Жесткое мнение о коуче «зубров».

Крэйг Вудкрофт. Мое мнение (и мнение многих экспертов и болельщиков) однозначно и категорично. Сотрудничество канадского специалиста с белорусским хоккеем в том виде, в каком оно существует сейчас (главный тренер ХК «Динамо-Минск»), должно быть прекращено (причем следовало это сделать еще в ноябре-декабре). Иначе считают (или упорно продолжают делать вид, что так считают) единицы, но так неудачно совпало, что почти все они удивительным образом находятся в управлении клубом или нашим хоккеем и глас общественности (и того самого якобы любимого фаната на арене) они не хотят слышать. Давайте еще раз вспомним прошедший сезон, отметим тренерские особенности Вудкрофта и явления, происходившие в «Динамо», и, взяв их во внимание, смоделируем будущее, чтобы в очередной раз прийти к очевидному выводу: Крэйг, извини, ничего личного, это бизнес, но пора и честь знать.

Вудкрофту доверяют, несмотря на худшие показатели команды в истории. Это возмутительно

Результат. Материал можно уже здесь, на этом самом месте, закончить. «Результат Точка». Этого более чем достаточно, чтобы расстаться с Крэйгом Вудрофтом, и весь последующий текст с множеством других причин, упущений, недоработок, по большому счету, опустить. Как бы красиво не пелось о перестроечных временах, ориентации на молодежь, маленьком бюджете, сделать все это гимном-оправданием провального сезона никак нельзя (просто плохого – можно, но абсолютно худшего – нет, нет и еще раз нет!).

Можно долго говорить о сложном периоде в развитии белорусского хоккея, сетовать на отсутствие качественных игроков и без зазрения совести проигрывать СКА, «Авангарду» или даже «Торпедо». Но не Риге или «Северстали» — командам, находящимся на примерно тех же исходных. Итоговое последнее место, две антирекордные серии поражений, самый крупный проигрыш в истории. Многоточие. И во всем этом мы виним только обстоятельства, а не тренера, который знал, на что шел и был призван снизить степень влияния обстоятельств на судьбу «Динамо»? Не получилось, от слова «совсем».

А законы спорта суровы. Особенно к тренерам. Возьмем только табличную крайность. В истории КХЛ всего два тренера, становившихся со своими командами последними в лиге, сохраняли свой пост: Анатолий Емелин в Новокузнецке и Гиртс Анкипанс в Риге. И в следующих сезонах серьезных улучшений ни в игре, ни в турнирных позициях этих команд не происходило. В остальных случаях либо тренеров меняли, либо клубы вовсе прекращали участие в Континентальной лиге (здесь мы ни на что не намекаем). «Динамо» тоже знает, что излишнее доверие наставникам, не проявившим себя в должной мере здесь и сейчас, не оборачивается в дальнейшем сколь-нибудь существенным прогрессом.

И Андриевский, и Покович, и Дуаейр, которым давали еще один шанс и сохраняли на посту после неудачных результатов сезона, в ходе следующего в итоге увольнялись. Уверен, каждого из этих наставников недавние табличные катаклизмы «Динамо» побудили бы еще в течение сезона к поступку, неприятному лично для себя, но порядочному по отношению к команде – добровольной отставке. Но Вудкрофт не из таких, и мы об этом еще поговорим. А пока стоп! Хватит еще в этом абзаце что-то объяснять. Ситуация простейшая. Проиграл, нет-нет, правильней сказать, в конец проигрался – изволь уйти.

За три года условия в «Динамо» изменились. А Вудкрофт не перестроился

Впрочем, остаются еще те, кто видит в канадце тренера экстракласса. Они, как правило, до сих пор находятся под впечатлением от того самого успешного регулярного сезона для «Динамо» трехлетней давности и не обращают внимания, что для Вудрофта тот год – единственный удачный в тренерской карьере.

И в Германии до «Динамо», и в швейцарской лиге после Крэйг в должности «хед-коуча» себя ничем не проявил (это мы еще сглаживаем углы формулировки). Не поэтому ли тренерский рынок не обращал внимания на канадца почти полтора года, до повторного «счастливого случая» от «Динамо»? Разве «топ-специалист» в лучшие для расцвета тренерских умений годы так долго бы оставался невостребованным? Или хоккейный мир все-таки кое-что смыслит в подобных делах, и тот прорыв «Динамо» образца-2016/17 записывает в исключения из разряда «раз в год и палка стреляет» и заносит его в актив не только и не столько Вудрофта?

