Все, однажды родившееся, с течением времени закономерно умирает. Однако вопреки всем законам мышления более 30 лет висит туман химеры, сплетенный из обмана, подмены одной правды другой над холмом у довоенной бригады совхоза Зеленый Луг. До войны здесь бурлила жизнь. Была не только производственная бригада, но и жила деревня Готище, а рядом, за невысоким холмом еще одна деревня Затишье. В 2-х километрах на Западе виднелись дома деревни Цна-Йодково, а за Заславской дорогой, на северо-западе раскинулась деревня Цна. На Севере за Заславской дорогой широко простирается болото, на котором до войны и в войну при немцах работало торфопредприятие, копали, сушили и возили на электростанцию в Минск торф. Электростанция располагалась на правом берегу Свислочи возле моста по проспекту Независимости и здания теперешнего Цирка. В 50-60 годы в здании электростанции располагался Республиканский дом физкультуры. Для перевозки торфа в Минск мимо деревни Боровой (2 км от зеленолугского холма по заславскому шоссе) к деревне Цна была проложена узкоколейка. Вот это, плотно заселенное, оживленное место З.Позняк, а за ним и прокуратура Белоруссии зачислили в глухомань. Не верите?  Послушайте Позняка: «В начале 70-х годов на северной окраине Минска, слева от Логойского шоссе, не доезжая до кольцевой дороги, еще существовала деревня Зеленый Луг (правильнее деревня Готище на землях совхоза Зеленый Луг — ЕЛ). Ее старожилы рассказывали нам, что за два километра от деревни на север, между кольцевой и Заславской дорогами, в лесу от 1937 до 1941 года каждый день и каждую ночь расстреливали людей, которых привозили сюда на машинах. На возвышенностях стоял старый бор, вокруг леса и глухомань. Кусок бора гектаров 10-15 был огорожен высоким, за три метра, плотным дощатым забором в накладку-доска на доску, обтянутый сверху колючей проволокой». Так Позняк изложил на коверканой под Тарашкевича белорусской «мове» в газете «Лiтаратура i мастацтва» в июне 1988 года свою жуткую ложь.

Достаточно сесть в центре Минска на троллейбус №53, доехать до конечной остановки Зеленый Луг-5, пройти по тоннелю под кольцевой дорогой за город на Север, подняться на холм, утыканный без меры католическими крестами, чтобы ложь Позняка о глухомани довоенной сразу же развеялась. Парадокс, но при проведении трех эксгумаций в захоронениях не найдено ни одного нательного креста. НИ ОДНОГО. И это в христианской стране. Лучше побывать на месте, чтобы убедиться воочию, что никакой глухомани, как и леса, до войны не было. Сразу же возникнут вопросы о профессионализме прокуратуры: и прокурора БССР Тарнавского, и следователя Бролишса, и начальника отдела Соболева, и некоторых членов Государственной комиссии. Вылезет их умышленная клевете на весь мир. Где же глухомань, где бор или хотя бы довоенный лес, ну пни от них, наконец? Нет и не было, сам в этом убедился. Нет леса на довоенных наших и трофейных немецких топографических картах. Соврали, Зенон Станиславович, сразу соврали. Вам хотелось закрепить полностью отказ от Беларуси в пользу гражданства США и пенсии от ЦРУ США, как его агента. Получили?! И какой же белорус вы после этого? Разве шпион может быть белорусом и, служа Америке, служить Беларуси? Не может!

А вот на куропатском холме, если пройти 4-5 десятков метров от центра на запад в сторону деревни Цна-Йодково и ресторана «Поедем поедим» с автостоянкой и АЗС до кромки теперешнего ельника, то увидите четкие следы двух длинных траншей со стрелковыми ячейками и пулеметными гнездами с брустверами в сторону этой деревни. В войну на месте ресторана и автостоянки была прожекторная станция гитлеровских ПВО. Ее гарнизон, по данным архивов, состоял из 22 человек. К охране, защите от партизан, по ночам привлекались по очереди жители деревни Цна, которые подчинялись дежурному по станции немцу и докладывали обо всем замеченном гитлеровцам. Тут же возникнет вопрос, а почему следствие не видело фортификационных сооружений, не внесло их в протокол осмотра места преступления, что обязывает сделать закон и в 1988 году, и теперь тоже.

