Минчане, которые оказались в сложной ситуации из-за того, что эпидемия коронавируса сказалась на их работе, рассказали Blizko.by, как сперва отнеслись к новой инфекции и как относятся к происходящему сейчас.

Виктория, 34 года, менеджер по туризму:

— Впервые за семь лет работы в туристической отрасли, я оказалась настолько растеряна и неуверенна в будущем. Почти два месяца назад я осталась без работы и без средств к существованию.
Когда после Нового Года в Китае активно заговорили о новой болезни, мы с коллегами шутили, что этот коронавирус может устроить нам внеплановый отпуск. В феврале, когда болезнь начала распространяться по всему миру, запахло жареным. В марте стало ясно, что мы остались без работы: уже купленные туры начали возвращать, а бронировать что-то вперед люди боялись. В начале апреля меня уволили. И не только меня. Ну а что делать работодателям? Все закрыто, прибыли никакой, тогда зачем держать работников.
Мне сказали, что я смогу вернуться на свое же место, как только все устаканится. И я бы с радостью вернулась. Только вот когда?
Летом туризм начнет оживать, но на отдых поедут только самые смелые — считай, единицы. Может, осенью все оправятся.
Но сезон отпусков закончится и большого потока туристов ждать не стоит.
Сейчас я живу на свои сбережения. Какую работу и где искать, я не представляю. Уже думаю рассматривать вакансии продавцов, хотя себя на их месте не вижу. Но сейчас такая ситуация, когда надо выживать, а не жить. Если честно, ем крупы с солеными огурцами, которые мама передала, в сторону мяса в магазинах даже не смотрю. Пока не найду новую работу, нужно максимально экономить. Даже на мелочах.
Я никогда не думала, что могу оказаться в такой ситуации не по своей вине. Хочется просто опустить руки. Но и так не получается. Я же понимаю, что нужно платить за квартиру, что-то есть, выходить из дома. Этот коронавирус стал для меня настоящим апокалипсисом. И когда он закончится, я пока не понимаю.

Алексей, 27 лет, программист:

— Я уже три года работаю разработчиком. Начинал в крупной компании, но почти два года назад перешел в мелкую. Меня сюда заманили довольно высокой зарплатой. Опасений у меня, честно говоря, не было. Да и какие опасения могли быть у разработчика, который каждый месяц получал около 4 тысяч рублей?
Так как достаток позволял, мы с супругой взяли кредит на квартиру в новостройке. Выплачивали его исключительно с моей зарплаты: жена в декретном отпуске с младшим ребенком.
Еще пару месяцев назад ничего не предвещало беды. А потом коронавирус разрушил все планы.
Наша компания работала с заказчиками из Америки и Европы. Из-за того, что там ввели карантин, работа у заказчиков встала. Естественно свои проекты у нас они заморозили. Когда мы к ним вернемся, непонятно. Я думаю, что бизнесу в той же Италии нужен будет хотя бы месяц, чтобы оправиться и вернуться в нормальное русло.
Так как проект, на котором я работаю, тоже заморожен, работы сейчас нет. Руководство попросило войти в положение и уйти в отпуск за свой счет. Я понимаю, что им просто не из чего мне будет платить зарплату. Я буду дома до конца апреля. В мае нужно будет что-то решать. Все-таки, мы с женой и двумя детьми не сможем прожить только на декретные.
Думать о кредите мне вообще страшно. В этом месяце мы его оплатили с небольших накоплений, но в следующем без мой зарплаты оплатить не сможем.
Искать новую работу сейчас тоже не смысла: вся наша отрасль просела, новых сотрудников в такой подвешенной ситуации практически нигде не берут. На плаву держатся в основном крупные компании, но и в них многих отправляют в отпуск. Правда, оплачиваемый.
Мы живем в стрессе. Я очень надеюсь, что мир уже в мае начнет реанимироваться. Иначе я не представляю, как жить дальше.

Станислав, 21 год, официант:

— После школы я хотел поступать на юридический факультет в университет. Так вышло, что на бюджет баллов мне не хватило. Тогда я решил устроиться на работу и параллельно готовиться к поступлению через год. Сам я родом из небольшого города, у нас работу найти непросто, поэтому перебрался в Минск, снял квартиру с другом.
Работу нашел буквально за две недели — предложили быть официантом в кафе. Я быстро освоился и так «прикипел» к этой работе, что о поступлении решил забыть. Не могу сказать, что я много зарабатывал, но на жизнь мне хватало, я ни в чем не нуждался.
Когда в Минске появился первый зараженный коронавирусом, я и не думал, что это как-то повлияет на мою жизнь. Мы с друзьями смеялись с шуток об этой китайской болезни. Несмешно стало к середине марта. Посетителей в моем кафе стало в разы меньше. Руководство сразу отправило часть сотрудников в отпуск за свой счет. К концу марта ситуация усугубилась — если в кафе приходил хоть один человек, то это уже хоть что-то. Да, я остался без чаевых, поэтому понемногу впадал в панику.
В конце марта меня уволили. Я понимаю, что когда нет гостей, официанты заведению не нужны, но не понимаю, как мне жить дальше.
Работу в сфере обслуживая сейчас найти практически невозможно. Эта пандемия очень сильно «зажала» многие отрасли. Сколько таких, как я, остались без средств к существованию. Сложно предположить.
Сначала я надеялся, что к концу апреля, все закончится. Поэтому заплатил за аренду квартиры и решил ждать. Сейчас понимаю, что конца еще не видно. Жить в Минске без зарплаты я больше не смогу. Планирую возвращаться к родителям. Но и там свою жизнь представляю смутно: просто сидеть на их шее мне стыдно, но выбора у меня нет.

Екатерина Бубен