Автор статьи — военный врач, психотерапевт Илья Жлобович. Закончил военно-медицинский факультет Белорусского Государственного Медуниверситета (БГМУ) и Институт госслужбы Академии управления при Президенте Республики Беларусь. Научный сотрудник НИИ «Физической культуры и спорта», преподаватель кафедры экологической медицины МГЭУ им. А. Д. Сахарова при БГУ. Автор программы системы оздоровления и лечения заболеваний внутренних органов и опорно-двигательного аппарата «Болезни успешных людей», системы эстетической медицины и ряда других медицинских программ.

На канонической территории Русской Православной Церкви имеется мощнейший потенциал для эффективного терапевтического и профилактического воздействия на вирус COVID-19, притом, что для его использования не требуется дополнительных ресурсов, затрат и инвестиций. Речь идёт об использовании методики синхронного колокольного звона. Ниже представляю научно обоснованную доказательную базу применения данного метода.

Данная методика основана на изучении колокола с точки зрения источника ультразвука. Ультразвук является одним из факторов, способных влиять на функциональное состояние микроорганизмов. Ультразвуковыми называются упругие акустические волны, способные распространяться в материальных средах (твёрдых, жидких, газообразных). Нижняя граница ультразвука лежит в области 16—20 кГц, верхняя достигает сотен мегагерц. Обе границы достаточно условны и находятся за пределами слышимости человека. Упругость обеспечивает возвращение в исходное положение частиц среды, смещённых под воздействием внешних сил. Частицы среды при этом не переносятся в направлении распространения волн, а лишь колеблются около положения равновесия. Возмущение от частиц, колеблющихся в каждом слое около положения равновесия, передаётся от слоя к слою по направлению распространения волны. Таким образом, в акустической волне происходит перенос энергии без переноса вещества.

Волны бывают продольными, если направление колебаний частиц совпадает с направлением распространения волн, и поперечными, если эти направления взаимно перпендикулярны. Исследованиями профессора, доктора технических наук Б. Н. Нюнина доказано, что в виде пространственного креста представлено только ультразвуковое излучение колокола формой колебаний и диаграммой направленности (распространяемого и продольно и поперечно, что в природе нигде более не встречается). Данные характеристики в совокупности делают колокольную ультразвуковую установку универсальной.

Биологическое действие ультразвуковых волн колокола связывают в большей степени с явлением сдвига слоёв жидкости друг относительно друга, кавитации. Это своего рода механическое воздействие, процесс образования в жидкой среде полостей, заполненных парами самой жидкости, которые возникают под действием больших разрывающих напряжений и в следующее мгновенье захлопываются, сопровождаясь большими давлениями и локальным нагревом среды.

Особенно часто ультразвуковые излучатели, генерирующие высокочастотные звуковые волны, используют для обработки малых объёмов. Клетки разрушаются при этом под действием гидродинамических сил кавитации. Явление кавитации носит локальный характер и не перемещается в среде. Импульсы давления, возникающие при смыкании кавитационных каверн, способны разрушать не только твёрдые и жидкие тела, но и многие биообъекты, в частности, РНК-вирусы, к которым относится COVID-19.

В то же время интегральный мембранный белок составляет значительную часть белков, закодированных в геноме любого организма. Высокочастотное ультразвуковое воздействие губительно для белка М, как структурной части любого живого организма, но лишь при продольном или поперечном распространении.

В связи с особенностью крестообразного распространения энергии колокола в ультразвуковом, инфразвуковом и акустическом диапазоне, как не до конца изученного отдельного физического явления, происходит прицельное воздействие на мембранный белок М только лишь патогенного вируса.

Одним из главных препятствий при структурном изучении интегральных белков биологических мембран является их низкая растворимость. Мембранные белки практически нерастворимы в водных буферных системах, и это фактически исключает использование протеолитических ферментов в традиционной форме. Эта же проблема мешает получению их точных атомных структур методом рентгеноструктурного анализа: мембранные белки с трудом образуют кристаллы. По этой причине для выяснения их третичной и четвертичной структуры часто используется метод моделирования на основе пространственной структуры гомологичных белков, что не позволяет опровергнуть нашу гипотезу.