Не ответило следствие и на вопрос, что это за фортификационное сооружение, кем и для чего было создано. И оно не одно. Подобные же вопросы непременно возникнут, если спуститесь с холма на Север, в сторону Заславской дороги. Параллельно дороге там тянется след (до 30 метров длиной) глубокого котлована времен войны — «земляной тюрьмы». О ней, назвав ее именно «земляной тюрьмой», сообщил Общественной комиссии и в печати чудом выживший свидетель фашистской экзекуции Позняков М.И., которого гитлеровцы заставили тюрьму и траншеи с окопами сооружать в начале сентября 1941 года. Шагая дальше параллельно дороге в восточном направлении, обязательно увидите длинную траншею, тянущуюся вдоль шоссе с выделенными стрелковыми ячейками и пулеметными гнездами, брустверы которых обращены в сторону дороги. На востоке, в углу примыкающему к дороге, ясно увидите бруствер воинского довоенного стрелкового тира. Он тоже внесен в следственные документы только через 10 лет после начала следствия, аж в 1998 году после неоднократных напоминаний и серьезных настояний Общественной Комиссии. От стрельбища вверх по склону в южном направлении поднимается и отчетливо виден сегодня след траншеи, сооруженной гитлеровцами и огораживавшей место фашистских расстрелов евреев. За ней гитлеровцы возвели с восточной стороны высокий забор из досок, в 80-е – 90-е годы еще были видны ямки его столбиков.  Зря вы, Зенон Станиславович, обвинили местных жителей в воровстве леса с холмов, которые, как вы утверждаете, во время войны деревья «спiлавалi» и использовали и пустили на бытовые нужды. А «пилавать» и не было чего. Просто бора и даже захудалого леса в 30-е — 40-е годы там никакого не было. Об отсутствии на названных холмах леса до войны показало большинство свидетелей, что зафиксировали следователи ПРОКУРАТУРЫ в протоколах допросов (см. «Куропаты – следствие продолжается», М.1999).

