В Беларуси 19 июня завершается сбор подписей за кандидатов на пост президента. Для регистрации необходимо набрать более ста тысяч подписей, и все основные кандидаты уже отчитались о преодолении этого заветного рубежа. Лидером с 1,5 млн собранных подписей является действующий белорусский президент. За основного конкурента Лукашенко Виктора Бабарико подписались более 300 тысяч человек. Стотысячный рубеж также преодолели экс-глава Парка высоких технологий (ПВТ) Валерий Цепкало и жена белорусского блогера Светлана Тихановская. Главная интрига теперь заключается в том, удастся ли всем им пройти сквозь фильтр белорусской Центральной избирательной комиссии.

Никогда раньше в новейшей истории Беларуси общественное внимание не было так приковано к процедуре регистрации кандидатов. Запрос на перемены очевиден, а опросы, проводимые популярными белорусскими ресурсами, прочат уверенную победу Виктору Бабарико уже в первом туре. Конечно, эта выборка не репрезентативна и отражает исключительно умонастроения аудитории этих ресурсов.

Однако становится очевидным, что одержать привычную «элегантную» победу в 70+% голосов Александру Лукашенко будет очень непросто.

Чета Тихановских сумела превратить процесс сбора подписей в политические демонстрации, которые даже окрестили «тапочной революцией». Реакция властей не заставила себя ждать — супруг Светланы Сергей был задержан, а сама Светлана сняла свои пикеты в минувшие выходные, заявив, что «опасается провокаций».

Уличная активность после этого заметно пошла на спад, однако супруги Тихановские вряд ли могут рассматриваться как серьезная альтернатива действующей власти. Они аккумулировали на себе бессодержательные протестные настроения и выполнили роль клапана для спуска пара.

Если говорить о содержательной альтернативе, то она связана прежде всего с именами Виктора Бабарико и Валерия Цепкало. Причем Цепкало, первым заявивший о своих президентских амбициях, довольно быстро ушел в тень бывшего главы «Белгазпромбанка». Бабарико оказался более ярким в качестве публичного политика.

Независимо от того, попадут ли эти два кандидата в избирательные бюллетени, свое место в новейшей политической истории Беларуси они уже зарезервировали.

Появление Бабарико и Цепкало знаменует перелом в общественных настроениях, который будет оказывать все возрастающее влияние на белорусскую политику. Поэтому важно понять, какие идеи и ценности стоят за этими фигурами.

Контекст

Современная политическая система Беларуси сформирована двумя референдумами 1995 и 1996 годов. Эти референдумы определили идеологическое лицо Белорусского государства — отказ от радикального этнического национализма в пользу неосоветской лайт-версии, курс на интеграцию с Россией, официальное двуязычие, означающее закрепление фактического доминирования русского языка. В сфере политического устройства это «суперпрезидентская» республика с очень широкими полномочиями президента.

Эту систему создал Александр Лукашенко — и стал ее заложником.

«Русификация» и «авторитаризм» — два основных обвинения в адрес белорусского лидера как со стороны националистической оппозиции, так и со стороны Запада. И это существенно ограничивает пространство для маневра.

Кризис интеграции с Россией на устраивающих белорусскую сторону условиях повлек корректировку курса в сторону многовекторности и заигрывания с националистами в культурно-языковой сфере («мягкая белорусизация»). Однако ни для Запада, ни для националистов Лукашенко никогда не станет «своим», хотя тактически их цели могут совпадать во многих вопросах.

Так или иначе, вся политическая борьба в Беларуси вертится вокруг вопроса, что станет с политическим наследием референдумов 1995–1996 годов, определяющих судьбу республики вот уже четверть века.

Что говорят по этому поводу главные альтернативные кандидаты?

Судьба суперпрезидентской республики

И Виктор Бабарико, и Валерий Цепкало выступают за демократизацию политической системы и восстановление принципа разделения властей, который, по мнению кандидатов, нарушает существующая система управления.

Валерий Цепкало сделал акцент на выборности региональных и местных органов власти, что будет означать демонтаж существующей ныне вертикали исполнительной власти, напрямую подчиняющейся президенту.

