Не исключено, что аббревиатура COVID-19 или слово «коронавирус» станут самыми популярными запросами в мировых поисковых системах по итогам года. Хотелось бы, чтобы только этого. Пока белорусские власти ограничиваются точечными мерами, советуя гражданам держать безопасную дистанцию, а владельцам кафе расставлять столики на расстоянии метра друг от друга, страны Европы борются с коронавирусом более радикально. Чтобы узнать, как именно, журналист Blizko.by нашел трех белорусов в трех разных европейских странах — Чехии, Англии и Германии. Наши собеседники поделились своими наблюдениями, переживаниями и надеждами.

Прага: «В Чехии многие нарушают правила карантина»

Экс-минчанин Алексей Шидловский обосновался в столице Чехии довольно давно. До начала эпидемии он работал в одном из пражских отелей. Вот что он рассказывает:
— Чехия ввела одни из самых жестких карантинных мер в Европе, — говорит собеседник. — Сейчас без лишней надобности нельзя выходить на улицу. Для этого должно быть очень веское основание. За едой, например, можно выходить только раз в день, покидать дома могут и те, кто идет на работу (работа, понятное дело, осталась далеко не у всех). Не запрещается гулять в парках, но только по одному или членам семьи. Разрешается ходить в аптеку или в банк. При всем этом есть обязательное правило: покидать жилище люди могут только с маской на лице. За в невыполнение этого требования в Чехии сейчас штрафуют. И штрафуют крепко — приблизительно на 400 долларов в эквиваленте.
Но тотального контроля за выполнением карантинных мер в Чехии пока нет. Пропускной системы нет, а значит есть и такие, кто «бодяется» по улице без особенной надобности. Меры приняты хоть и жесткие, но люди их нарушают. И все это слабо контролируется.
На момент, когда мы с вами разговариваем в Чехии 1300 заболевших коронавирусом, но реальная цифра, думаю, в десять, а может и в двадцать раз большая (беседа состоялась днем 24 марта — прим. Blizko.by, а на момент публикации количество подтвержденных случаев составляет 1775).
Нам не говорят правду о количестве заболевших, не потому что хотят скрыть эту информацию, а потому что власти и сами не знают точное количество людей пораженных коронавирусом.
В Праге нельзя бесплатно пройти тест на коронавирус. Имею в виду, этого не может сделать любой желающий. Исследования делают только людям с явными признаками заболевания. Все остальные могут пройти тест на коронавирус за собственные средства. Стоит эта процедура 120 долларов. Желающих не очень много. Масок и респираторов в пражских аптеках сейчас нет, люди их делают сами — из всего, что попадется под руку.
Здесь практически не работают рестораны — это логично, заказать еду можно только с собой. При этом в магазинах есть все те же продукты, к которым мы привыкли — дефицита нет, паники нет. В Праге транспорт пока работает, но ходит почти пустым.
Власть пытается смягчить удар, готовя финансовую помощь тем, кто остался без работы из-за карантина. Но, думаю, помогать они смогут только пока официальная цифра зараженных — относительно небольшая. Потом все это развалится, экономика Чехии сейчас просто «встала». Из-за закрытых границ многие потеряли работу, что будет дальше прогнозировать сложно. Очевидно, что экономика Чехии упадет, и сколько времени потом понадобится, чтобы ее восстановить — неизвестно.

Лондон: «С полок сметали все, кроме бананов и йогуртов»