Однако, по привычке, Позняк З.С. продолжает клевету на Беларусь и за границей. Год назад в Нью-Йорке он прочел 20-минутную лекцию о Куропатах (имеется видеозапись этого выступления). Слушателей было около 2,5 десятков человек. Их Позняк называл студентами, исключенными из университетов Белорусси. Республика, по заявлениям Позняка, оккупирована Российской империей. Во главе Республики – оккупационная администрация, цель которой уничтожение белорусов. В годы войны этим занимались партизаны, которые для того и были созданы НКВД. Уничтожали белорусов, жгли школы, села. К юбилею 75-летия Победы и освобождения благодарных народов Европы от коричневой чумы Позняк прямо заявляет, что именно партизаны провоцировали немцев на жестокость, сожжение сел. Вспомним, что его единомышленник, называющая себя писателем, Светлана Алексиевич, совсем недавно обозвала Беларусь республикой полицаев. Обвинила партизан и в уничтожении евреев, которых, ко всему, беспардонно тоже оклеветала. А Позняк, обращаясь к слушателям, спрашивает их и сам же отвечает: «Почему вы, белорусы здесь, почему там не нашли себе применение? Потому что там оккупационный режим, который вас и в грош не ставит, он вам не дает возможности жить. Если вы только заявите какие-то самостоятельные суждения о любви к Отечеству, к родному языку, культуре, вас тут же арестуют, не дадут дороги и выгонят из университета. Почти все здесь исключенные из университета. За то, что говорили по-белорусски, ходили на митинги…» Позняк дает и несколько определений Куропатам. Но перед этим своеобразно излагает историю под углом зрения своего тезиса об умышленном и планомерном уничтожении белорусов до войны, в войну и после войны. Уничтожение было прервано благодаря оккупации Беларуси немцами. У них (большевиков) была задача уничтожить всю нацию. Очистить территорию и заселить другими людьми. Во время войны это самое продолжилось. И это делали советские партизаны. Партизанскую войну организовал НКВД. В Москве был создан специальный штаб. В 1943 году этот штаб принял решение и всем своим отрядам спустил приказ жечь дома и школы. Говорит Позняк голословно, не ссылаясь на номер и дату приказа, которого, естественно, быть не могло. Чтобы показать настоящую картину, приведем текст реального документа из архивов. В 1943 году гитлеровцы проводили операцию против жителей Белоруссии под кодовым названием «Коттбус» под руководством Готберга. Начальнику штаба Белорусского партизанского движения Калинину поступила шифртелеграмма №3112 от 9 июня 1943 года следующего содержания: «Противник сжигает все деревни, уничтожает мирное население. Население скрывается в лесах. В деревне Рудня Борисовского района обманным путем вывели девушек, заставили одеть хорошие платья, потом публично изнасиловали, расстреляли. Деревни Хоново, Клетное, Лютец Холопеничского района сожгли, все население согнали в сарай и тоже сожгли» (НА РБ, ф.1450, оп.23, д.7, л.179). Эти зверства чинили 237-й батальон охраны тыла, 2-й и 13-й полицейские полки СС, особый батальон СС Дирлевангерна и другие всего 20 тысяч изуверов. А по определениям Позняка, Куропаты – это созданная большевиками машина уничтожения белорусов. По его утверждениям, за 5 довоенных лет они уничтожили около 2-х миллионов людей. И даже 23 июня, стремится убедить Позняк, уже немцы бомбили Минск, а в Куропатах расстреливали белорусов. Задача была уничтожить всю нацию. Вот куропаты и символизировали эту политику. И для суда Куропаты являются доказательством. «И по сегодняшний день они не могут успокоиться. Коммунизм был только форма русского империализма. Никто тот коммунизм не строил. Это была только форма уничтожения культуры, языка, чтобы была речь только одна российская», — обобщал Позняк. И если не будет сопротивления, то они повторят все то, что делал Сталин. «Они будут расстреливать и уничтожать, и будет колючая проволока, все это будет. Видно по сегодняшней ихней политике… Куропаты для них сразу были бельмом в глазу. Они хотели их уничтожить, оболгать, оплевать, не те доказательства привести. Не получилось. У нас тогда была сила…И когда случилась наша катастрофа, когда в 1994 году пришли к власти пророссийские силы с помощью Москвы, вот тогда началась внутренняя оккупация Белоруссии, — и подытоживает, — это не белорусская, а антибелорусская власть. Это не белорусская страна, это режим оккупационный, который захватил наше государство». Куропаты – это символ белорусской трагедии, Куропаты символизировали все, что они здесь натворили. Куропаты подняли людей. Все было отдано под фронт. Фронтовская христианско-демократическая партия по копейке собрала деньги, создали мемориал, поставили кресты. А план властей уничтожить куропаты, а после уничтожить и могилы. Далее Позняк начал подытоживать. Преступления творил социализм. Это самая античеловечная система в мире. В социалистическую систему он включил и гитлеровский национал-социализм, уничтоживший миллионы людей, целые нации уничтожил. Не отставал, по Позняку, и русский социализм, и азиатский, и кубинский и все другие социализмы. Но нашелся в западном мире человек в лице Президента США Д. Трампа, который заявил, что социализма в США не будет. Он делает стену, чтобы не допустить из Латинской Америки носителей идей социализма и марксизма. Призвал присутствовавших защищать Куропаты.

