Для участников Белого движения на юге России было учреждено множество наград, однако большинство из них — уже в эмиграции. Широко распространено мнение, что награждения дореволюционнными орденами России в ходе Гражданской войны не практиковались по причине того, что война являлась братоубийственной и вручать за нее боевые ордена считалось кощунством.

Однако реальность говорит об обратном: на Восточном и Северном театрах военных действий награждения орденами были восстановлены в полной мере, а на юге России – частично. Во время Гражданской войны на юге России вполне можно было встретить офицера Донской армии, чей мундир украшали полученный в 1918-м орден или Георгиевский крест, и рядового Добровольческой армии или Русской армии П.Н.Врангеля, получившего Георгиевский крест или медаль.

Вместе с тем быстро возникла и необходимость в новых наградах, которые отражали бы «текущий момент» борьбы и отмечали участие в конкретных боевых операциях. Однако статуса ордена не имела ни одна из них. Единственный орден Белого движения – орден Святителя Николая Чудотворца двух степеней – был учрежден в Русской армии П.Н.Врангеля приказом № 3089 от 13 мая 1920 г. по инициативе Главнокомандующего и предназначался для награждения за выдающиеся воинские подвиги, совершенные в борьбе с большевиками. Согласно параграфу 8 Временного положения об ордене, «орденом Святителя Николая Чудотворца может быть награждён лишь тот, кто, презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотвержения, совершит отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу». Награждение орденом производилось Кавалерской Думой (она состояла из семи человек и начала действовать 12 сентября 1920 г.) и утверждалось Главнокомандующим; в особых случаях он имел право награждать орденом сам, минуя Думу (что и происходило до 12 сентября).

Орден мог вручаться и офицерам, и солдатам. Это отличало награду от старых орденов, к которым солдаты не представлялись ни при каких обстоятельствах (единственное исключение – орден Святого Георгия 4-й степени с лавровой ветвью, которым с 24 июня 1917 г. могли быть награждены солдаты при условии, что в бою выполняли обязанности офицера; известно о двух обладателях этой награды). Но условие награждения нижнего чина орденом Святителя Николая Чудотворца было очень серьезным —  представляемый к ордену уже должен был иметь Георгиевские кресты 4-й и 3-й степеней. Награждение орденом Святителя Николая Чудотворца влекло за собой повышение в звании: солдат, получивший 2-ю степень, становился подпрапорщиком, а 1-ю степень – подпоручиком; награжденный офицер производился в следующий чин.

Описание ордена звучало так: «Орден Св.Николая Чудотворца — железный крест, темный, носимый на ленте национальных цветов (бело-сине-красной). Размер 1-ой степени — соответствующий ордену Св.Георгия 3-ой степени, а 2-ой степени — того же ордена 4-ой степени. На лицевой стороне в обруче вокруг пзображения Св. Николая Чудотворца — надпись: «ВЕРОЙ СПАСЕТСЯ РОССИЯ». На обратной стороне выгравирована дата учреждения ордена. Для лиц нехристианского вероисповедания, вместо изображения Св.Николая Чудотворца — Государственный герб». Хотя в статуте материалом для изготовления ордена указывалось железо, сохранившиеся экземпляры изготовлены из бронзы с последующим чернением. Крест 1-й степени (размером 42 на 42 мм) должен был носиться на шее, ниже ордена Св.Георгия 3-й степени, крест 2-й степени (размером 36 на 36 мм) – на груди, левее ордена Св.Георгия 4-й степени, но правее всех прочих наград, в том числе и Знака отличия «За 1-й Кубанский поход». Тем самым подчеркивался исключительно высокий статус ордена.

Число кавалеров ордена было очень невелико: 1-й степени не был удостоен никто (кресты этой степени даже не чеканились), 2-ю степень на территории России получили 115 человек, из них 23 посмертно. Всего же ордена удостоились 338 человек. Больше всего среди них было обер-офицеров (в чинах от подпоручика/корнета/хорунжего до капитана/ротмистра/есаула включительно) – 192, затем шли штаб-офицеры (подполковники/войсковые старшины и полковники) – 100, генералы – 24, нижние чины – 17, юнкера – 4, контр-адмирал – 1.

