В ночь с 4 на 5 мая 1976 года Корсику всколыхнула серия взрывов. Так громко о собственном появлении на арене борьбы за независимость своей островной родины заявил Фронт национального освобождения Корсики (Fronte di Liberazione Naziunale Corsu, FLNC). Проходит пятое десятилетие существования этой организации, но до сих пор рано говорить об окончательном сворачивании практики вооруженного сопротивления данным формированием местных националистов, чья история позволяет полноправно называть FLNC самой радикальной среди представленных на острове политических сил.

Это сегодня пляжи Корсики пользуются большой популярностью среди туристов, ранее же она не чуралась статуса пристанища для честного народа, которому не нужно было искать лишних поводов, чтобы погрузиться в очередную жизненную авантюру.

В свое время бухты острова ломились от наплыва разнообразных флибустьеров, контрабандистов и торговцев невольниками. Однако, традиции тесных взаимоотношений с таким веселым контингентом было бы недостаточно для того, чтобы через несколько веков спровоцировать всплеск политического насилия. Подобное дело нуждается в драме. И настоящая драма развернулась во второй половине XVIII века.

Молодая Корсиканская республика, появление которой в 1755 году увенчало длительные стремления о праве на самоопределение, сбросив власть генуэзской администрации, стала всего-навсего разменной монетой в отношениях мощных игроков.

Согласно Версальскому договору 1768 года, Генуя уступала Корсику, управление которой де-факто уже было потерянным, в пользу Франции, которая взамен соглашалась закрыть глаза на кругленькую сумму долга итальянцев. Поэтому на французских штыках и обрела свой конец корсиканская независимость.

Этот краткий исторический экскурс присутствует здесь не просто так. Чуть больше, чем десятилетие независимости — достаточный срок, чтобы романтическое воспоминание о ней прочно осело в народной памяти, побуждая ее носителей как поминать словом славное прошлое, так и приступать к делу. Пример FLNC здесь является чуть ли не самым показательным. Флаг организации, на котором изображен ужасающий врагов профиль черной головы с белой повязкой, свидетельствует о преемственности символов, ведь именно этот сюжет был заимствован националистами из официальной символики все той же Корсиканской республики.

Живут символы — живет идея. Свою же идею корсиканцы выстроили вокруг единого стержня, которым стало национальное самоопределение. В то время как почти повальным «трендом» послевоенного времени и 60-х годов в частности стал левый уклон в среде военизированных сепаратистских организаций, корсиканские нонконформисты от мира радикальной политики продолжали упрямо стоять на своем, не уступая приоритет национального над вопросами экономической организации общества.

Бурные 60-е заложили основу дальнейшей логики сопротивления, которая вскоре заставила французскую администрацию острова познакомиться с новой тактикой корсиканских националистов — террористическими актами. Франция самостоятельно подталкивала гордых корсиканцев к таким действиям: поражение в Алжире вызвало приток на Корсику французских репатриантов из североафриканских территорий, которых привлекали особые преференции, предоставленные правительством. Кроме увеличения количества чужаков, немало шума поднялось вокруг решения президента де Голля о переносе на остров базы для ядерных испытаний. Опрометчивое решение французских властей встретило массовое сопротивление местного населения, и когда разъяренная толпа надавала хороших тумаков инженерам одного из объектов, правительство поняло — пора сворачивать проект и поспешно эвакуировать всех причастных на материк. И наконец, не обошло родину Наполеона и вездесущее влияние «красного мая» 1968-го, который взбудоражил воображение авантюрных сердец, которые томились в предвкушении новых возможностей.

У корня генеалогического древа FLNC должна быть отчеканена дата — 1967 год. Именно тогда было создано Корсиканское региональное действие (Action Regionaliste Corse), в функционировании которого важную роль играли братья Симеони. Представители семейства, которое с тех пор и по сей день будет присутствовать в среде официального политикума, что отстаивает автономистские идеи. Вышеупомянутая организация впоследствии была переформатирована в Действие за обновление Корсики (Action pour le Renouveau de la Corse, ARC), с именем которой связан громкий старт подъема политического насилия на острове.

В 1975 году активисты ARC стали главными действующими лицами так называемой «драмы в Алерии». Но эта драма была окрашена в цвета гротеска. 21 августа группа членов организации под руководством Эдмона Симеони захватила винный погреб одного из торговцев-виноделов, алжирского француза, и выдвинула лозунг противодействия чужеродной экономической экспансии на Корсике. Речь здесь шла о тех самых преференциях, которые предоставлялись французам, пренебрегая при этом коренными корсиканцами.

Доподлинно неизвестно, что стало причиной такого ответа правительства, то ли извечная французская слабость перед вином, то ли родственные связи бедняги винодела, но правительство с завидным рвением подошло к обузданию смельчаков, задействовав в операции 1200 полицейских, несколько единиц бронетехники и даже вертолеты. Эти цифры делают наличие потерь убитыми только со стороны правительственных сил еще более удивительными.

Сколь бы причудливым не казалось подобное противостояние, но эти события стали поистине судьбоносными. Далеко не всех устраивала перспектива помериться силой с правоохранительной системой республики, поэтому в рядах ARC произошел раскол. Одни продолжили стоять на автономистских позициях, отвергая возможность силового противостояния — так оформился Союз корсиканского народа (Unione di u Populu Corsu), основанный Максимильяном Симеони. Другие же, самые радикальные элементы ARC, понеслись навстречу политическому насилию и провозгласили своей целью борьбу за независимость от Франции, это и стало началом истории FLNC.