Неожиданная помощь в установлении истины в этом вопросе пришла с той стороны, откуда ожидать ее даже не надеялись. Наконец, видимо, проснулась совесть у сотрудников Института истории АН Беларуси. В журнале «Матэрыялы па археалогіі Беларусі” (№30, 2019, с.70) заведующий отделом археологии средних веков и нового времени, кандидат исторических наук, доцент Кошман В.И. опубликовал статью «Урочище Куропаты (Брод) в свете археологических исследований». Большое ему спасибо не за саму статью, она, по лисьи, старается увести в другую сторону от истины, а за опубликованный снимок немецкой аэрофотосъемки июня 1941 года из частной коллекции Павла Ростовцева. Гитлеровцы перед наступлением на Минск, а город был захвачен фашистами 28 июня 1941 года, провели воздушную разведку дорог и коммуникаций под Минском. В частности, со стороны Заславля дороги на Колодищи. И сфотографировали холм на землях совхоза Зеленый Луг, возле деревень Готище, Затишье, Цна-Йодково, Цна. Посмотрите сами и убедитесь, что перед оккупацией в июне 1941 года холм, сегодня именуемый «Куропатами», покрыт не лесом, а кустарником («хмызняком»), как о том писали в прессе и сообщали Общественной Комиссии руководитель Минского подполья в войну, Герой Советского Союза Осипова М.Б. и ее связные, по заданию советского командования засланные служить в гитлеровскую полицию и Минскую тюрьму. Об этом же публиковал в газетах «Во славу Родины», «Вечерний Минск», «Мы и время» и многих других живой свидетель расстрелов гитлеровцами на холме в «Куропатах» евреев, привезенных фашистами на уничтожение из Австрии, Германии, Чехословакии, других стран Европы, Позняков М.И. На гитлеровском аэрофотоснимке хорошо видна дорога Заславль – Колодищи. Но обратите внимание отсутствуют следы фортификационных сооружений, впадин, траншей, которые появились во время оккупации Белоруссии гитлеровцами.

Сообщали и многие другие свидетели. На аэрофотоснимке виден прямой забор с восточной стороны, огораживающий воинское стрельбище. (Справа вверху снимка). Видно и здание, сохранился теперь лишь фундамент, для личного состава, обеспечивавшего функционирование стрельбища. Отчетливо видна и тропинка, ведущая от торфопредприятия Цна в Минск и из Минска. Мимо забора стрельбища к болотной станции и Минску. В то время ходили пешком, в лучшем случае передвигались на велосипеде, у кого он был. На самой вершине холма видна белая точка, прямо напротив здания личного состава, вернее всего там стоял грибок, оборудованный прямым телефонной связью со старшим на стрельбище. В грибке располагались караульные (дневальные), обеспечивавшие охрану стрельбища и безопасность передвижения местных жителей во время проведения тренировочных стрельб. Со стрельбища, естественно, слышались выстрелы днем и ночью во время дневных и ночных стрельб военнослужащих. На фотоснимке виден и карьер, из которого брался песок для хозяйственных нужд стрельбища, а также жителей ближайших деревень. На месте карьера сегодня отчетливо виден след земляной тюрьмы, так ее называл свидетель Позняков М.И., которого гитлеровцы в сентябре 1941 года привезли из Оршанской тюрьмы, а полицейские из латышей заставили строить, поведав ему, как знавшему латышский язык, что немцы проводят операцию под кодовым названием «Крпатен юден». Эта операция проводилась для уничтожения европейских евреев в ходе окончательного решения еврейского вопроса, пояснили Познякову латышские «добровольцы». Музыкальный слух Позняка З.С. позволил подобрать более благозвучное для славянского уха имя этому месту расстрелов гитлеровцами евреев из разных стран Европы: «куропаты». Это название прижилось и закрепилось.

Многие тома лжи написаны антисоветскими, антисоциалистическими силами. Однако правда, подобно яркой зеленой траве после теплого весеннего дождя пробивается через завалы лжи. Истина восторжествует непременно. Таков закон, его не объедешь на кривой американской кляче!

Лепешко Емельян Николаевич, член Общественной и Международной Комиссий по расследованию преступлений на холме близ Минска, сегодня известном как «Куропаты».