Вторник, 22 сентября, 2020
Домой Feed Как Хрущев едва не расширил Украину за счёт Румынии

Как Хрущев едва не расширил Украину за счёт Румынии

29 апреля 2020 года Сенат Румынии отклонил очередную попытку создания венгерской административно-территориальной автономии в Северной Трансильвании. Вокруг судьбы этого региона уже неоднократно вспыхивали споры между Бухарестом и Будапештом. Однако в 1945 г. к числу претендентов на часть Трансильвании едва не присоединилась Советская Украина
В начале 1945 года была предпринята попытка распространить власть «Народной Рады Закарпатской Украины» на румынский уезд Марамуреш с центром в приграничном городе Сигету-Мармацией (Сигет). Основание для этого шага давало наличие в Марамуреше украинского (русинского) меньшинства: около 18% жителей уезда и 10% жителей его административного центра. Подавляющее же большинство жителей региона составляли румыны — 74%.

В феврале 1945 г. в уездный центр Сигет из Ужгорода прибыли представители Народной Рады Закарпатской Украины для подготовки «съезда народных представителей», от которого ожидалось принятие решения о присоединении этого региона к Закарпатской Украине. Съезд прошёл 4 февраля и положил начало формированию новых органов власти — «народных комитетов», подчиненных Народной Раде. Им предстояло перенять функции управления у советской военной администрации.

Следует заметить, что ещё в раннем средневековье Марамурешский регион был включён в состав Венгерского королевства, но населялся преимущественно валашским (румынским) населением. После распада Австро-Венгрии он вошёл в состав Румынского королевства, но по итогам Второго Венского арбитража вместе со всей Северной Трансильванией вновь вернулся в состав Венгрии.

Осенью 1944 г. после краткосрочного румынского правления уезд перешёл под контроль советской военной администрации.

Руководство Советской Украины решило воспользоваться тем, что с ноября 1944 г. начался процесс присоединения к СССР сопредельного с Марамурешом Закарпатья. После съезда в Сигете уездная администрация фактически перешла в подчинение Ужгорода, а местная организация компартии стала интегрироваться в состав парторганизации Закарпатья, которая к этому времени уже готовиться стать частью КП(б) Украины.

О данной деятельности были осведомлены первый секретарь компартии Украины Никита Хрущёв и Главное Политуправление Красной Армии.

Энергичная деятельность советских эмиссаров вызвала активное противодействие со стороны местных румынских элит. 27 февраля по городу распространились слухи о том, что новые власти планируют повсеместно закрыть румынские гимназии и школы, а вместо них открыть украинские. В здание местной администрации явилась возмущённая депутация учителей.

В тоже время была раскрыта подготовка к крупномасштабному выступлению прорумынских сил в уездном центре. К ней был причастен бывший префект уезда, главы румынских сел, бывшие высокопоставленные сотрудники полиции, священнослужители румынской православной церкви.
Организаторы протестов планировали приурочить их к началу традиционной местной ярмарки 5 марта. На неё по утрам в Сигет съезжалось множество крестьян из окрестных сёл. Накануне этих событий в уезде появилось много отпускников и дезертиров румынской армии, в том числе и офицеров, не зарегистрировавшихся, как полагалось, у советского коменданта.

Напряжённость усиливалась и тем, что румынские села саботировали отправку мужского населения на восстановление железных дорог. Неподалёку от Сигета были задержаны диверсанты, пытавшиеся, как указывалось в армейских донесениях, затопить водой соляные шахты, снабжавшие солью 2-й и 4-й Украинские фронты Красной армии.

Советское командование запретило в назначенный день проведение ярмарки и ограничило въезд в город. У желающих попасть в Сигет было изъято большое количество оружия. По подозрению в организации беспорядков были задержаны более 50 человек.

Как показало расследование, в протестной манифестации предполагалось задействовать свыше 15 тыс. человек. Мирная демонстрация должна была перерасти в восстание с захватом административных зданий. Далее лидеры восстания планировали обратиться к Союзной Контрольной Комиссии с протестом по поводу пересмотра румынской юрисдикции над Марамурешским уездом.

Тем временем, 6 марта 1945 г. при активном содействии советских властей в Бухаресте было сформировано левое правительство Петру Грозы. Москва в качестве ответного жеста передала уезды Северной Трансильвании под юрисдикцию Бухареста. Однако административные органы отдалённого Сигета продолжили по умолчанию подчиняться Ужгороду.

В конце марта в Сигет прибыл уполномоченный представитель правящего в Румынии Национально-демократического фронта (НДФ) — Николае Гольдбергер. Одновременно он являлся секретарем объединенной северо-трансильванской организации румынской компартии. Его цель состояла в переподчинении уезда румынским властям, однако в региональном народном комитете он понимания не встретил.

Гольдбергер был вынужден направиться в Ужгород, но и там его миссия потерпела неудачу. Глава Народной Рады Закарпатья Иван Туряница заявил, что рассматривает Марамурешский уезд как неотъемлемую составную часть Закарпатской Украины. Киев был в курсе всех обстоятельств этой миссии.

В апреле 1944 г. в неурегулированный вопрос о подчинении Южного Марамуреша вмешался один из лидеров румынской компартии и член правительства Василе Лука. Он прибыл в Сигет в начале апреля, но также был вынужден обратиться за разъяснениями в Ужгород.

Параллельно был образован уездный Совет Национально-демократического фронта в Сигете, который составили представители левых общественно-политических организаций, включая и украинских. Румынские функционеры смогли также перехватить у Ужгорода и Киева контроль местной коммунистической организацией.

9 апреля Совет НДФ официально провозгласил установление румынской администрации над Марамурешским уездом. Произошла мирная передача власти румынским управленцам, после которой большая часть функционеров окружного комитета Закарпатской Народной Рады уехала в Ужгород. Народные комитеты в 10-ти преимущественно украинских сёлах уезда продолжили свою работу, но уже под эгидой румынских властей.

В своих воспоминаниях Хрущев упомянул о марамурешском инциденте. По его версии, ужгородские коммунисты действовали в Сигете по собственной инициативе: «Если в шутку, Туряница начал вести захватнические действия».

В 1945 г. руководство СССР добивалось закрепления Румынии в своей сфере влияния и не было заинтересовано в обострении территориальных противоречий с Бухарестом. По этой же причине в Москве не был поддержан проект создания независимой Трансильвании под советским протекторатом, который пользовался поддержкой среди военных и части дипломатов.

Уступка украинских коммунистов в этом территориальном споре за часть Трансильвании была обусловлена вмешательством Москвы. В те дни марамурешский вопрос был поднят в телефонном разговоре Сталина и Хрущёва.

В ответ на заверения последнего, что Туряница в своих действиях на трансильванском направлении самостоятелен, генсек ему заявил: «Говорят, вы имеете на него влияние, пусть отзовет свои отряды с территории Румынии».

Однако история с Марамурешем была не единичным примером территориальной экспансии Советской Украины.

Передача ей Хрущевым Крыма общеизвестна. Менее известна попытка того же Хрущева присоединить к своей республике Бессарабию сразу после её освобождения советскими войсками. Наконец, еще в 1939 Хрущев всерьез претендовал на Полесье и Брестскую область, которые в итоге достались Белоруссии.

Так что вполне можно предположить, что появление «отрядов Туряницы» в Сигете и окрестностях было отнюдь не его личной инициативой, как пытался изобразить дело Никита Сергеевич.