Лондон. Карантин. Полиция на страже. Фото: gazeta.ru 
Выпускница филфака БГУ Ольга Романчук давно живет с семьей в Лондоне. До того, как в Великобритании объявили карантин, она работала в бухгалтерии инвестиционной компании. Сейчас свою работу она делает удаленно:
— За последние две недели в Лондоне многое изменилось, — рассказывает она. — 12 марта прошло экстренное заседание правительства, где обсудили дальнейшие меры по борьбе с коронавирусом. Там и было принято решение изменить тактику этой борьбы: от советов «мойте руки, чихайте в салфетку» до полного карантина — по сценарию Италии, Испании и Франции.
Сейчас у нас есть только четыре причины выйти на улицу: из дома в продуктовый магазин или аптеку, один раз в день разрешается сходить в парк (люди ходят группками по два человека, если это не члены одной семьи). Также из дома можно выйти в больницу и поехать на работу (если не возможен удаленный вариант ее исполнения).
Понятное дело, в городе сейчас не работают рестораны и пабы. Продолжают работу магазины. Сейчас «продуктового ажиотажа» в Лондоне нет. Хотя еще несколько недель назад был. С полок сметали все, кроме бананов и йогуртов.
Все школы в стране закрыли в прошедший понедельник, но мои дети ушли на дистанционное обучение раньше. Они учатся в Лондоне во французской школе и следуя рекомендациям правительства Франции были отправлены на «удаленку» еще 17 марта. Процесс обучения выстроен так: утро начинается с десятиминутного сеанса видеосвязи с директором школы. Накануне дети получают по электронной почте задания — с планом работы на конкретный учебный день. Родители все это распечатывают, так и справляемся.
Транспорт в Лондоне пока работает — закрыли только около сорока станций лондонского метро. Поезда ходят с интервалом в 15-20 минут. И вагоны забиты людьми — многие ездят на работу. Работают такси и автобусы. Нельзя сказать, что Лондон «стоит». Кстати, многие работодатели сейчас оплачивают такси своим сотрудникам.
Сделать тест на коронавирус в Лондоне может любой желающий — правда делает его всего одна клиника в городе. Цена этого теста — 375 фунтов (около 440 долларов). Но людей при этом предупреждают, что он не достоверен на все 100%. Если у врачей этой клиники есть сомнения в результатах теста, то пациента незамедлительно отправляют в Национальную службу здравоохранения. Кстати, даже с симптомами коронавирусной инфекции здесь тестируют далеко не всех. Вот пример: моя подруга заболела, слегла с температурой и сухим кашлем. Ей сказали: сиди дома неделю, станет хуже — звони медикам.
При этом, никто пока не ввел обязательное правило, чтобы все ходили в масках. Советуют делать это только тем, у кого есть явные симптомы заболевания или тем, кто ухаживает за больными.
В связи с этой бедой люди проявляют солидарность друг с другом. Например, на моей улице соседи расклеили объявления о том, что готовы помочь с покупками тем, кто в этом нуждается. Кроме того, разработано онлайн приложение: карта города — на ней точки красного и зеленого цвета. Красный сигнал говорит о том, что человеку нужна помощь, зеленый — человеку готовы помочь.
Считаю ли я все эти меры правильными? Безусловно, только они немного запоздали.

Мюнхен: «Родителям разрешили быть дома вместе с детьми до 12 лет»

Пустынный Мюнхен. Фото:dw.com
Белоруска Ирина Леончик живет в Мюнхене. До того, как Германия ввела жесткие карантинные меры, девушка работала в белорусском консульстве. Сейчас сотрудников отправили по домам — ориентировочно до мая. Вот, что она говорит:
— С прошлой субботы Германия перешла на строгий карантин. Необходимость такого шага немцам разъяснила канцлер Германии Ангела Меркель. В обращении к нации она поблагодарила медиков за их самоотверженную работу, поблагодарила и всех тех, кто остается на работе: это сотрудники банков, аптек и магазинов. Что изменилось в стране за эти дни? Во-первых, в стране сейчас не работают школы — дети обучаются по видеосвязи.
Во-вторых, родителям, чьи дети не достигли тринадцатилетнего возраста, разрешают оставаться дом вместе с ними. На улицу сейчас можно выходить или строго по одному, или исключительно членам одной семьи. Причина должна быть веской — поход в магазин или аптеку. Сотрудники тех учреждений, которые сейчас открыты для посетителей, обязательно надевают перчатки. В магазинах стараются сделать так, чтобы расстояния в очереди от человека к человеку было не меньше метра. Хотя все необходимое тем, кто не успел сделать это раньше, советуют заказывать онлайн или почтой.
Кроме того, здесь постоянно звучат предупреждения о том, как важно соблюдать правила личной гигиены.
Обязательное ношение масок пока не ввели, все по желанию. В Мюнхене остаются открытыми парки — здесь все еще можно погулять с детьми. Транспорт в городе ездит, но он практически пустой.
Паники среди людей нет, все ждут, когда закончится этот кошмар. Но, кажется, что это зависит от каждого из нас.

Виталий Гарбузов

blizko.by