Какой будет новая модель власти, кандидаты не уточняют, обещая проведение конституционного референдума.

Но, по мнению Виктора Бабарико, Беларуси вряд ли подойдет парламентская республика, поскольку институциональные условия для нее не созрели, и бросаться от суперпрезидентской республики в другую крайность — не лучшая идея.

Язык и символика

Валерий Цепкало на своей первой пресс-конференции в качестве кандидата ошарашил многих заявлением, что белорусы внесли едва ли не больший вклад в развитие русского языка, чем россияне, и пообещал сохранить русский язык в качестве государственного.

Не менее ошарашивающими для присутствовавших на пресс-конференции журналистов, в основном из националистических СМИ, были высказывания Цепкало о белорусской истории в духе едва ли не общерусского единства.

Впрочем, впоследствии Цепкало поспешил подсластить пилюлю, заявив, что в случае своего избрания президентом он разрешит использование националистической символики (бело-красно-белый флаг и герб «Погоня») наравне с официальной и проведет по этому вопросу референдум.

Виктор Бабарико известен своими националистическими симпатиями и во время публичных выступлений даже пытается говорить по-белорусски (звучит это, правда, неубедительно). Однако в вопросах языка он предельно осторожен и не обещает ураганной белорусизации, чем изрядно разочаровал националистическую гуманитарную интеллигенцию.

В сфере образования Бабарико обещает равноправие русского, белорусского и английского языков, правда, как это равноправие будет реализовываться на практике, не уточняет.

В целом оба кандидата выступают скорее как космополиты-глобалисты, а не как националисты.

Экономика

И Цепкало, и Бабарико выступают как убежденные либералы-рыночники и в своих выступлениях сыплют привычным набором клише — приватизация, привлечение иностранных инвестиций, ликвидация неэффективных предприятий, развитие малого и среднего бизнеса.

Цепкало как бывший директор ПВТ делает акцент на инновационности, энергоэффективности и экологии.

Оба кандидата в унисон критикуют проект Белорусской АЭС. Ничего конкретного о ее дальнейшей судьбе они не говорят, однако вариант ликвидации ими явно не исключается.

В том, что оппозиционные кандидаты используют рыночную риторику, нет ничего удивительного. Несмотря на то, что Беларусь давно перестала быть «заповедником социализма», власти слишком долго использовали «социалистическую» риторику и продолжают делать это по сей день, обвиняя ту же Россию в «засилье олигархов».

В отличие от России, Беларусь не пережила шоковую приватизацию в 1990-е годы, так что слово «либерал» не успело здесь стать ругательным, а наличие обширного государственного сектора экономики открывает широкий простор для критики с рыночных позиций.

Внешняя политика

Здесь альтернативные кандидаты солидарны не только между собой, но и, по большому счету, с действующим главой государства. Альфой и омегой внешней политики они считают многовекторность, дружбу со всеми, выстраивание мостов между Востоком и Западом и тому подобное. Оба обещают ревизию договора о Союзном государстве с целью его «актуализации».

По сути, это означает понижение интеграционных ожиданий и отказ от таких вещей, как единая валюта, введение которой было запланировано еще в 2005 году.

В то же время, по словам Цепкало, Россия остается ключевым внешнеполитическим партнером Беларуси, и такие вещи, как открытая граница, равные права граждан, доступ к системе образования, должны быть сохранены.

Бабарико, которого уже не раз успели объявить главным «агентом Кремля», в отношении России еще более сдержан и считает своим внешнеполитическим идеалом нейтралитет. Что делать в этой связи с участием Беларуси в таком объединении, как ОДКБ, он пока не говорит.

Позиции кандидатов будут прояснены и детализированы в их избирательных программах, если они все-таки будут допущены к выборам.

Но уже очевидно, что и Цепкало, и Бабарико стараются избегать любого радикализма и пытаются понравиться всем, формулируя свои мысли максимально осторожно и обтекаемо.

Их вряд ли можно назвать дружественными России фигурами, но они весьма далеки и от белорусского национализма, который перестал быть безальтернативной платформой для белорусских оппозиционных политиков. И это, пожалуй, главный промежуточный итог этих выборов.

Всеволод Шимов