Предателей Царя было всего несколько человек. Один из первых – генерал Брусилов, пошедший на службу к красным и генерал Рузский, не принявший ничьей стороны. Генерал Алексеев, создатель Добровольческой армии, горько (и деятельно!) каялся в своем предательстве. Основная же масса генералов и офицеров, будучи на фронте, просто узнала о якобы состоявшемся отречении и, желая продолжать защищать Россию, подчинилась Временному Правительству. С боевых позиций или из расположения части хорошо видно только свой участок фронта. А всё остальное, включая политику в столице, не видно вообще. Кстати, даже февральской революции подчинились далеко не все. Кроме всем известных генерала Келлера и генерала Хан-Нахичеванского, было множество офицеров и ряд генералов, которые тоже не признали отречения (см. «Тернистый путь» Федора Мейбома). Они сразу все поняли и подали в отставку или были отстранены от командования. Те из них, с кем не расправились революционеры, потом воевали против большевиков в Русских армиях. Их никакими февралистами точно не назовёшь.

Генерал Брусилов

Писательница Елена Чудинова привела ещё один, не для всех очевидный, но очень убедительный аргумент. Дело в том, что сразу после ухода в эмиграцию, ещё не наладив толком эмигрантскую жизнь, Белые русские начали почитать Царскую семью, как святых. Началась работа по сбору материалов для канонизации. Почитали семью Государя те же люди, которые сражались в Русских армиях после революции (и которых обвиняют в «феврализме»). Почитали семью Государя воспитанные в эмиграции их дети.

Генерал Фёдор Келлер

Закончить дискуссию о белых якобы февралистах хотелось бы словами, которые сказал генерал Деникин о своей армии: «Громадное большинство командного состава и офицерства были монархистами». Уж главнокомандующему-то Вооруженными силами Юга России было виднее, кто у него служит. При всем этом, русские военные оставляли вопрос о выборе формы правления на усмотрение народа.

Генерал Антон Деникин

rys-strategia.ru