Первое награждение состоялось 8 июня 1920 г. – тогда орден из рук П.Н.Врангеля получил поручик 3-го танкового отряда Г.Любич-Ярмолович-Лозина-Лозинский. Отряд, в котором воевал этот офицер, состоял из пяти пушечных и трех пулеметных танков. В ночь на 7 июня белые танки скрытно подошли к позициям красных, смяли четыре ряда проволочных заграждений и, невзирая на яростный ответный огонь орудий и обстрел с бронепоезда, захватили железнодорожную станцию Новоалексеевка, что способствовало прорыву всех подчиненных Врангелю сил в Северную Таврию. Танк Мk V «Генералиссимус Суворов», которым командовал Любич-Ярмолович, захватил у красных пушку, из которой экипаж тут же открыл огонь по отступающему противнику.

Штабс-капитан А.Д.Трембовельский, участвовавший в том бою и 2 августа 1921 г. тоже удостоенный ордена Святителя Николая Чудотворца, вспоминал: «Мы, танкисты 3-го отряда, выстроились на перроне станции Новоалексеевки для встречи прибывающего Главнокомандующего. Вскоре подошел поезд. Из вагона вышел в темно-серой черкеске генерал Врангель <…> Поздоровавшись с нами, Главнокомандующий поблагодарил нас за лихость и безупречное выполнение возложенной на нас задачи, доказательством чего служит пожалование высшей награды первому в Русской Армии офицеру. Генерал Врангель пригласил поручика Г.Любич-Ярмоловича в салон-вагон, где собственноручно приколол к его груди орден Св.Николая Чудотворца, после чего чины штаба и Главнокомандующий выпили шампанское за лихость Первого Кавалера Ордена». Другой мемуарист, А.А.Валентинов, вспоминал, что сам герой при этом «сильно конфузился, стесняясь, видимо, все время своего рабочего перепачканного костюма».

Одновременно Г.Любич-Ярмолович-Лозина-Лозинский был произведен в чин штабс-капитана. Этому офицеру было суждено войти в историю не только как первому кавалеру ордена Святителя Николая Чудотворца, но и как первому в истории России танкисту, удостоенному боевой награды (во время Первой мировой войны танков на вооружении русской армии не было, а первым советским танкистом, заслужившим орден Красного Знамени, стал начальник и военком броневых частей Юго-Западного фронта А.И.Селявкин – его награждение состоялось 10 июня 1920 г., т.е. на два дня позже, чем награждение Г.Любич-Ярмолович-Лозина-Лозинского).

Вторым обладателем награды, а также первым генералом и первым летчиком – кавалером ордена 5 июля 1920 г. стал генерал-майор В.М.Ткачев. Он же стал одним из немногих кавалеров ордена Святителя Николая Чудотворца, умерших на Родине – в 1965 г. в Краснодаре; в 1994 г. на доме, где скончался В.М.Ткачев, открыта мемориальная доска. Также в десятку первых кавалеров вошли генерал-лейтенант В.К.Витковский, полковник Е.А.Глотов, полковник Дмитриев, генерал-лейтенант А.П.Кутепов, полковник М.В.Мезерницкий, капитан Н.В.Натус, полковник Я.М.Петренко и генерал-лейтенант П.К.Писарев (все награждены 24 июля). Из нижних чинов орден первым получил младший урядник Александр Лысенко, произошло это 29 сентября 1920 г.

Единственный человек был удостоен ордена Святителя Николая Чудотворца 2-й степени дважды – командир 1-го Донского казачьего полка полковник Стефан Афанасьевич Рябышев; первое награждение состоялось 24 января 1921 г., второе – 10 июля того же года. Первый орден Рябышев получил за лихую контратаку во главе 3-й сотни своего полка 20 июня 1920 г., второй – за совокупность заслуг в трех боях мая-июня того же года (разгром Латышской бригады, захват штабов корпуса и двух дивизий, множества пленных и трофеев), причем в одном из боев полковник был ранен пятьюдесятью тремя (!) осколками авиационной бомбы.

Самое массовое награждение орденом в России состоялось 20 октября 1920 г., тогда его получили 43 человека в чинах от старшего урядника до генерал-майора. В последний раз орден был вручен 12 июня 1922 г.

Сам инициатор учреждения награды П.Н.Врангель был удостоен 2-й степени ордена по ходатайству орденской Николаевской думы 15 ноября 1921 г., в первую годовщину Крымской эвакуации — «за неоднократные боевые исключительные подвиги, личную беззаветную храбрость и мужество, известные всей армии, и частое личное руководство боевыми операциями, дававшее всегда полную победу армии над противником». Интересно, что свой орден Врангель носил на форме в исключительно редких случаях.

