В последние десятилетия СМИ наполнены новостями о террористических актах, большая часть которых, как утверждают правительства, правоохранительные органы и журналисты, совершена радикальными мусульманами. Не лишним будет сказать, что нужно крайне осторожно относиться к подобным сообщениям в прессе, понимая, что далеко не каждый теракт, ответственность за который вроде бы была взята на себя очередной «исламистской террористической организацией», был на самом деле организован мусульманами, а тем более имеет догматическое подтверждение своей правомерности и необходимости в исламских священных текстах.

В массовом сознании давно закрепились определения «исламизм», «фундаменталистский ислам», «ваххабизм», «джихадизм» и так далее. В академических кругах существует дискуссия о правомерности использования этих терминов и разнице между ними, но это тема для отдельного разговора. «Исламское Государство», которое еще несколько лет назад держало под своим контролем огромные территории в Ираке и Сирии, стало для рядового европейца олицетворением исламского религиозного терроризма. Настоящим открытием для представителей немусульманских народов и стран стал тот факт, что борьба Исламского Государства была направлена не только против неверных — кафиров, мушриков и муртадов, но и против части мусульманской общины. Для обычного европейца часть событий в Сирии и Ираке в последние годы выглядела так — мусульмане убивают мусульман. Различия между взглядами разных направлений внутри ислама мы также оставим для другого текста. Сегодня же речь пойдет о событии, которое связано с терроризмом и насилием, направленным одними мусульманами на других, которое произошло задолго до появления «Исламского государства». А именно захват заложников в главной мусульманской святыне — мечети Аль-Харам в Мекке.

1979 год стал определяющим для Ближнего Востока не только потому, что в этот год произошла Исламская революция в Иране, которая повлияла на множество вещей, став архиважным фактором в истории региона.

20 ноября 1979 года, в первый день нового года по мусульманскому календарю, группа вооруженных людей, которая насчитывала около 500 человек (среди нападавших были не только мужчины, но и несколько женщин и даже детей), и которая называла себя «Аль-Масджид аль-Харам», то есть «Заповедная мечеть» — именно так называется мечеть в Мекке, Саудовская Аравия, на территории которой находится главная мусульманская святыня Кааба, к которой обращаются мусульмане всего мира во время молитвы, захватила эту самую мечеть, когда в комплексе находилось огромное количество мусульман. После захвата часть заложников отпустят, оставив внутри комплекса около шести тысяч заложников. Как станет известно позже, руководил террористами Джухайман аль-Утайби, бывший военнослужащий Национальной гвардии Саудовской Аравии. Отец и дед аль-Утайби участвовали в восстании ихванов против первого саудовского короля Абдул-Азиза ибн Абдуррахмана Аль Сауда. После службы в Национальной гвардии (он уволился в звании капрала) аль-Утайби учился в Исламском университете Медины. Именно там он познакомился со своим будущим соратником и соорганизатором захвата мечети в Мекке Мухаммедом аль-Кахтани.

Здесь необходимо немного отвлечься от событий 20 ноября 1979 года и кратко рассказать о фигуре Махди в исламской эсхатологии, чтобы некоторые моменты, связанные с захватом заложников в Мекке, были более понятными. Напрямую о Махди в Коране не упоминается, но эта фигура и ее значение для событий, которые будут предшествовать Судному дню (в исламе он называется «Киямат») раскрывается в хадисах — записанных словах пророка Мухаммада. Махди предстает идеальным лидером мусульманской общины, потомком пророка Мухаммада, который очистит и обновит ислам перед концом света. Вместе с пророком Исой (так в исламской традиции зовут Иисуса Христа, который по убеждениям мусульман не был сыном Божьим, а был его пророком, и который не умер на кресте, а был взят Аллахом к себе, и находится там в ожидании конца света, чтобы снова появиться на Земле) Махди будет бороться с Даджалем (своеобразный аналог Антихриста в исламской эсхатологии) и победит его. Так же как и в христианской традиции, в исламе существует большое количество трактовок пророчеств о конце света, а вместе с тем отличаются и взгляды на центральные события и участников этих событий. Так, например, шииты-двунадесятники, или как их еще называют, имамиты, которые, составляют большинство в Иране, считают, что Махди — это двенадцатый имам, который исчез в Х веке. Согласно их учению, Аллах скрыл его от мира, чтобы тот вернулся во время конца света и выполнил свою задачу. Сунниты, которых среди мусульман подавляющее большинство, с этой интерпретацией не согласны.