Профессоры Такахаси и Христенсен впервые показали, что обработка РНК-вируса в растворе ультразвуком приводит к его инактивации. Количество инактивированного вируса возрастает с увеличением времени обработки, что, судя по нашим наблюдениям, для COVID-19 составляет 10—15 минут.

Жидкокристаллические препараты немедленно после обработки теряют свою способность к двойному лучепреломлению. С увеличением длительности обработки анизотропия в потоке уменьшается, а количество мелких частиц увеличивается. Удары колокола возбуждают сверхлёгкие частицы (микролептоны), которые окружают любой предмет. Генерируемые при этом микролептонные поля разрывают жёсткие молекулярные связи и удаляют вредные изотопы.

Число частиц длиной приблизительно 280 нм, как показал профессор Остер, уменьшилось в процессе обработки. При этом число частиц, длина которых составляла половину этой величины, вначале возрастало, а затем снижалось, в результате чего препарат содержал большое количество коротких частиц. Уменьшение числа частиц длиной 280 нм было тесно связано с потерей инфекционности. С тех пор подобные результаты были получены для РНК-вирусов различными авторами, и можно считать, в сущности, доказанным, что инактивация под действием ультразвука колокола обусловлена разрушением вирусного мембранного белка М.

Такие изменения, например, in vitro сопоставимы с действием различных химических реагентов при соответствующим образом контролируемых условиях, примером чего может служить дезаминирование некоторых оснований под действием азотистой кислоты, но с отличием в том, что in vivo использование таких химических реагентов мгновенно убьёт любой живой организм, а синхронный колокольный ультразвук с его особенностью распространения каталитически влияет лишь на патогенные формы жизни.

Кроме того, колокольный ультразвук воздействует на кальциевый канал TRPA1 в астроцитах головного мозга. Белок реагирует на механические колебания клеточной мембраны и открывает ионам кальция путь внутрь клетки. В ответ на это астроциты через канал BEST1 выделяют в окружающую среду нейромедиатор глутамат, который усиливает передачу сигналов по синапсам в моторной коре. Именно по этому механизму использование колокольного звона поможет подавить панику и страх населения, благоприятно влияя на его эмоциональный фон.

При этом нельзя забывать о явлении локального резонанса, которое возникает при совпадении частот вынуждающей силы с собственной частотой колебательной системы. В этом случае терапевтический эффект базируется на частотном колебании различных звуков, резонирующих с отдельными органами или всем организмом человека в целом.

Ультразвуковые волны по частоте колебания 1—1,3 МГц в течение 10 минут оказывают стопроцентный бактерицидный и противовирусный эффекты, достигаемый в чистых лабораторных условиях на специальных установках. Однако, физика колокола достигается не за счёт частоты колебания, а за счёт резонанса по принципу «гроздевания min». В среднем на колокольне размещается от 5 до 12 колоколов, расположенных в непосредственной близости друг с другом. Уровень имеющейся в нашем распоряжении аппаратуры позволял зафиксировать максимальный диапазон каждого, равный 96 КГц. Каждый колокол как отдельная ультразвуковая установка имеет свою эксклюзивную частоту звучания, что в совокупности позволяет говорить о формировании ультразвукового спектра, катабалистически действующего на мембранный белок COVID-19, но при обязательном условии соблюдения принципа регионального усиления «гроздевания max», так как звуковая волна более 100 кГц имеет ограниченный потенциал распространения на максимальной территории воздействия.

Отсюда принципиально задействовать максимальное количество источников колокольного ультразвука синхронно, в одно и то же время, оптимально 4 раза в день для создания спирального резонанса. При выпадении одного звена «грозди max» каталитическое противовирусное действие может свестись к минимуму. По сути, при оптимизации указанных исследований и соблюдении этих и иных возможных условий можно говорить о создании метода эффективной защиты и сдерживания коронавирусной инфекции.

При запуске данной программы каких-либо побочных действий не ожидается. Материальных затрат не требуется. Прошу также отметить важную консолидирующую функцию колокольного звона. Когда в храм попасть можно ограниченно, голос церкви через колокол должен звучать как никогда сильно.