Если меня попросят вспомнить тот сезон, мне сразу придут в голову бомбардирские успехи (лучший год) Эллисона и Клинкхаммера, игравших, прежде всего, на команду (не единоличники, как недавний Пулккинен, например), геройства в воротах Скривенса, самолично спасшего не один матч, и дикое везение, когда у «Динамо» что ни бросок, то гол (так, кстати, был выигран и самый яркий матч прошедшего сезона, который Крэйг любит ставить в пример как хоккей отменного качества – с «Йокеритом»). Вудкрофту тогда разрешили самому сформировать тренерский штаб (а не думаете ли вы, что кто-то из него, а не сам Вудкрофт, гений и главный кузнец того успеха?); подписывать все больше легионеров и тех, кого действительно хотел; даже избавиться от Ника Бэйлена, который, по мнению наставника, не вписывался в его систему (в разногласиях защитника и тренера руководство стало на сторону последнего), из-за легионерского статуса в КХЛ за «Динамо» выступали почти все лучшие белорусы (Стась и Китаров, например, вернулись по ходу сезона). Комфортные условия (относительно, конечно, речь ведь не о ЦСКА или «Магнитке»), лучшие за все предшествующие и последующие годы. Любой более-менее грамотный специалист воспользовался бы ими, как сделал это Вудкрофт.

 

Собрать пазл из всех имеющихся в наличии деталей Крэйг умеет, но, если их вдруг не хватает, у канадца начинаются проблемы. «Динамо» всегда был нужен тренер, умеющий выжимать максимум из минимума. Это не Вудкрофт. А сейчас вопросы. А сможем ли мы предоставить ему в грядущем сезоне условия лучше? В связи с дальнейшим секвестром бюджета видится ли реальным подписание топ-бомбардира и высококлассного вратаря (простите, если кто-то таковым видит Тэйлора)? Сможет ли Дмитрий Басков удовлетворить все кадровые прихоти канадца и собрать нужный ему состав? Захочет ли влиться в столь горемычное «Динамо» наша раскрученная молодежь (Протас, Колячонок и иже с ними), те, кто не только может якобы развиваться, но и способен окупать доверие и выходить на лидирующие роли? Сумеет ли кто-то из старожилов «Динамо» в немалых хоккейных летах серьезно прогрессировать? Освободят ли Крэйга от необходимости учить ремеслу и дополнительно контролировать своего эмоционального ассистента?

Опять многократные «нет». «Динамо» продолжит находиться в тесной комнатушке, а Вудкрофт не из тех, кто сможет так расставить в ней мебель, чтобы было и красиво, и уютно. Он – не кризисный менеджер, который нужен «Динамо» и нашему хоккею на данном этапе.

Вудкрофт много думает о развитии, мало – о командной игре

И все же мы не будем принижать тренерские умения Вудкрофта. Да, он, бесспорно, хорош. Но в своем узком деле. Не зря мы так часто слышим из уст наставника слово «развитие». Ведь Крэйг тот, кто вместе со своими братьями сделал себе на этом имя. Долгое время Вудкрофт занимался индивидуальным развитием игроков, организовывал и проводил кэмпы, разрабатывал методики подготовки хоккеистов. И сейчас те, кто бывал на тренировках «Динамо», рассказывают о нетривиальных упражнениях, порой с использованием различных приспособлений на льду, направленных на улучшение физических, технических характеристик хоккеистов. В этом и кроется подвох. Тренер убежден, что если 20 человек научить точнее бросать, бежать быстрее и так далее, то успех неотвратим. Однако это далеко не так. Хоккей – командный вид спорта. И в нем не менее важны взаимосвязи, тактика, правильно подобранные функции для каждого игрока. Нет, я не могу утверждать, что этим не занимались, но есть чувство, что все эти работы порой приносились в жертву пресловутому развитию.

 

При Вудкрофте Павлович, Дроздов, Еременко станут лучше. Как отдельно взятые хоккеисты, но не как командные игроки. Крэйг видится идеальным ассистентом – индивидуальная работа с игроками, методическая помощь, подсказки (не зря же в сборную Канады в Пхенчан-2018 его позвали в этом статусе, да и в яркой для белорусской сборной Остраве-2015 он был хорошим помощником для Дэйва Льюиса). Однако, когда Вудкрофт ответственен за все, возникают сложности.

Многие специалисты отмечали просчеты канадца в построении командной игры, которые вели к позиционным ошибкам, свободным зонам, отсутствию четкости и «запрограммированности» в действиях хоккеистов. Порой казалось, что они не знают, как выходить из-под давления, начинать атаку и т.д. Здесь нужна была муштра, причем каждодневная, но время использовалось на другое, например, чтобы Еременко правильно набрасывал на ворота от синей в большинстве (тоже нужный навык, но в совокупности с остальными, коллективными). Вдобавок – опять же про стесненные обстоятельства – Крэйг обязан был понимать, что у него нет и не будет возможности подбирать игроков под систему, единственный вариант выбрать тактику, исходя из имеющихся в наличии хоккеистов. Однако нет же,

он слишком старательно требовал от игроков выполнять несвойственные или вовсе непосильные им функции – например, от защитников-домоседов продвигаться вглубь атаки или от Дрю Шора быть более нацеленным на ворота, хотя его стихия – подыгрыш. Разве это не создавало излишний дискомфорт для игроков, снижало эффективность их действий, вело к непониманию в критические моменты, что делать, и как следствие – к фатальным обрезкам?

