Вначале определимся с терминами. О гражданском обществе говорится много, причем это понятие выдается за некое новое слово в политической литературе, которое имеет важное значение в демократизации современного политического процесса. На самом деле ничего научного, то есть истинного, в концепции гражданского общества не заключается.

Само понятие гражданского общества возникло в эпоху Нового времени и было обязано своим происхождением атомистическому учению, по которому мир состоит из атомов и пустоты. Это атомистическое воззрение из физики было перенесено в политические учения нового времени, согласно которым воля отдельных людей образует принцип государства, силой притяжения отдельных людей являются их личные потребности и интересы, а государство как некое всеобщее есть лишь результат внешнего договорного отношения между ними. Таким образом, в концепции гражданского общества люди – это независимые друг от друга атомы, а государство – пустота, то есть ночной сторож, который охраняет сон и имущество своих атомов-индивидов, угомонившихся после дневного хаотичного движения.

Нетрудно понять, что так называемое гражданское общество в действительности никаким обществом не является, а представляет собой атомистическую конструкцию применительно к политической сфере. Разумеется, в свое время концепция гражданского общества, опиравшаяся на тогдашнюю методологию познания (атомистику) и отбрасывавшая религиозное объяснение происхождения человека и государства, носила прогрессивный характер, несмотря на свою ненаучность. В дальнейшем эта атомистическая конструкция в политике получила название политической робинзонады, как абстрактного, неистинного понимания происхождения человека, общества и государства. Использование же этой политической робинзонады для анализа современного общества, для оценки уровня развития свободы человека и демократии, когда атомистическое учение и философия Просвещения представляют собой пройденные ступени как в познании  природы, так и общества свидетельствует лишь о низкой культуре политического мышления.

Марксизм четко определил место философии Просвещения, а следовательно, и концепции гражданского общества в социальном познании. В афористической форме этот завершающий этап в становлении научной социальной теории был сформулирован К. Марксом в его десятом тезисе о Фейербахе. «Точка зрения старого материализма есть «гражданское» общество; точка зрения нового материализма есть человеческое общество, или обобществившееся человечество».

Кстати, в современной западной политической мысли гражданское общество представляет собой не столько реальность, сколько теоретическую модель для анализа достижений в социальной сфере и их концептуализации на уровне эмпирических обобщений. К неотъемлемым чертам гражданского общества относятся: права и свободы человека, способность человека быть ответственным в свободе, наличие минимума социальных и природных благ, а также социального порядка.

Таким образом, за понятием «гражданское общество» скрывается обыкновенный феномен общественности, общественного мнения. Мнения правят миром—говорили философы-просветители. И это было правильное понимание природы общественной силы. Феномен общественности, или, другими словами, так называемого гражданского общества можно уточнить, конкретизировать, если прибегнуть к сопоставлению с понятиями «этнос», «нация». В отличие от этноса, нации, гражданское общество опирается и развивается исходя из крепнущего правосознания. Внутри этносов преобладает власть обычаев, нациями же движут либо стихийные, либо осознанные национальные интересы.

Конечно же, «крепнущее правосознание» – лишь одна из определяющих черт феномена общественности, поскольку другой его важнейшей чертой является именно «системность». Системность означает не только то, что общественное мнение формируется инициативными людьми, но и понимание того, что она, эта системность, может явиться целенаправленной деятельностью самого государства. Смысл последнего замечания состоит в том, что во многих государствах общественное мнение  «вырастает» не только из инициативы граждан, но и вследствие той или иной (правовой, политической, социальной, культурной, научной) деятельности государства.

Поэтому всякое противопоставление государства и общественного мнения некорректно.

Подобное противопоставление есть лишь маскировка той ситуации, когда под видом «гражданского общества» между государством и гражданами помещается чужое государство, стремящееся реализовать свои интересы в другой стране. Прикрываясь видимостью «гражданственности», чужое государство тем самым отстраняет национальное государство от системы управления, что объективно ведет к деградации всех сфер жизнедеятельности в той стране, где действуют подобные институты «гражданского общества».

Вот наглядный пример навязывания США такого «гражданского» общества России. Небезызвестная Виктория Нуланд, один из организаторов государственного переворота на Украине в 2014 году, 25 января 2013 года заявляла: «Мы сформировали группу с целью оказания господдержки развитию гражданского общества. Мы озабочены тем, как правительство России занимает в вопросе развития гражданского общества неправильную позицию. Поэтому мы предпочли бы направить наши усилия другими путями и продолжать работать над нашей непосредственной поддержкой организаций гражданского общества, которые хотят работать с нами» [1, c. 236]. Ну кто же может сомневаться в том, что правительство США лучше знает, какое гражданское общество необходимо России! Разумеется такое, которое бы разрушало Россию. Прав Владимир Большаков, что за таким «гражданским» обществом скрывается обыкновенная пятая колонна. Кстати, президент Владимир Путин на заседании Совета по правам человека при президенте Российской Федерации, характеризуя деятельность «правозащитника» Льва Пономарева, указал, что последний солидаризировался с США по Крыму и выступал за передачу Курильских островов Японии, то есть занимался не правозащитной деятельностью, а сугубо антироссийской политикой в интересах США.  «Это что, правозащитная деятельность?» — задал риторический вопрос президент [2].

