В сентябре 1972 года в Мюнхене во время Олимпийских игр палестинская террористическая организация «Черный сентябрь» захватила в заложники израильских спортсменов. В результате погибло 11 израильтян, 5 боевиков и один немецкий полицейский. Основная часть членов «Черного сентября», которые планировали и организовывали этот захват, осталась в живых. Они продолжали нести угрозу для граждан Израиля в любой части мира («Черный сентябрь» отличался тем, что организация устраивала теракты в основном в Европе, а не на Ближнем Востоке), поэтому израильское правительство решает провести масштабную и сложнейшую операцию по убийству всех причастных к смерти израильских спортсменов в Мюнхене. К тому же, операция «Заам га-Эль» (ивр. «Гнев Божий», а именно такое название получила эта операция) должна была стать не просто нейтрализацией опасных палестинских боевиков, которые, помимо прочего, планировали убийство премьер-министра Израиля Голды Меир, но и символическим актом мести, своеобразным напоминанием для всех, кто когда-то захочет организовать что-то вроде «Черного сентября» — «Моссад» найдет вас где угодно.

Говорят, что когда премьер министр Израиля Голда Меир узнала о захвате в Мюнхене, она сказала тогдашнему председателю «Моссад»: «Отправляй ребят». В 1970-е годы Израиль был уже далеко не новичком в делах шпионских игр, секретных операций по нейтрализации врагов государства и имел репутацию, которая была хорошо известна во всем мире — Израиль мстит за своих, даже через много лет. Например, в мае 1960 года израильские спецслужбы похитили Адольфа Айхмана, которого обвиняли в том, что он был одним из исполнителей «окончательного решения еврейского вопроса» в нацистской Германии. Айхман скрывался в Аргентине. «Моссад» выследил его и вывез в Израиль, не поставив в известность даже правительство Аргентины, которое выступило с обвинением Израиля в нарушении суверенитета Аргентины.

Когда речь идет об отстаивании национальных интересов, Израиль не советуется ни с кем. Это стало уже своеобразной традицией в израильской внешней политике. Айхмана похитили, перевезли в Израиль, судили и казнили. Это была вторая и последняя казнь по решению суда в истории современного Израиля — как видим те, кого Израиль определил своим врагом, очень редко доживают до судебных заседаний. Этот случай стал самым громким из целой серии подобных операций, которыми Израиль занимался после Второй мировой войны.

Понятно, что точных данных относительно структуры и особенностей работы израильских спецслужб в открытых источниках нет, но известно, что одним из подразделений «Моссад» является Управление специальных операций, в состав которого входит так называемое спецподразделение «Кидон» ( ивр. Копье). В это элитное подразделение будто бы входит очень небольшое количество людей, и именно оно занимается организацией убийств врагов Израиля за пределами страны. Именно операция «Гнев Божий» стала одним из первых серьезных дел этого подразделения.

Главой «Моссад» в 1972 году был Цви Замир. В то время акценты работы израильских спецслужб вынужденно сместились с противодействия коалиции арабских стран, которые выступали против Израиля, на борьбу с палестинскими организациями типа Организации Освобождения Палестины, которые наносили иногда довольно серьезные удары по безопасности израильтян не только в самом Израиле, но и в других странах. Было создано несколько групп, которые должны были стать ударными командами, которые подстраховывали бы друг друга в случае неудачи или каких-то осложнений во время операций. По одной из версий, каждая из групп не знала, что кроме них существует еще какая-то. Все цели, которые попали в список «Моссад», были разделены на условно «сложные» и «простые». К первым попали те палестинцы, которые конспирировали свою деятельность, вели себя очень осторожно, что вызывало дополнительные сложности в реализации покушений на них. Вторую группу составляли те, кто вел обычную жизнь, не скрывая своих симпатий к палестинскому движению сопротивления, или открыто сотрудничал с ним.

Существует неподтвержденная, но весьма интересная информация, что одна из этих групп базировалась в Женеве и, готовясь к операциям, вышла на человека, который был связан с главными лицами леворадикальной организации RAF (Фракция Красной Армии), которая действовала в ФРГ. Самыми известными ее представителями были Андреас Баадер и Ульрика Майнхоф. Человек из этой организации вроде бы заинтересовался  возможностью финансирования RAF агентами «Моссад», которые играли роль потенциальных инвесторов в европейский левый терроризм. Некоторые из членов RAF поверили в эту легенду, в результате чего израильтяне получили доступ к целой сети европейских подпольных групп, большая часть которых поддерживала в свою очередь дружеские и в определенной степени союзные отношения с ООП и другими палестинскими организациями. Члены RAF, например, проходили боевые тренировки в лагерях подготовки палестинских боевиков. Эти связи, вероятно, и помогли выйти на тех палестинцев, которые в списке на уничтожение маркировались пометкой «hard». Возможно, некоторые из немецких леворадикалов позже помогали «Моссад» в ходе непосредственной нейтрализации целей, зная, что же на самом деле происходит.

