Четверг, 13 августа, 2020
Домой Feed Тревожное, но временное знамение. Как Россия закрывала Беларусь

Тревожное, но временное знамение. Как Россия закрывала Беларусь

В ночь на среду, 18 марта, белорусам запретили въезд в Россию. Некоторые утверждают, что такого не было с войны. Не так! На самом деле такого не было никогда. Это первое впечатление впечатлительных людей от мрачноватого символизма введенного в России карантина. Но в реальности все не так плохо
Во-первых — это временная, вынужденная мера. Скоро карантин снимут. Во-вторых, «белорусов не пускают» — сказано сильно и образно, но неправда. Точнее — пускают дипломатов, водителей грузовиков, наконец, тех, у кого есть вид на жительство в России. Так будет до 1 мая.

Еще точнее

16 марта правительство России сообщило о введении временных ограничений на въезд в РФ граждан иностранных государств, в том числе граждан Белоруссии.

Последнего не ожидал никто, кроме руководства РБ. Президент Лукашенко выдал ряд вкусных и сочных цитат о том, как Россия «отгородилась» от Белоруссии. Сообщал он об этом, не будучи в гневе от неожиданности, хотя имел при этом вид сокрушенный. Но неожиданностью лично для Бацьки это событие не было. Он знал о том, что Россия готовит закрытие границ на карантин, об этом был предупрежден, премьеры Румас и Мишустин обсуждали эту тему по телефону, кто знает, может, даже и не раз. О чем шла речь, можно только догадываться из официального ответа российской стороны на устные претензии Лукашенко. Из объяснений становится ясно: Москва предупреждала Минск о том, что будет закрывать страну, и, скорее всего, поинтересовалась, будет ли это делать белорусская сторона. Это не факт, а только догадки, основанные на логике и здравом смысле. Но Белоруссия закрываться не собиралась только по одной причине: Бацька с самого начала высказался, что не считает угрозу коронавируса реальной, заверил, что это обычное ОРВИ, высказал убеждение, что не стоит нагнетать панику, а с эпидемией справится система здравоохранения.

Где-то он прав: иногда кажется, что нагнетание в планетарном масштабе совсем не соизмеримо угрозе. Но дело-то в данном, частном случае не в этом, а в том, что правительство России приняло официальное решение на государственном уровне закрыть границы. И, скорее всего, если бы Белоруссия пошла на такие же меры, белорусам сохранили бы все их союзные трансграничные привилегии. Но Бацька любит дурить, он два раза не повторяет и задний ход не включает. РФ отнеслась к твердости президента союзной страны с уважением, а границу закрыла для всех, согласно правилам ГО.

Нарушало ли это Союзный договор? Вряд ли: такой ситуации там не предусмотрено, потому что такого никогда в истории человечества еще не было — всё это впервые. Но, объективности ради, какая разница Москве, если все окружающие Белоруссию страны все равно закрылись сами и никого не выпускают в РБ? Нужно понимать суть российской бюрократической машины: она совершенно негибкая. И если что-то решили — будут выполнять, следуя букве закона буквально. А маневрировать «казенная часть» России-матушки не умеет со времен Ивана Великого. Кстати, вот, глава государства российского всегда имеет право вето. Но только на то, чтобы что-то отменить. Помиловать, например, то есть отменить смертный приговор и или срок заключения. Но менять решение правительства, высочайше одобренное, не стал бы даже Николай I — отец духа российской государственной машины.

Как вешали замок

В общем — границу перекрыли. И немедленно полезли нюансы. Первый и главный: между Россией и Белоруссией никакой границы не существует. Она так и не появилась после распада СССР. Слишком быстро две страны кинулись друг к другу в объятия, испугавшись расставания.

В общем, кто не был, не видел: идет трасса, к примеру Смоленская дорога, по которой на Москву в 1812 году шел Наполеон и по ней же отступал. Она мягко, без ограждений, спецсредств, при наличии, грубо говоря, двух будок, перетекает из страны в страну. В будках обязаны присутствовать пограничники — они присутствуют, хотя и не всегда. Так было раньше.

А теперь российской стороне поставили задачу невиданную: взять под контроль пункт пропуска (которого нет) и выполнить постановление правительства России от 16 марта — воспрепятствовать незаконному въезду на территорию Российской Федерации граждан третьих стран, в том числе Республики Белоруссия, за исключением — и далее список исключений. В этом месте стоит напомнить, что «белорусам запретили» — неправда. Дипломаты, водители, обладатели ВНЖ — это тоже не все детали. Распоряжение правительства РФ от 16 марта предусматривает исключения для членов официальных делегаций, экипажей воздушных, морских и речных судов, поездных и локомотивных бригад международного железнодорожного сообщения, лиц, постоянно проживающих в Российской Федерации или следующих на похороны близких родственников. В общем, как обычно в Москве, запрещая, шли по Салтыкову-Щедрину: оставляли лазейки. К этой теме мы еще вернемся, а теперь о том, как это было.

