3 июня директор Центра исследований стран Балтийского региона Института региональных исследований Балтийского федерального университета им. И. Канта Юрий Зверев и директор Центра белорусских исследований Института Европы РАН Николай Межевич представили совместный доклад «Защитники Европы и угрозы миру», где проанализировали военную стратегию НАТО в Польше и Прибалтике. Несмотря на пандемию коронавируса, Альянс не отменил свои военные учения в Восточной Европе, пусть они и проходят в урезанном формате. В интервью «Евразия.Эксперт» профессор Межевич оценил, в чем состоит стратегия НАТО, и какова роль Польши в потенциальном развязывании вооруженного столкновения с Россией.

– Николай Маратович, в докладе «Защитники Европы и угрозы миру», говорится о том, что пандемия не стала поводом для США и НАТО приостановить военную активность в Польше и странах Прибалтики. К чему готовятся США и НАТО?

– В 90-е годы был фильм «День независимости». В нем речь шла о вторжении инопланетян, которые хотят разрушить человеческую цивилизацию. На Земле разрушено практически все, инопланетянам не может сопротивляться никто, но американцы придумывают некий способ поразить инопланетных захватчиков и связываются с последними уцелевшими истребителями-перехватчиками в России, Китае, Израиле, ударяют по проклятому врагу совместно и освобождают Землю. Хороший фильм был: его смысл не в том, что именно американский ученый или солдат спасает мир, а в том, что совместными усилиями спасают мир.

И в этой непростой ситуации с пандемией коронавируса мы ожидали совместных усилий или, по крайней мере, некоего молчаливого понимания, что, может быть, интенсивность военной подготовки уменьшится.

То, что мы видим сейчас – свидетельство того, что никакие общие угрозы не в состоянии вызвать отказ блока НАТО от их агрессивных учений.

Несмотря на существующие понятные риски, и на то, что американские военнослужащие тоже болеют, руководство НАТО и США пошло на то, чтобы переформатировать учения «Защитник Европы – 2020» в некие учения «Защитник Европы – 2020+». И проводить все ту же военную подготовку, которая и была запланирована на 2020 г. без какой-либо скидки и без какого-то даже формального принятия предложения МИД РФ.

Понятно, что от того, что эти учения проводятся в условиях коронавируса, для нас не меняется ничего. К подобным учениям готовится армия, флот, политическое руководство страны. Но есть такое понятие, как жест доброй воли, и в данной ситуации жеста доброй воли не последовало, как не наблюдается и доброй воли вообще.

– Почему для наращивания своих военных сил США выбрали именно Польшу и страны Прибалтики?

– Балтика имеет очень выгодное географическое положение. Польша – это и выход на Украину, не входящую в НАТО, и на Беларусь, имеющую тесные партнерские и союзнические отношения с Россией, и на Прибалтику, входящую в НАТО и выступающую в качестве зачинщика военных приготовлений США в регионе.

Но размещать серьезное вооружение на складах хранения в Прибалтике невозможно, потому что в случае минимального конфликта понятно, что российские вооруженные силы будут там, скажем, через час.

В то же время есть огромная Польша – это среднеевропейское государство, условно прямоугольной формы, то есть не предполагающее быструю достижимость с севера на юг и с запада на восток. Польша является идеальной точкой хранения материально-технического имущества и, с другой стороны, идеальным полигоном для всевозможных учений (и военно-воздушных, и сухопутных, и военно-морских). Благодаря Сталину, Польша также имеет мощный выход к Балтийскому морю, а не тот, который был у нее до 1939 г.

– В докладе вы не исключаете возможность того, что США готовятся к реальным боевым действиям. На каких именно площадках они могут быть развернуты?

– Я не верю в сознательное политическое решение американского президента или объединенного командования НАТО начать третью мировую войну. Есть мои коллеги, которые убеждены в том, что НАТО может начать войну, но, на мой взгляд, нет. Но в истории конфликты происходили не только из-за того, что кто-то сознательно стремился к войне, но и из-за того, что произошла цепь роковых случайностей. Тут я бы хотел напомнить о ситуации, которая вызвала не самую страшную, но вторую по ужасу и первую по порядку мировую войну. Убил члена австро-венгерского императорского дома не очень адекватный боснийско-сербский студент. Да, это безобразие и преступление, но тогда никто не предполагал, чем это закончится.

