запрет президента был действительно запретом, то вдоль МКАД до сих пор бы красовались яркие поля до самого горизонта.

МКАД у Долгиновского тракта, 2010
МКАД у Долгиновского тракта, 2019

ОбещаниеУвеличить население страны до 13 (15, 20, 25, 30) миллионов человек

В 2008 году Лукашенко говорил журналистам: «Свою страну я вижу стабильным государством, где через десять лет будут жить не 10 миллионов, а 13 миллионов человек, дай бог. А нам надо 25—30 миллионов населения на этой земле». В 2017–м он скорректировал планы: «Беларусь может прокормить 20 миллионов человек. А главнейшая наша задача, которую не мы, так наши дети должны решить, — 15 миллионов населения. Это экономическая безопасность нашей страны, мощь нашего государства, а она всегда в людях».

В том 2008 году в Беларуси числилось 9.542.400 человек, из них в Минске — 1.794.700 человек, или 18,8% всего населения страны.

Как могло бы быть:

И десять лет спустя (данные на 2019 год) население Беларуси не увеличилось до обещанных 13 миллионов, а даже немного уменьшилось — до 9.475.200 жителей, из них в Минске — 1.992.700 человек (21% населения страны). Возьмем этот прогрессирующий переток граждан в Минск и прикинем, сколько жителей сейчас бы было в столице, если бы сбылось хоть одно предсказание-надежда президента:

13 миллионов белорусов — 2.730.000 минчан

15 миллионов белорусов — 3.150.000 минчан

20 миллионов белорусов — 4.200.000 минчан

25 миллионов белорусов — 5.250.000 минчан

30 миллионов белорусов — 6.300.000 минчан

В самых страшных кошмарах в Минске, где линия метро строится ужасно медленными темпами, а очередь нуждающихся в жилье не рассасывается десятилетиями, могло бы жить более шести миллионов человек. Это как если бы прямо сегодня в столицу переехали все жители самых населенных Минской, Гомельской и Брестской областей.

Возможно, Лукашенко и сам уже тогда понимал, что рост числа белорусских граждан до 30 миллионов ничего хорошего Минску не даст. И в разных заявлениях он не раз делал оговорки: «Давайте принимать всякие решения, чтобы ограничить приток жителей в Минск» и «Уплотнять Минск мы, конечно, будем, но здесь уже особо не уплотнишься: это две-пять тысяч человек, не больше» (2009); «Надо ориентироваться на то, что в Минске не должно проживать более 1 млн. 800 тыс. человек. Миллион восемьсот тысяч человек — и не больше. Не надо собирать в Минске все население Беларуси» (2011).


Обещание: Вынести заводы

В декабре 2018–го Александр Лукашенко провел совещание с активом столицы по поводу развития городов-спутников. Он отметил, что дальше одного построенного дома в Смолевичах дело не продвинулось и что государственная программа по выносу из Минска производственных объектов провалена. Программу, кстати, приняли еще в 2010 году, а в 2012–м в нее внесли некоторые изменения. В декабре 2019–го Лукашенко снова поручил вынести из Минска крупные промышленные предприятия.

В первую очередь (до 2015 года) собирались передвинуть 12 предприятий, во вторую (до 2020–го) — еще 6 заводов. Из них 8 должны были выселить за город, 4 — присоединить к другим предприятиям внутри Минска, но подальше от центра, оставшиеся 6 — не придумали, куда именно.

К моменту президентского разноса чуть больше года назад полностью или частично вынесли лишь несколько заводов: типография Управления делами Президента (с проспекта Дзержинского), минское РПУ Минскоблгаза (с Гурского), птицефабрика имени Крупской (это она разрабатывала священные пахотные земли в районе Нововиленской), аэропорт Минск–1 и Минский авиаремонтный завод и предприятие «Сукно» (с улицы Клары Цеткин).

Как могло бы быть:

А вот если бы госпрограмма 2010 года и президентские нагоняи 2018–2019 годов выполнили в полном объеме, то центр Минска освободился бы еще и от таких предприятий: станкостроительный завод имени Кирова (с улицы Красноармейской); Минский завод октябрьской революции, дрожжевой комбинат и ликеро-водочный завод «Минск Кристалл» (все три — с Октябрьской), «Будтэх» (с Долгобродской), «Белорусские обои» (с Обойной), «Опытно-экспериментальный завод технологического оборудования» (с проспекта Машерова), галантерейная фабрика «Галантэя» (с Клары Цеткин), «Минский экспериментально-фурнитурный завод» (со Старовиленской), обувная фабрика «Луч» (корпуса на Короля и Тимирязева), «Минскмебель» (с Веры Хоружей) и «МинскПроектМебель» (с Кальварийской).

Фото: Максим Мирович

ТЕКСТ: Александр Лычавко