 

Научить белку вить гнезда невозможно. Такие команды, как наше «Динамо», с ее кадровым потенциалом, молодежью в ростере, должны играть проще. Но Крэйг усложнял, хотел от игроков невозможного. Словно учил выиграть Кубок Гагарина, хотя потолок — плей-офф. А постоянные перестановки в звеньях? Это больше напоминало хаос, «игру в угадайку». Вудкрофт редко объяснял, чего этим хотел добиться, и порой внезапно разбивал удачные сочетания. Опять поиск идеального при наличии хорошего? А еще «Динамо» – худшая команда по игре в гостях. Либо выездная модель Вудкрофта была крайне непродуктивна или ее попросту не было. Если рассматривать все в развитии, то мы видим, что на протяжении сезона ситуация в этом отношении в лучшую сторону не менялась. Это говорит о негибкости тренера, его нежелании отказываться от неработающих схем. Я хочу, чтобы вы делали так и только так, и когда-нибудь это принесет успех. Но когда? Сколько ждать? Один сезон мы уже потеряли.

Но если вы вдруг полагаете, что в нашем положении развитие более значимо, чем командный результат, тогда давайте переведем Крэйга в молодежную сборную или юниорскую, где его приоритетные таланты будут более актуальны, и уберем из социально значимого имиджевого проекта, который и болельщика должен привлекать, и репутацию белорусского хоккея поддерживать на приемлемом уровне.

Быть успешным Вудкрофту мешает излишнее самомнение

Стать лучше может только тот, кто признает свои ошибки. И опять же это не про Крэйга.

Он напрочь лишен самокритичности. Канадец свято верит в себя, свои принципы и систему, которые пересмотру не подлежат. За весь сезон мы так ни разу и не услышали (даже когда его спросили в упор), в чем же тренер просчитался, каковы его собственные оплошности, приведшие к краху «Динамо». Возможно, он мог сделать это на итоговой пресс-конференции, но ее решили не проводить (перенесли на неопределенный срок). Хотя это напрасные надежды.

Интервью порталу КХЛ канадец все же дал, и там опять же ни слова о себе, все больше о «неопытности игроков и нехватке лидерства», травмах, неустойчивой психологии и так далее – все то, чем кормил Крэйг журналистов на послематчевых брифингах. Оправдательная база там объемная.

Даже в каждом отдельном поражении были виноваты какие-то негативные особенности команды, отдельных игроков, а не тренера (который выбрал не тот план на игру, не учел каких-то специфик того или иного соперника, поставил не того вратаря или буллитера, не сделал своевременные перестановки во время игры, не встряхнул команду в нужный момент и так далее). Я делал все правильно, а команда нет. Как будто добиться выполнения от хоккеистов своих замыслов – не важная часть труда тренера.

 

Вудкрофт «Динамо» в будущем не помощник, если не изменит своих методов и подходов, а он их не изменит, потому что уперто убежден в их действенности. А мы лишь усиливаем эффект его себялюбия и безупречности, оставляя у руля «Динамо». Раз меня при таких вопиющих результатах не увольняют, значит, я прав. Канадец сам себя представляет мессией, который призван помочь нашему «хилому» хоккею выбраться из кризиса. Учителем, который вынужден обучать грамоте несмышленых детишек. Именно так

порой нескрываемо свысока смотрит Крэйг на белорусский хоккей. Но главная беда в другом. Он не верит в него. Искренне не верит. Он крайне разочарован в белорусских игроках, с которыми вынужден работать, и очень сомневается, что они способны на прогресс. Одни из них недостаточно амбициозны и привыкли к поражениям, другие недостаточно талантливы и обучены. Одного такого же тренера, полного скрытого пессимизма в отношении наших игроков, мы долго держали во главе национальной команды. И это не привело ни к чему хорошему.

Речь о Дэйве Льюисе и падении сборной в Копенгагеге-2018. Вспомните, как отстраненно скитался канадец по аренам белорусского чемпионата в поисках кандидатов в сборную. Словно это наказание. Крэйга, конечно, нельзя обвинить в подобном равнодушии. Но то, что его запал трехгодичной давности слегка угас, это факт. Вспомните, как неистово спорил с судьями Вудкрофт тогда, и как смиренно смотрел на лед сейчас. Эмоций, которые бурлили в Крэйге в те годы, теперь нет и в помине.

