Представитель от РБ в ЕЭК – министр по техническому регулированию Виктор Назаренко – пожаловался на то, что с 2014 года из 23 запланированных техрегламентов разработано только 12, а из 27 проектов изменений к ним – 11, добавив, что «по всем невыполненным позициям плана разработчики сорвали сроки на два года и более».

Нет ничего удивительного ни в заявлении Назаренко, ни в том, что сроки сорваны.

Заявление понятно: Назаренко – представитель РБ, которая пытается максимально использовать период своего председательства в ЕАЭС для улучшения своих позиций в данном объединении и решения своих хронических экономических проблем с помощью ЕАЭС.

Срыв сроков тоже очевиден: РБ как экспортоориентированная экономика заинтересована в снятии всех барьеров. Другие партнёры РБ по ЕАЭС в этом не заинтересованы: они защищают свои рынки, а для любого национального капитала белорусы – конкуренты независимо от конъюнктуры на рынках и состояния мировой экономики. Сам же Белорусский рынок мало кому интересен: на него сложно попасть, он является вотчиной государственных монополий и олигополий, его ёмкость невелика (около 9,5 млн потребителей против 18,6 млн в Казахстане или 146 млн в России), а покупательная способность населения низкая (по сравнению с премиальными рынками московской и ленинградской агломераций).

Проще говоря, принятие техрегламентов и иные действия по снятию нетарифных ограничений интересны в первую очередь Минску – у него задача использовать их для проникновения на рынки соседей. Соседям же хорошо и так. А так как у ЕЭК нет полномочий по национальному принуждению, то остаётся лишь жаловаться на саботаж со стороны национальных правительств.

Что предлагает Минск для снятия нетарифных ограничений? Повысить дисциплину и предоставить дополнительные полномочия ЕЭК чтобы она могла работать кнутом. Но такой подход не сработает: национальная бюрократия отвечает перед своими парламентами и президентами, а каждый министр – защитник национального капитала. Так что мазохисты в правительствах не водятся – никому не хочется ощущать удары кнута ЕЭК.

Следовательно, ситуация не изменится, а кнут неэффективен.

Куда разумнее было бы начать реальные работы по созданию союзного капитала – государства могут возглавить данный процесс, стимулируя бизнес к ведению переговоров, либо отказаться от фактического запрета на проведение сделок слияний и поглощений. Тогда союзный капитал сам стимулировал бы национальные правительства снимать ограничения и разрабатывать техрегламенты. РСПП сейчас обороняется от белорусского промкапитала, справедливо считая его конкурентом. Создание союзного капитала при посредничестве правительств стёрло бы границы между казахстанским/белорусским/российским капиталом и изменило бы систему мотивации национальной бюрократии.

Но на этот шаг не готов сам Минск – это для него угроза суверенитету. То есть Беларусь готова махать кнутом, но не имеет пряников. Её партнёры предпочитают раздавать пряники своим компаниям, а не делиться ими с белорусами.

И пока не будет создан союзный капитал, министры так и будут жаловаться на саботаж национальной бюрократии.

Иван Лизан