Если бы австро-венгерскому императору Францу Иосифу, Николаю II, кайзеру Вильгельму, британскому королю и так далее сказали, что из-за этого выстрела мы будем 4 года воевать, что войну назовут мировой, и что погибнут миллионы людей, а если говорить об империях, то Российская империя исчезнет, Германская империя исчезнет, Австро-Венгерская империя исчезнет, Турецкая империя исчезнет, ну а Британская и Французская останутся, но, помучавшись, и постоянно теряя свой вес, исчезнут уже после Второй мировой войны, то что бы сделал, например, император Франц Иосиф I? Я думаю, что при всей склонности к милитаризму у многих европейских монархов Франц Иосиф сказал бы, что нет, нам нужна маленькая победа, а не мировая война.

И не случайно, когда солдаты шли на фронт Первой мировой войны, они были уверены – причем и французы, и русские, и немцы, и австрийцы – что очень скоро все будут дома. Возвращаясь к докладу: случайность возникновения регионального конфликта, а затем возникновение из регионального конфликта глобального весьма велика. На Балтийском море ввиду географической сжатости пространства какая случайность? Максимально вероятная.

– А что может послужить спусковым крючком для конфликта?

– Все, что угодно. Вот сегодня пришли новости из Эстонии о том, что не очень адекватный человек, владелец полуавтоматического оружия, расстрелял семью в Эстонии. А мог ли этот неадекватный человек оказаться на границе? Мог. Мог ли он выйти на мост, соединяющий Россию и Эстонию, и с эстонкой стороны моста стрелять по эстонским пограничникам так, чтобы они подумали, что это российские пограничники? Мог.

И там периодически проходят провокации типа маршей военной техники США и Эстонии прямо на виду у российских пограничников. Может в этих условиях произойти чрезвычайное происшествие, например, несанкционированный пуск снаряда или ракеты? Да, может.

И, опять же, в прошлом году испанский истребитель потерял ракету. Выпустил, а она куда-то улетела, вроде бы в эстонское болото. Но могла ведь она улететь и не в эстонское, а в российское болото, а у нас система ПВО. А что такое ракета, летящая из воздушного пространства Эстонии от военного самолета? Это, в принципе, уже инцидент. И дальше по цепочке эскалации можно дойти до очень высоких уровней, а потом два последних на этой планете уцелевших таракана будут друг другу рассказывать, какая была здесь цивилизация. Поэтому, рассуждая о глобальной войне, необходимо видеть и понимать региональные театры, чем мы с Юрием Зверевым и стараемся заниматься.

– Особое внимание американских военных стратегов уделяется вариантам защиты Сувалкского коридора от гипотетического наступления с территории Беларуси и России. Насколько обоснованы прогнозы американцев?

– Россия находится в достаточно сложном положении, чтобы думать о каких-то коридорах и наступательных действиях. Мы вполне удовлетворимся эффективной обороной, но в этой эффективной обороне мы будем достаточно последовательны. Разговоры про Сувалкский коридор – это не более чем провокация наших оппонентов.

– Согласно Вашему докладу, США стремятся усилить роль Польши в Восточной Европе как стратегического союзника и проводника американских интересов в том числе в Беларуси. Как Польша способствует проведению линии Вашингтона там и к чему это может привести?

– Польская позиция находится еще в процессе формирования, но ведущие политики Польши не исключают и даже предлагают разместить США ядерное оружие на своей территории. С чем это можно сравнить? Это можно сравнить с человеком, который у себя в квартире хочет разместить лабораторию по производству взрывчатых веществ. Понятно, что страна, которая размещает у себя ядерное оружие, становится целью номер один.

– Какое значение для Беларуси имеет увеличение присутствия США в Польше с военно-стратегической точки зрения?

– В Белоруссии сейчас непростые политические процессы, страна готовится к выборам, но я думаю, что мои коллеги, специалисты в сфере международных отношений в сфере военной безопасности прекрасно осознают, что Польша – потенциальный противник Республики Беларусь.


Беседовала Мария Мамзелькина

Николай Межевич