Он просто отрабатывает контракт, вынужденно – в Беларуси, потому что нигде больше не пригодился. И как с таким набором ментальных установок, спрашивается, он может продолжить плодотворно работать в «Динамо»? Успех не придет к тебе, если ты считаешь себя безгрешным, а людей, находящихся рядом, негодными.

Команда не чувствовала единение с тренером. Крэйг сам виноват в этом

Формула «я здесь крутой, а вы …» ведет к еще одной даже более существенной проблеме. Обратной.

Как Крэйг не верит в команду, так и она перестала верить и в него, и в себя. Если тебя изо дня в день тренер делает крайним, то это уже не мотивация, не благотворная критика, не эмоции, которые придают сил. Шквал поражений и усложнение игровых функций, о которых писалось выше, усугублялось постоянной поркой, которая имеет мало общего с тонкой психологией. Все это вносило нервозность и неуверенность в действия хоккеистов, особенно молодых. Как говорят, если ты боишься совершить ошибку, ты ее обязательно совершишь. Молодежь потому и не развивалась как следует, потому что не чувствовала подлинного доверия.

Взять тех же белорусских вратарей, которым не давали отыграть хоть пару матчей подряд и при первой оплошности загоняли обратно в глубокий запас. Выходя на лед, они только и думали, как бы «не лажануться». И как при таком подходе обрести уверенность, столь необходимую даже в большей степени, чем полевым игрокам, именно голкиперам? И как ощущать, что все справедливо, когда такой же, как ты, вратарь мог выйти, полностью завалить матч, но продолжать играть, как ни в чем не бывало. Только потому что он легионе, и, значит, априори для Вудкрофта более умелый.

Кстати, это

еще одна отдельная проблема и часть той, о которой мы говорили чуть выше. Деление в сознании Вудкрофта команды на нерадивых белорусов и «белых» варягов. Поговаривают, что в случае конфликтов (а они есть в любом коллективе) канадский наставник зачастую принимал сторону легионеров. Мы много раз слышали о том, что у многих старожилов «Динамо» отсутствует страсть к победам, и много раз говорилось о том, что молодежь белорусская совершает ошибки, много и часто. Но что же легионеры? Как часто из уст Вудкрофта летели претензии в их сторону? Как часто они лишались места в составе или права сыграть, например, в большинстве (даже если оно было из матча в матч плохим)? Гораздо реже, очень редко. Порицать их ведь значило признать свои кадровые грехи – в отличие от белорусов легионерский пул Вудкрофт подбирал или согласовывал сам.

А помните, как кто-то из игроков заявил, что Вудкрофт не заходит в раздевалку после поражений? Словно пытается отгородиться от хоккеистов, не хочет с ними разделить неудачу и ответственность за нее.  Все это создавало атмосферу недоверия к тренеру, лишало его личного и коллективного уважения. И любой хоккеист, понимая, что Крэйг остается, сейчас при первой возможности покинет команду, как это, например, сделал уже Андрей Костицын, человек, которому навязали чуждые ему капитанские обязанности. И я уверен, озвученные финансовые проблемы здесь только одна из причин.

Спасти репутацию Вудрофта мог Захаров, но вмешался вирус

Не секрет, что в нашей стране эффективность работы тренера «Динамо» оценивается, в том числе, по выступлению сборной на чемпионате мира, и порой важные кадровые шаги делаются по его итогам. И подчас низкие места в КХЛ можно оправдать хорошими результатами сборной, для блага которой мы и тратим средства на команду в Континентальной лиге. Планетарный форум отменен. И у нас, а также у того, кто все решает, такого мерила сейчас нет. Как бы выглядела сборная в Лозанне?  Как много динамовцев взял бы с собой в Швейцарию наставник «националки» Михаил Захаров? Кого бы предпочел – Боголейшу и Антонова, которых вызывал едва ли не на каждый «кэмп» по ходу сезона, или Готовца и Евенко, часто и много бедокуривших в сезоне? Кого из динамовской молодежи он посчитал бы развившимися до уровня сборной? Что было бы лакмусом для него – вспышка Дроздова и Еременко в плей-офф белорусского чемпионата или отсутствие прогрессивных сдвигов в их действиях в КХЛ? Вопросы, оставшиеся без ответов.

И теперь Вудкрофт и «Динамо» могут сокрушенно говорить, что чемпионат мира-то показал бы, как мы качественно поработали, а их оппоненты с той же хрипотой в голосе могут восклицать, что нас ждал бы очередной провал. Правды мы никогда не узнаем, но Вудкрофт благодаря этому может получить индульгенцию, о предоставлении которой «Динамо» и наш хоккей еще горько пожалеют.

P.S. А может, он все-таки сам сбежит, заслышав о налетевших на клуб проблемах?..

by.tribuna.com