Исход всех проблем, которые обострились в стране — экономические, политические, медицинские и другие,- решаются за школьной партой. Классики советской педагогики Макаренко, а затем Сухомлинский били во все колокола, но не были услышаны.

Антон Семенович Макаренко, идеи которого взяли на вооружение Германия, Япония, Китай и другие страны, требовал, чтобы любые реформы прорабатывались с педагогической позиции. Именно поэтому, что этого не делается, наши реформы часто пробуксовывают, тормозятся, особенно те, которые сопряжены с изменением общественных отношений.

Так еще в феврале 1926 года Макаренко анализирует первые шаги в коллективизации сельского хозяйства и пишет Горькому: «Нужно признать общую неудачу коллективных хозяйств…Коллективные хозяйства так легко решаемые экономически, совершенно не исследованы педагогически. Коллективизация прежде всего требует педагогического внимания и при этом очень осторожного, пристального и настойчивого, требует большего отбора форм и средств.»

Что же происходит в системе образования, в которой из-за низкого профессионализма руководителей этой сферы проблемы обострились до крайнего предела. Реформы накатываются одна за другой, как волны морские, губящие ещё кое-где живые уцелевшие оазисы творческой жизни в школе. И не удивительно, коль в министерские кресла усаживают пусть и хороших людей, но ни дня не проработавших в школах. В советское время в кошмарном сне можно было только зреть картину, что методистами работают, создают пособие для учителей, защищают диссертации лица, которые не работали в школе. Я учился в Могилёвском пединституте в 1958-1963 годах на физико-математическом факультете. В то время более половины преподавателей пришли из школы, среди них все методисты совмещали работу в вузе и в школе. Положение с подготовкой кадров в системе образования хуже, чем в анекдоте поры нашей вузовской учёбы: кто умет, тот делает сам, кто не умет – учить других, как надо учить. Да и психолого-педагогический цикл для нынешних аспирантов даже педагогических специальностей слабее, чем был для подготовки учителей в советское время, как и педагогическая практика.

К настоящему времени уже в периферийных вузах общеобразовательные дисциплины естественного цикла преподают преимущественно методисты. Это тоже самое, если бы физику и математику в старших классах преподавали учителя начальных классов лишь только потому, что у них есть диплом о высшем образовании. В создавшихся условиях представители педагогической науки своими трудами обслуживают себя, а школьными проблемами там и не пахнет. Вот типичный образец – изданное недавно пособие «Семейная педагогика» (я не указываю автора и год издание, это типичный образец). В качестве основной литературы постоянно указываются малоизвестные российские педагоги Кликова, Зритнева, Подластный, и местные Чечет (рецензент), Сермяжко. И только один раз ссылаются на Сухомлинского. Рецензенты отзывы составляют по принципу: ты мне, я тебе.

Просмотрел фонды областной библиотеки  по педагогической тематике. Даже в ней нет уже полного собрания А. Макаренко, которого ЮНЕСКО признало одним из четырёх выдающихся педагогов мира, и других известных русских и советских корифеев. Зато преклонение перед зарубежными авторами. Например, в рубрике «Воспитание и обучение детей» рекомендуются девять различных книг французского художника Оскара Брефинье.

Грустно и больно, что и луча солнца в конце тоннеля не видно.

Некоторые исторические факты о положении учителя.

Когда германский железный канцлер Отто Бисмарк поздравил своего императора Вильгельма I с блестящей победой над французами в 1871 году, услышал в ответ: «Поздравьте школьного учителя, что сумел подготовить патриотичного солдата».

Сегодня, как никогда, за школьной партой решается исход мирового противоборства. И чтобы оно было в нашу пользу, не много требуется – продолжить выполнение программы, указанной ещё Лениным и осуществляемой неукоснительно при Сталине. Главную мысль Ленина в послесталинское время цитировали в кастрированном виде. Вот её полный текст (опускаемые раньше слова выделены): «Народный учитель должен у нас быть поставлен на такую высоту, на которой он никогда не стоял и не стоит и не может стоять в буржуазном обществе. Это — истина, не требующая доказательств. К этому положению дел мы должны идти систематической, неуклонной, настойчивой работой и над его духовным подъемом, и над его всесторонней подготовкой к его действительно высокому званию и, главное, — над поднятием его материального положения» (Странички из дневника).

Приведём таблицу, которая показывает, что в сталинские времена зарплата в системе образования, науке и культуры была  не ниже по народному хозяйству.

  1. Данные в целом по народному хозяйству (в рублях).
  2. Просвещение (школы, учебные заведения, научно-исследовательские и культурно-просветительные учреждения)
  3. Аппарат органов государственного и хозяйственного управления и общественных организаций (без Минобороны, партийных и комсомольских организаций).

 

Годы 1940 1945 1950 1952 1954
     1 339 442 646 674 699
     2 337 488 697 722 739
     3 387 504 683 710 768

Зарплата преподавателя кандидата наук была без дополнительных статей выше чем у первого секретаря обкома партии, зарплата Президента Академии наук СССР была в два раза больше зарплаты Председателя правительства.

В Беларуси зарплату в системе образования можно поднять уже сейчас не менее чем в два раза.

 

Иван Мартынов, кандидат физико-математических наук, доцент