«Предки наши, по языку и происхождению, всегда составляли нераздельную часть русского народа»

20 мая 2020 года исполняется 500 лет со времени основания Жировичского монастыря, главная святыня которого – чудотворная икона Богородицы – почитается далеко за пределами Белоруссии. Монастырь является одним из духовных центров Русской Православной Церкви, и можно лишь скорбеть, что из-за неблагоприятной эпидемиологической обстановки и поднявшихся информационных шумов юбилейные торжества отсрочены.

И, конечно, в связи с этой датой в социальных сетях появились кривотолки. Заметны две тенденции. Первая заключается в том, что белорусские униаты решили напомнить об униатском прошлом Жировичского монастыря и заявить, что настоящими основателями этой обители являются они, а Русская Церковь якобы захватила и присвоила себе чужое (униатское) наследие. Вторая тенденция носит «примиряющий», «светский» характер: Жировичский монастырь есть де общая православным и униатам (соответственно, и католикам) святыня – главное, что она «белорусская». В обоих случаях допускается сознательное искажение истории.

Основание Жировичского монастыря, согласно преданию, связано с явлением на дереве небольшой каменной иконы, которая была замечена пастухами и доставлена к местному землевладельцу Александру Солтану. Это было в 1470 году, задолго до провозглашения Брестской церковной унии (1596).  На месте явления иконы была выстроена часовня, затем деревянная церковь, при которой образовался монастырь. Обитель  была небольшой и содержалась на средства, выделяемые семьёй Солтанов. Такие фамильные монастыри называют ктиторскими, их учреждение было распространённым явлением. Около 1520 года первая церковь сгорела, но икона была чудесно найдена, и монастырь возродился.  Это событие и стало поводом для настоящего юбилейного торжества.

Данные факты были хорошо известны первым историкам Жировичского монастыря – монахам-униатам Феодосию Боровику и Иосафату Дубенецкому (XVII век). Однако более поздние униатские писатели затушевали информацию о православном происхождении монастыря, как убедительно показал в своём исследовании преподаватель Минской духовной академии и семинарии протодиакон Павел Бубнов. Так латино-униатские историки поступали со многими историческими свидетельствами о западнорусских церковных древностях. Современные белорусские униаты продолжают эти потуги.

Накануне заключения Брестской унии Жировичский монастырь оставался скромной ктиторской обителью. Он не был так значителен и известен, как другие монастыри – Киевский Печерский, Виленский Свято-Троицкий, Пинский Лещинский, Минский Вознесенский, Супрасльский Успенский, Лавришевский (настоятели этих монастырей упоминаются в документах того времени как участники церковных Соборов). Унию православные монахи отвергли; за это униатские епископы и светская власть изгоняли их из стен родных обителей, и монастыри приходили в упадок. Папский нунций Казимо де Торрес в своём донесении в Рим в 1622 году перечислил около десятка униатских монастырей Киевской униатской митрополии, а затем заметил, что «во всех (униатских) епископствах и архиепископствах есть много других монастырей, но они теперь закрыты из-за отсутствия монахов, а в перечисленных выше монастырях их не более 200 человек». В то же время один только православный Киево-Печерский монастырь насчитывал тогда 800 монахов. Что касается униатского монашества, его приходилось, по сути, создавать заново, набирая желающих даже из латинского обряда. В 1617 году по образцу иезуитского ордена и был создан униатский монашеский орден базилиан (в честь святого Василия Великого).

Жировичи стали одним из центров базилианского ордена. Учреждение здесь униатского монастыря в 1613 году связывается с деятельностью Иосафата Кунцевича, который устраивал гонения на православных в Полоцкой епархии и погиб насильственной смертью во время народного возмущения в 1623 году в Витебске. Кунцевича прославили в Риме как святого мученика, что в униатский период считалось немалой честью для Жировичского монастыря. В XVII веке здесь построили из камня Успенский собор и небольшую Явленская церковь. Позднее на искусственном возвышении была построена Крестовоздвиженская церковь (для выполнения католического обряда ползти на коленях на Христову Голгофу). В XVII веке в Жировичах регулярно проводились Соборы базилиан (конгрегации). В 1730 году состоялся торжественный католический обряд коронования Жировичской иконы. Одним словом, во времена унии монастырь приобрёл известность и значение.

Однако уния, будучи навязыванием части православной паствы Киевской митрополии церковного подчинения Риму, колебалась между католичеством и Православием. Базилиане, старавшиеся о возвышении Жировичского монастыря, немало способствовали тому, чтобы уния растворялась в латинстве. Однако в среде белого униатского духовенства возникло противодействие этому. В начале XIX века в Жировичах существовал административный орган управления Брестской униатской епархии, так называемый капитул. Члены этого капитула в 1820-х годах доказывали необходимость сокращения малолюдных базилианских монастырей и передачи их имущества на содержание учебных заведений для униатского духовенства. В 1828 году по инициативе прелата Иосифа Семашко в Жировичах была открыта духовная семинария. Сюда для обучения уставному богослужению по восточному чину отправлялись униатские священники. Здесь в семинарских аудиториях вскрывались подлоги католического богословия. Именно в эти годы Жировичская обитель и учреждённая в её стенах семинария стали питомником тех священников, которые вслед за своими духовными наставниками, епископами Иосифом (Семашко), Василием (Лужинским) и Антонием (Зубко), в 1839 году дали согласие на переход в Православие. В Соборном Акте по этому случаю говорилось: «Церковь наша составляла нераздельную часть Грекороссийской Церкви, подобно тому, как и предки наши, по языку и происхождению, всегда составляли нераздельную часть русского народа. […] ныне же мы так снова приблизились к ней [Грекороссийской Церкви], что нужно не столько восстановить, сколько выразить наше с ней единство». Отторженные насилием униаты вернулись в Православие, а Жировичский монастырь и семинария сыграли в этом немалую роль.

Последующая история монастыря как православной обители наполнена испытаниями бурного XX века. Были пережиты эвакуация в Москву во время Первой мировой войны, бедствия во время войны гражданской и польско-советской, нахождение в составе Второй Речи Посполитой, претензии латино-униатов на Жировичский монастырь в ходе судебного разбирательства, приход советской власти в 1939 году и новые испытания Великой Отечественной. Действовавшая во время немецкой оккупации миссия во главе с жировичским архимандритом Серафимом возродила многие приходы восточной Белоруссии. Монастырь пережил тяжелые хрущёвские гонения на Церковь и никогда не закрывался. В 1989 году здесь была воссоздана духовная семинария, а монастырь стал центром духовного возрождения Белоруссии.

Так Жировичский монастырь возник 500 лет назад на месте явления чудотворной иконы, был православным, а в униатский период приобрёл свой вид, сохраняющийся во многом поныне. Однако вероисповедание определяется не внешностью (униаты перешли в Православие, вместе с ними перешли и церковные здания). Монастырь стал достоянием Русской Церкви, составной частью которой является Белорусский Экзархат, именуемый Белорусской Православной Церковью. Что же касается «общности» монастырских святынь для православных и католиков-униатов, то эта воображаемая «общность» не ведёт к их примирению. Наоборот, питает взаимные претензии. Чтобы они не возникали, надо честно увидеть за внешностью исторических событий их внутреннюю сущность: для сознания людей церковных естественно стремиться к своему духовному истоку. Таковым для Белой Руси является Православие.

Священник Алексий ХОТЕЕВ, историк, публицист

fondsk.ru