Зачем был этот краткий экскурс в исламскую эсхатологию? Мухаммед аль-Кахтани, который был одним из организаторов захвата мечети в Мекке, рассматривался членами организации «Аль-Масджид аль-Харам» как Махди.

Джухайман аль-Утайби и его последователи считали тогдашнего короля Саудовской Аравии фактически предателем, который ведет страну по пути, который не соответствует духу и учению ислама. Полностью эти убеждения сформировались у аль-Утайби во время учебы в университете. Там он находит немало единомышленников, которые также не поддерживают модернизацию саудовского общества. Аль-Утайби становится учеником известного саудовского богослова, в будущем верховного муфтия страны Абд аль-Азиза ибн Абдуллы ибн База. Ибн Баз принадлежал к течению в исламе, которое называется «салафизм». Салафиты говорят о необходимости вернуться к образу жизни ранней мусульманской общины и выступают против нововведений и попыток модернизировать или каким-то образом изменить ислам. Одновременно с этим Ибн Баз выступал в поддержку саудовской королевской династии и был противником вооруженных восстаний против власти в Саудовской Аравии. В 1973 году саудовские спецслужбы арестовали нескольких соратников аль-Утайби, однако благодаря вмешательству Ибн База их отпустили — исламский богослов смог убедить правоохранителей в том, что их идеи не несут никакой угрозы стране и порядку в ней. Примерно тогда же Мухаммед аль-Кахтани и заявил аль-Утайби и их соратникам, что он и есть Махди — тот, кто должен появиться перед концом света, и тот, кого ждут все мусульмане.

Другая версия утверждает, что аль-Кахтани пришел к этой мысли не один, а находился под большим влиянием аль-Утайби, который и убедил его в том, что он и есть Махди. Незадолго до нападения была напечатана брошюра под названием «Семь посланий». Ее автором был Джухайман аль-Утайби. В этом программном для его соратников тексте он излагал свои основные идеи: власть в государстве оказалась в руках людей, которых больше интересуют деньги и роскошь, а не ислам. Они продают страну Западу, отходя от законов Аллаха, врут народу и воруют средства, принадлежащие мусульманам. Очевидно, аль-Утайби имел в виду то, что власть Саудовской Аравии в то время уже активно торговала нефтью, за счет чего кланы, приближенные к королевской семье, получали огромные прибыли, которые тратили на роскошную жизнь. Этот текст очень быстро стал популярным среди саудовских студентов и обычных верующих граждан страны.

Считается, что первое, что сделали террористы, захватившие мечеть, после того, как загнали часть заложников в подвалы, и, закрыв все выходы, расставили по периметру комплекса вооруженную охрану, это принесли присягу аль-Кахтани как Махди. Нескольких полицейских, находившихся вблизи мечети, террористы убивают сразу. Именно в то время мечеть в Мекке находилась на ремонте. Ремонтом занималась компания под названием «Saudi Binladen Group», которая принадлежит родственникам другого известного будущего террориста, который позже станет основателем и лидером одной из самых известных террористических организаций в мире — «Аль-Каида» Усамы бен Ладена. Именно на грузовиках этой компании террористы попали к комплексу и смогли привезти на территорию мечети оружие. Никакого конкретного плана у аль-Утайби не было. Он считал, что главное — объявить о приходе Махди, а дальше все будет зависеть не от людей, а от воли Аллаха.

Николай Федотов

Читать продолжение