Майские ночные взрывы, которыми смельчаки с FLNC  ознаменовали свое вступление в мир жестокой реальной политики, были только началом. Весь 1976 год был чрезвычайно «продуктивным» для организации: в ночь на 17 июля террористы обстреляли здание жандармерии в муниципалитете Агйоне, по состоянию на сентябрь 1976 года ими было совершено несколько покушений на убийство высших армейских чинов, а за события 7 сентября — когда группа бойцов похитила и заминировала самолет Боинг 707 в аэропорту Аяччо — FLNC мог бы с легкостью претендовать на место антагониста в сценарии к какому-нибудь голливудскому боевику.

Основными объектами интереса FLNC становились объекты НАТО, участки полиции и жандармерии, здания банков и налоговой полиции. Много атак концентрировалось на уничтожении собственности иностранцев. Националисты не ограничивали поле боя территорией Корсики. 1979-80 годы были отмечены рядом терактов в самом сердце Франции, Париже, где один за другим происходили взрывы в банках, подрывы автомобилей и вооруженные нападения на жандармов.

Но не официальной властью единственной. Смельчаки с FLNC доставляли хлопот и местным лоялистам, которые также порой не чурались вооруженного противостояния сторонникам независимости, как показал опыт борьбы с Фронтом нового действия против независимости и автономии (Front d’action nouvelle contre l’indépendance et l’Autonomie, FRANCIA).

За более чем четыре десятилетия существования FLNC организация пережила ряд расколов (в начале 2000-х организация разделилась на несколько групп: FLNC -UC, FLNC -1976 и FLNC -22 октября), несколько раз шла на мировую с французским правительством и прекращала активную деятельность. В результате полицейских спецопераций десятки бойцов и сторонников были брошены за решетку, где ряду заключенных приходилось бороться за статус политических, прибегая к долгим и изнурительным голодовкам. Каждое перемирие с правительством завершалось еще более задорным подходом к делу и пробуждением едва не спортивного интереса к увеличению объемов причиненных убытков. Так в течение одной ночи 19 августа 1982 года бойцами FLNC было совершено 99 нападений на правительственные цели.

С деятельностью FLNC также связывают самое громкое событие террористической фазы корсиканской борьбы за самоопределение — убийство французского префекта Клода Эриньяка в 1998 году. Хотя единственный известный общественности исполнитель покушения Иван Колонна, которого сейчас приговорили к пожизненному заключению, был непосредственным членом только смежных с FLNC националистических групп.

Феномен корсиканского движения за самоопределение, включая все различные элементы, которые его представляют, заключается в том, что он постепенно достигает своей цели. Борьба против «дискриминационной политики Франции» увенчивалась рядом успехов — это и возвращение корсиканського языка в обязательные образовательные программы и курс на налаживание диалога с Парижем, который в итоге привел к реализации чаяний умеренных корсиканских националистов и получению фактической автономии.

Боевое крыло корсиканского националистического движения никак нельзя назвать абсолютно маргинальным в привычном смысле слова. В этом, наверное, и заключается успех местной воли к сохранению идентичности. Ведь французскому правительству приходится сталкиваться не просто с изолированными боевиками, оторванными от общественного мнения, а скорее с элементами, органично вплетенными в патриархальные структуры, характерные для Корсики. Чем предопределяются контакты с мафией — которая может дать фору даже своим знаменитым сицилийским коллегам — а значит и непосредственные контакты с населением. Поэтому материальный базис деятельности корсиканских националистов является на удивление прочным. В кризисные же моменты всегда можно перестраховаться и обложить некоторых предпринимателей «революционным налогом».

Основные линии современной корсиканской политики направлены на дальнейшее расширение автономии острова, в рамках которой отдельные силы, такие как FLNC продвигают свою программу-минимум. Основное место в которой отведено требованиям признания корсиканцев отдельным народом в составе французского государства, что требует от Парижа уступок в традиционном централизаторском подходе к внутренней политике и внесении изменений в конституцию.

2014 и 2016 годы принесли очередные известия о прекращении огня бойцами FLNC для обеспечения мирного корсиканско-французского диалога. Но «больше врагов — больше чести» подумали корсиканцы и в том же 2016 году по-рыцарски предупредили боевиков Исламского Государства, чтобы те воздерживались от терактов на их острове, угрожая страшной местью в случае пренебрежения таким предложением. Опасения открытия сезона исламистского террора не были безосновательными, ведь на острове неуклонно растет количество представителей мусульманской общины, что вызывает недовольство не только у радикалов, но и у народных масс в целом.

Последние известия о деятельности FLNC датируются апрелем 2019 года, когда бойцы организации вернулись к тактике «заложенная взрывчатка — лучший способ вызвать власть на диалог с Корсикой». В этот раз честь стать причиной нового витка политического насилия выпала президенту Франции Эммануэлю Макрону. Националисты с FLNC «отпраздновали» как день появления объявления о близком визите лидера страны, так и готовились к непосредственному приезду Макрона. Это свидетельствует лишь о том, что проблема Корсики еще далека от окончательного решения.

Николай Федотов