Уже 16 октября 1972 года в ходе спецоперации был убит первый палестинец, которого связывали с деятельностью ООП и «Черным сентябрем». Им был Абдель Ваиль Зуайтер, которого «моссадовцы» отнесли к группе условно простых целей. Он был переводчиком, писателем, активистом ООП. Агенты «Моссад» застрелили его в Риме в подъезде дома, где он жил. Кое-кто считает, что на самом деле Зуайтер не имел контактов с организаторами и исполнителями захвата заложников в Мюнхене. Вопрос о том, на самом ли деле он был каким-то образом связан с «Черным сентябрем» остается до конца не решенным. Израильтяне заявляют, что он был одним из непосредственных участников организации мюнхенских событий. Абу Дауд, один из организаторов теракта в Мюнхене и один из идеологов и руководителей «Черного сентября», позже в одном из интервью вроде бы говорил, что вообще ни один из убитых израильтянами палестинцев не был на самом деле связан с планированием нападения в Мюнхене. По его словам, израильтяне точно не знали имен настоящих организаторов, а так как между ООП и вообще палестинскими организациями и Израилем в то время шла война, то спецслужбы Израиля использовали события в Мюнхене для оправдания убийств палестинских активистов по всему миру. В качестве примера Дауд, в частности, приводил именно Зуайтера, который, по его словам, был «философом, который никогда в жизни не держал оружия в руках». Сам Дауд пережил несколько покушений, организованных, по его мнению, также «Моссадом», но умер он своей смертью в 2010 году в одной из больниц Дамаска в Сирии.

Последующие убийства членов «Черного сентября» происходили во Франции, на Кипре, в Греции, Ливане, Норвегии. Методы, которыми «Моссад» пользовался для нейтрализации палестинских боевиков, часто отличались друг от друга и зависели в основном от уровня конспирации каждого отдельного палестинца. Базиль аль-Кубайши был застрелен на одной из улиц Парижа. Махмуд аль-Хамшари и Хусейн Абд аль-Шир (по некоторым данным ООП контактировала с КГБ именно через него) подорвались на бомбах, установленных в телефоне в случае с аль-Хамшари, и в постели гостиничного номера в случае с аль-Широм. Еще двое погибли в результате подрыва автомобиля и минирования квартиры. Для того, чтобы убить Махмуда Юсефа аль-Наджара, Камаля Насера и Кемаля Адвана, израильтянам понадобились несколько групп спецназа, которые 10 апреля, высадившись на одном из пляжей в Бейруте (Ливан), атаковали одну из штаб-квартир ООП. Было убито около 100 членов ООП. Также случайно погибли двое гражданских. Эта операция была совместной акцией «Моссад» и израильского спецназа и называлась «Весна молодости». Большинство акций в ходе операции «Гнев Божий» «Моссад» провел в 1973 году.

Но не все из этих эпизодов были удачными для израильских спецслужб. Али Хасан Саламе, также известный как Абу Хасан или «Красный принц», который считался главарем организации «Черный сентябрь» и одним из главных организаторов и идейных вдохновителей нападения на израильских спортсменов в Мюнхене, конечно, также попал в список на физическое уничтожение. Первая попытка его убить закончилась для израильтян провалом. Агенты, которые должны были застрелить Абу Хасана в Норвегии, перепутали его с Ахмедом Бучики, марокканцем, который не имел никакого отношения к палестинским организациям и работал официантом в норвежском городе Лиллегаммер. Несколько «моссадовцов» попали на скамью подсудимых в Норвегии, получив достаточно небольшие сроки заключения, но были отпущены в Израиль раньше, чем успели отсидеть весь срок. Али Хасан Саламе будет убит в Бейруте в 1979 году. «Моссад» заложит в его авто взрывчатку, от взрыва которой и погибнет «Красный принц». Но и на этот раз не обошлось без случайных жертв: кроме самого Абу-Хасана, в результате взрыва погибли 4 человека, еще около 20 получили ранения.

В результате операции «Гнев Божий» израильскими спецслужбами было ликвидировано почти всех, кто, по данным «Моссада», имел отношение к организации захвата и убийства израильских спортсменов в Мюнхене. Эта операция очень быстро стала легендой среди секретных служб всего мира, представители ЦРУ, МИ-6 и прочих разведок до сих пор учатся на примере этой операции. Она также обросла огромным количеством мифов, слухов и тайных пробелов. В частности, существует миф о том, что в теле первого убитого в ходе этой операции палестинца агенты «Моссад» оставили ровно 11 пуль — ровно столько израильских спортсменов погибло от рук «Черного Сентября».

Еще говорят, что семьи убитых членов «Черного сентября» сразу после смерти своего родственника получали от «Моссад» цветы и письмо, в котором было написано что-то в стиле «Напоминание, что мы не забываем и не прощаем». Мол, этими посылками занимался специальный отдел израильских спецслужб, ответственный за ведение психологической войны. В 2005 году Стивен Спилберг снял фильм «Мюнхен», в котором изображено работу групп «Моссад», ответственных за уничтожение палестинских боевиков во время операции «Гнев Божий». Фильм критиковали бывшие израильские разведчики за то, что изображенное в нем абсолютно не соответствует действительности и скорее является фантазией режиссера, а не адекватным и реалистичным повествованием. Те, кто выступает с антиизраильских позиций, критиковали операцию за то, что несколько людей погибли случайно, а в одном из эпизодов сами агенты израильской разведки ошиблись, убив невиновного человека. Вопросов для дискуссии этот эпизод в современной истории вызывает немало. Но всем, не взирая на собственное отношение к Государству Израиль и те или иные симпатии в вопросе палестино-израильского конфликта, должно быть понятно одно: у Израиля есть чему поучиться — не забывать врагов своего народа.

Николай Федотов