На границе Дубровенского и Смоленского районов, за три часа до объявленного закрытия границы, на трассе М1 все было так спокойно, что даже пусто. Российские служивые прибыли, чтобы показать серьезность намерений, а белорусские коллеги вообще не пришли.

С российской же стороны военных было целых двое, их молодые лица были снабжены медицинскими масками. Шлагбаумов, будок, КПП, опознавательных знаков нет. Только пешеходный переход через проезжую часть и разделительную полосу с ограждением, светофор и полосатые колпаки в полосе разгона. Всё. До нуля часов 18 марта пропускали, как обычно, всех с белорусскими номерами. После — первыми в вынужденном отпуске оказались продавцы страховок. Большая часть их клиентов — легковые автомобили. Фуры заезжают редко, но им и не запретили проезд. Очередь фур с белорусскими, российскими, польскими, украинскими, литовскими номерами выстроилась в крайней правой полосе. На прохождение такого количества уходит часа два. Дальнобойщики, которые совсем недавно видели карантинные меры безопасности уровня ЕС не считают российские действия чем-то плохим. Удивляются, насколько все просто в сравнении с Европой — даже температуру не меряют.

Но сытый голодного не разумеет: водители легковушек думают о закрытии границы очень плохо. Впрочем, и тут есть нюансы: те, кто работает в России, говорят, что работодатели их как-то обнадежили, но не говорят, как. Другие просто смеются, мол, плавали — знаем. И тоже хранят свою военную тайну. Ровно в полночь появились сотрудники Госпогранкомитета Белоруссии. Улыбаясь, сказали, что приехали «проконтролировать ситуацию». Но никаких специальных задач не имели: Минск границу не закрывал. Кстати, в Белоруссию со стороны России въезд также открыт для всех.

Дырки в заборе

Но такая ситуация на трассе. Границы-то нет, так что есть на условном рубеже много мест, где никакие пограничники не предусмотрены вообще. Как, например, если свернуть от трассы М1 в сторону райцентра Дубровно, то через 30 километров на восток появится деревня Ляды. За деревней балочка, за ней виднеется голубой щит «Краснинский район», а внизу карта Смоленской области России. Там — да — братская страна и участник Союзного государства. Никаких пограничников там в ночь закрытия проезда не было. И хотя ехать на авось и можно, но страшновато — служивые могут быть за 18 километров от российского Красного — в глубине приграничной территории. Да и ГИБДД тоже может следить за машинами с белорусскими номерами. Так что риск есть.

Один водитель по имени Сергей поехал было с белорусскими номерами на прорыв, но потом испугался и решил вернуться, прикинув в уме дебет с кредитом, если его задержат на дороге. Как минимум потеряет сумму страховки, а это 10 евро в «свободно конвертируемой» валюте. Если же тормознет ГИБДД, то штраф за отсутствие страховки — 200 евро, в пересчете. Сергей знает местность очень хорошо: дорога, ведущая от Ляд в Красный пересекается с дорогой на Хорошее, а там часто стоят пограничники. «Экономят ресурсы», контролируя схождение двух трасс. Сергей уверен, что первое время будут следить, а потом надоест.

В пункте пропуска «Красная Гора» между Ветковским районом Гомельской области и Красногорским районом Брянской области российские пограничники появлялись лишь изредка. Теперь будут стоять постоянно. С 18 марта дежурят один пограничник и один таможенник. С белорусской стороны в ночь закрытия дежурили бойцы ГАИ, но пограничников не было. Начиная со среды через «Красную Гору» пытались проехать «разведчики». Проверить, всерьез «весь этот цирк», или шутейно. Все «тутейшие» — жители окрестных деревень. Некоторые в России купили дома, у кого-то родственники и работа. Но всех разворачивали обратно.

То же самое на поездах. Объявления из динамиков на вокзалах: «Гражданам Беларуси билеты продаваться не будут». Это для местного населения звучит дико: вчера — братский народ, Союзное государство без границ, а сегодня… Гомельский автовокзал информирует: «В связи с запретом на въезд граждан Республики Беларусь и иностранных граждан на территории Украины, Российской Федерации и Латвийской Республики приостановлено движение автобусов на Ригу, Чернигов, Киев, Москву, Брянск, Орел, Новозыбков». С поездов снимают, автобусы разворачивают. Впрочем, рейсовые не едут сами, а «автолюбители», как уже было сказано, едут на свой страх, риск… или что-то такое, что знают только они, но никому не рассказывают.

Все понимают, что это временные неудобства, однако, сопоставляя с политическими пикированиями, не прекращавшимися последние два года, само событие белорусы восприняли довольно мрачно, как некое тревожное знамение.