Печальный опыт деструктивной деятельности таких институтов «гражданского» общества характерен для тех постсоветских республик, где вместо реализации собственных национальных интересов занимались реформированием экономической и политической системы по указке западных центров, как правительственных, так и неправительственных, то есть «гражданского общества». Характерный пример Украина, где так называемое «гражданское общество» и «правозащитные организации» (различные фонды и НПО), финансируемые западной олигархией, военщиной и разведслужбами, приняли самое активное участие в государственном перевороте в 2014 году и при помощи бандеровцев развязали войну против украинского народа и России.

И эту разрушительную роль так называемое «гражданское общество» продолжает играть и ныне на Украине. Особенно это рельефно проявляется в таких законодательных новациях, как законопроект о средствах массовой информации и закон о языках, которые разрабатывались именно в структурах «гражданского общества», то есть в структурах американских, немецких и польских НПО. Что из этой «гражданственности» получилось, красноречиво свидетельствуют выводы ОБСЕ и Венецианской комиссии.

Так 2 марта 2020 года представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир опубликовал разгромный для украинской власти юридический анализ законопроекта Украины о медиа. Этот законопроект, подготовленный «Слугой народа» (пятая колонна западного «гражданского общества». – Л.К.), политкорректные европейцы признали посягающим на основополагающие права граждан, включая право на свободу слова и право распространения информации, а также таким, который угрожает негативным воздействием на свободу украинских СМИ.

А 3 марта 2020 года Комитет гуманитарной политики Верховной Рады отказался признать еще одно разгромное для власти заключение экспертов. В этот раз Венецианская комиссия приговорила «мовный закон», указав украинской власти на неприкрытую дискриминацию русскоязычного населения и призвав отменить недемократические, мягко говоря, нормы этого закона. Но «слугам народа», выдрессированных в антиукраинском «гражданском обществе», до этого нет никакого дела, они отказались реагировать на заключение Венецианской комиссии, назвав его «необязательным для исполнения рекомендациями», содержащими «возмутительные» выводы: выводы о системных, грубых и очевидных нарушениях прав 15 миллионов русскоязычных украинцев.

Вот и выходит, что Зеленский не просто продолжил людоедские традиции Порошенко, но по указке своей пятой колонны намеренно усилил их, превратив оголтелую русофобию и тотальное нарушение прав человека в инструмент государственной политики. Как делают вывод эксперты, 2 марта 2020 года «были окончательно развеяны все сомнения «Слуги народа» — это «Блок Петра Порошенко», только в новой блестящей упаковке конфетной фабрики «Рошен» с символической надписью «Циничный жидобандеровец» [3].

В этом бандеровском ряду и список памятных дат, которые Верховная Рада навязывает украинскому народу праздновать в год 75-летия победы СССР над фашизмом. Бандеровские моральные уроды предлагают украинцам праздновать 130-летие Ивана Полтовца-Остряницы, нациста, убийцы и палача, помощника Альфреда Розенберга; 110-летие Василия Сидора, нацистского коллаборанта дивизии «Нахтигаль», убийцы поляков и евреев; Владимира Кубийовича, нацистского коллаборанта, организатора СС «Галичина» [4].

И то, что в Белоруссии так называемое «гражданское общество» (в лице якобы независимых СМИ и всевозможных «белорусизаторских» суполок, подвизающихся на мове, русофобии, восхвалении польских националистов и клеветы на белорусских партизан) не заметило очевидного попрания прав украинского народа и героизации нацизма со стороны «слуг народа», лишний раз доказывает его иудину природу, идейное и политическое родство с бандеровским фашизмом.

Лев Криштапович, доктор философских наук

 

Источники

 

1.Большаков, Владимир. Пятая колонна на вражеском довольствии / Владимир Большаков // Молодая гвардия. — 2019. — № 10.

2.Путин указал на позицию Льва Пономарева по Крыму / https://mk.ru/social/2019/12/10 (дата доступа: 12.10.2019).

3.ОБСЕ и Венецианская комиссия разгромила украинский законопроект о медиа и закон о языках / https://112.ua (дата доступа: 4.03.2020).

  1. «Вставай, страна огромная»: Рабинович ярко выступил в Раде против героизации нацизма на Украине / https://3mv.ru/148313 (дата доступа: 4.03.2020).