К весне 2020-го линия поведения типа “выученная беспомощность”, кажется, стала в мире превалирующей. На этом неплохо сейчас играют политики, по-разному, в зависимости от текущей ситуации, реагируя на реальные и мнимые вызовы. Вместо локальных военных кровопусканий и щекотания нервов от предчувствия большой войны/ падения на Землю астероида и пр. сцен, которыми обычно пугают обывателя политики и кинофантасты, жителей Земли неожиданно сплотила одна общая беда – коронавирус. Теперь каждый в меру мнительный человек, ощущает свою сопричастность, чувствую себя актером, персонажем одного большого кинохита.

За происходящим наблюдать интересно с точки зрения развития ситуации и фиксации истории – это то, о чем мы будем рассказывать внукам. Особенно интересно отслеживать поведение людей и действия правительств разных стран. Одни (Китай) вводят военное положение, героически сражаются с болезнью, закапывая пепел павших на глубине 30 метров, другие (Беларусь) ведут себя, как хиппи, в надежде, что болезнь пройдет стороной, третьи (Великобритания) – цинично, но честно заявляет, что жертвы неизбежны и выживут сильнейшие, четвертые –инфантильно закупают туалетку и гречку.

Раз уж в глобальном смысле, мы все сейчас в одной лодке, и каждый (на карантине или в добровольной самоизоляции) по-своему беспомощен, самое время пересматривать подходящие под стать ситуации фильмы и сериалы, ища в них мораль и рецепты по выживанию.

«Ходячие мертвецы» одно время был самым рейтинговым сериалом для взрослых в мире. Дикий успех мыльной оперы про зомби был вызван не столько будоражащим нервы гримом зомби и спецэффектами, сколько образной системой, которой учит фильм.

Иными словами, когда эпидемия зомби захватила мир, все люди, в независимости от статуса, должности или финансового положения полностью сравнялись. Что приблизило каждого человека на Земле к первобытному обществу, где выживает сильнейший, и каждый сам за себя. Вся социализация, которую люди создавали веками, развалилась в одночасье.

Для поддержания градуса кинематографисты посезонно погружают зрителей сериала в новые локации, которые олицетворяют собой определённый тип государства. В первых сезонах герои сохраняют некоторую социализированность, где лидер принимает волевые решения, исходя из интересов большинства. На главном герое Рике лежит вся ответственность, ему доверяют принимать спорные решения. В следствии чего именно его обвиняют за косяки в случае провала. Рик, как лидер группы – попытка ответить на вопрос, каким должен быть идеальный глава государства. Его команда пытается найти наиболее пригодный способ существования, поэтому в первое время главные герои часто спорят между собой.

Во втором сезоне группа Рика живет на территории престарелой семьи, которая напоминает маленькое монархическо-религиозное государство, с одним консервативным лидером, которого все беспрекословно слушают, чьи решения не подлежат обсуждению. Эта семья живет на отшибе, терпеливо дожидаясь того дня, когда все само собой закончится, и их спасут.

В третьем сезоне персонажи сталкиваются сразу с двумя разными формами государства: тюремной анархией, которая быстро рушится и «губернатором», сторонником типичного тоталитарного режима, на подобие гитлеровского. Как типичный диктатор «губернатор» манипулирует, стравливает, врет и маскирует свои личные цели добродетелью, вешая своим гражданам «лапшу на уши». Все устроено так, что жители уже сами оправдывают некоторые странности своего губернатора и его приближенных, так как тот искусно создает иллюзию свободы выбора, умело разводит демагогию.

Затем герои попадают в общество, где правят людоеды. Эта форма власти похоже скорее на племя, чем на государство. Там едят человеческое мясо и совершают странные обряды с жертвоприношениями. Смысл их верования прост: «либо ты мясник, либо – скотина». По иронии судьбы, жители этого людоедского государства проигрывают в естественном отборе, когда их побеждает сильнейший.

Далее главные герои фильма попадают в больницу, которая символизирует собой рабовладельческий строй, затем в коммунистическую общину (военную демократию), позже в феодальное государство, в монархию и т.д и т.п.

Иными словами, авторы аккуратно и последовательно строят повествование, воспитывая в зрителе то или иное отношение к разным типам государства. Одновременно показывая, что в случае ЧП мирового масштаба, существующее, привычные нам формы правления могут стать куда более пестрыми.  

Но все это будет уже после эпидемии, которая рано или поздно закончится, после карантина – мир не может просидеть на карантине бесконечно долго. Однако пролог, в виде исходной точки локальной версии нынешнего мини-апокалипсиса у нас и наших соседей уже написан.

Уже сейчас ясно: Россия готова пойти по пути Китая, и победить болезнь любой ценой; Зеленский играет роль ответственного демократического лидера, который готов посадить всех на карантин и самую жесткую экономическую диету, опасаясь того, что украинская медицина глобальную пандемию сейчас не вытянет; Лукашенко предстает в роли авторитетного отца большой семьи, фермера-консерватора из второго сезона, который никого не слушает, но по привычке засевает поле, и живет надеждой на то, что чума и злые зомби обойдут его дом стороной.

 

Сергей Смирнов