Заявления президента Белоруссии Александра Лукашенко о принуждении Белоруссии к интеграции свидетельствуют о разрухе в головах белорусских политиков, которые руководствуются мелкими целями в ущерб выполнению договоренностей по реальной интеграции России и Белоруссии, рассказал в интервью EADaily белорусский политолог, экс-руководитель «Белтелерадиокомпании» Александр Зимовский. Он также пояснил, в чем принципиально отличаются взгляды Москвы и Минска на интеграционные процессы в рамках строительства Союзного государства.

Действительно ли Белоруссию «понуждают к интеграции»?

— В действительности, мы имеем дело с разрухой в головах. Потому что общественность, белорусская, главным образом, явно путает два понятия: «объединение» и «интеграция». Объединение у нас уже произошло, юридически оно оформлено в виде Союзного государства. Это была идея Лукашенко, он настойчиво добивался её осуществления. И сегодня он возглавляет наше Союзное государство в качестве председателя высшего Госсовета. Заметьте, Россия никогда даже не намекала, что там заложен принцип ротации, и давно пора бы Путину оседлать наш союз нерушимый двух братских народов. Это, кстати, и ответ на версии про то, что Путин там что-то монтирует для себя.

Интеграция же имеет целью создание свода единых правил, по которым это объединение существует. Скажем, единый налоговый кодекс. Единый таможенный кодекс, и так далее, к единому рублю, например. Конечно, слово «единый» будоражит некоторое количество непуганых идиотов в Минске. Ну, пусть будет «унифицированный кодекс». Это не противоречит позиции белорусской стороны, которая хочет унификации рынка углеводородов, для примера. А почему не унификация рынка сахара? Это частный пример, но он показывает, что есть темы, по которым Белоруссия желает интеграции на предельных скоростях. И уговаривать не надо. Просто белорусы упустили момент, когда Россия подвинула стол к себе поближе, и сказала, что интеграционную повестку будет составлять сама. И сама определит, когда первое, когда второе, и когда компот. И перед компотом заставляют есть кашу. Да, для дитяти это может выглядеть как принуждение. А на деле является материнской заботой.

Как Вы думаете, что Лукашенко имеет в виду под «реальной интеграцией на классических принципах, которые знает весь мир»?

— Я вообще не думаю, что он имеет в виду. Для любознательных есть учебник Кашкина-Четверикова «Основы интеграционного права». Там достаточно лапидарно всё изложено. В частности, там написано, что есть для интегрированных межгосударственных образований уровень исключительной компетенции наднациональных органов, уровень совместной компетенции, и уровень вспомогательной компетенции. У меня нет никакой уверенности, что Белоруссия стремится достичь хотя бы одного из этих уровней. Опять таки, простой пример. После введения Россией контрсанкций в ответ на недружественные действия ряда стран, классические принципы реальной интеграции обязывают Белоруссию немедленно к этим контрсанкциям присоединиться. Чего, конечно, не произошло. Или возьмём USMCA. Там всё сделано по уму, на классических принципах. И если Трамп закроет доступ белорусской картошке на территорию США, то ни одна картофелина из центра Европы также не попадёт ни в Мексику, ни в Канаду. Вот и все принципы. Мировая практика. При этом в Вашингтоне Трамп, в Оттаве Трюдо, а в Мехико Лопес Обрадор. Каждый с полным набором собственных суверенных регалий, скипетров и карнавальных фельдмаршальских мундиров.

В чем принципиальное отличие взглядов России и Белоруссии на интеграцию, которое мешает добиться прогресса в этом вопросе?

— Принципиальное отличие взглядов России и Белоруссии на интеграцию в том, что Путин знает, чего хочет. Он хочет двигаться дальше, во исполнение положений Договора о Союзном государстве. Это он сам сказал. А Лукашенко хочет выиграть выборы-2020. Тоже сам сказал. Разный горизонт планирования. Уровень разный. Разница и мешает.

И что с этим делать?

Даже амёба, по последним данным науки, обладает способностью к обучаемости. Наша задача — заставить политиков демонстрировать деятельную реакцию на основные запросы, существующие в обществе. А сегодня единственный основной запрос — сытая, благополучная, безопасная жизнь и здоровье. Интеграционный проект широко открывает для белорусов это окно возможностей. Его отсутствие — схлопывает. Тамошний народ это прекрасно понимает, и уже сегодня спешно переходит в длинную валютную позицию. То есть низы хотят, а дееспособность верхов всегда можно улучшить (в хорошем смысле).