К ордену Святителя Николая Чудотворца примыкал комплекс так называемых Николаевских наград. В первую очередь это были Орденские знамена Святого Николая. Лицевая сторона знамени — белое полотнище с круглой цветной иконой Святителя, золотыми узором и девизом «Верою спасется Россия». Расположенная по периметру кайма – полкового цвета (у корниловцев и марковцев – черная, у дроздовцев – малиновая), на ней расположены серебряные четырехконечные звездочки. Оборотная сторона — белого цвета с шефским вензелем (К, М или Д), окруженным лавровой и дубовой ветвями. Внизу, в месте пересечения ветвей размещен орденский крест. Оборотная сторона имела рамку полкового цвета (у корниловцев – красную, у марковцев – черную, у дроздовцев – малиновую) с золотыми узорами в углах и ту же самую кайму, как и на лицевой стороне. Навершие – серебряный шар с установленным на нем восьмиконечным православным крестом. К навершию крепились знак ордена и орденские ленты с кистями.

8 июня 1920 г. Орденские знамена Святого Николая были пожалованы П.Н.Врангелем девяти полкам – 1-му, 2-му и 3-му Корниловским ударным, 1-му, 2-му и 3-му Генерала Маркова пехотным и 1-му, 2-му и 3-му Офицерским Генерала Дроздовского стрелковым. Однако вручение знамен частям произошло лишь накануне Крымской эвакуации, 13 ноября. Уже в эмиграции, 11 марта 1921 г., Николаевские знамена были пожалованы также Кубанскому Генерала Алексеева военному и Корниловскому военному училищам.

Были учреждены также наградные трубы с Николаевскими орденскими лентами. Ими были награждены 24 артиллерийских батареи (пеших и конных), 14 конных полков, 1 конный дивизион и 4 военных училища. Николаевские ленты к уже имеющимся наградным трубам были пожалованы двум казачьим полкам.

Для флота были установлены Николаевские вымпелы, которые в день учреждения, 26 июня 1920 г., были пожалованы канонерским лодкам «Страж» и «Грозный», речным канонерским лодкам «Алтай» и «Урал», вооруженным ледоколам «Ледокол № 1» и «Гайдамак», вооруженным катерам «Мария», «Азовец», «Никола Пашич», «Димитрий», «Пантикапея» и «Меотида». Поле вымпела было традиционным для русского флота – в белом поле синий Андреевский крест; в центре размещалась круглая бело-красно-синяя кокарда, косицы вымпела были бело-сине-красными.

Судьбы кораблей, удостоенных Николаевских вымпелов, сложились по-разному. Большинство из них ушло в Константинополь во время Крымской эвакуации. Например, вооруженному ледоколу № 1, переименованному во «Всадник»,  было суждено стать не только одним из первых русских ледоколов (он был построен в 1890 г. для порта г.Николаев), но и последним кораблем русского Исхода – именно он на рассвете 19 ноября 1920 г. последним отошел от мыса Чауда с 200 пассажирами на борту. В 1924 г. «Всадник» был продан в Италию и переименован в «Freccia», а с декабря 1926-го ходил под шведским флагом и названием «Holmen VIII». Ветеран ледокольного флота был списан лишь в январе 1968 г., в общей сложности прослужив 78 лет. Катер «Пантикапея», ушедший из Керчи на буксире у транспорта «Мечта», в шторм пришлось бросить в море. А вот «Меотида», «Димитрий» и «Алтай» были оставлены в Крыму, переименованы красными соответственно в «Збруевку», «Стеньку Разина» и Т-14 и вошли в состав Морских сил Черного моря, причем Т-14 погиб в июле 1921 г. на мине во время траления.

Новым видом награды стали авиационные флаги с лентами и знаком ордена Святителя Николая Чудотворца. В день учреждения, 17 августа 1920 г., они были пожалованы 1-му, 3-му, 5-му и 8-му авиационным отрядам Русской армии. Описания внешнего вида этого флага не сохранилось. Были учреждены также Николаевские вымпелы для автоброневых и танковых частей.

     Ордену Святителя Николая Чудотворца было суждено остаться в истории как первой русской награде, в качестве орденской ленты к которой использовались цвета национального флага, а также как единственному русскому ордену, учрежденному на территории Крыма.

 

Вячеслав Бондаренко