С окончанием «холодной войны» идеологическая и политическая борьба в современном мире не прекратилась. Во-первых, потому что с разрушением СССР мир социализма не перестал существовать, по-прежнему живут и успешно развиваются такие социалистические страны, как КНР, Куба, Вьетнам и др. Во-вторых, советизм в форме советской модели социализма или ее остатков продолжает существовать не только в виде бродячего призрака, но и в форме живых экономических, социальных и политических структур в ряде постсоветских государств.

Так что эйфория по поводу «конца истории», которое воцарилось в западном мире и в сознании местных антисоветчиков и русофобов после развала СССР, явно была преждевременной. Однополярного мира, как бы его ни пропагандировали глобалистские средства массовой информации на Западе и внутри постсоветского мира, фактически никогда не было, как не утвердился и новый мировой порядок в американской редакции. Вот почему те задачи, которые вроде бы должны были решиться с окончанием «холодной войны», так и не решены по сегодняшний день. В этом и заключается причина того, что сегодня называют угрозой возрождения «холодной войны». Особенно усиливаются холодные ветры в сфере идеологической борьбы, где непосредственно столкнулись силы демократии и глобалистского тоталитаризма, народовластия и олигархической диктатуры, национального суверенитета и глобалистского космополитизма, культуры и антикультуры, гуманизма и ксенофобии. В этих условиях очень важно разобраться на стороне каких сил каждый из нас оказывается, понять истинный смысл тех химер, которые нам навязываются. А ведь химеризация истории и реалий сегодняшнего дня является главным оружием претендентов на мировое господство, адептов однополярного мироустройства. Неоспоримо, что многие беды постсоветского общества проистекают от потери смыслов навязываемых понятий, идеологем и химер. Нам навязывали, и мы поверили в реальность химер о «независимости», «суверенитете», «демократии», «европейских ценностях», приняли веру в спасительность «свободного общества», индивидуализма, конкуренции и многое другое. Мало кто понимал, что против советского человека было применено своеобразное оружие массового поражения, принципы действия которого основаны на глобальной и бесстыдной фальсификации, базирующейся на широком использовании таких приемов, как ложь, лицемерие, подмена ценностей и понятий, глобальный аферизм, массовая дезинформация и «промывка мозгов». Эти приемы применяется и сейчас против России, Беларуси, Китая и других государств.

Результативность этих приемов обусловлена тем, что западной олигархической элите удалось в советском обществе и в постсоветских государствах начала 1990-х годов создать «пятую колонну» и широко насадить, особенно в верхах, «агентуру влияния», без усилия которых осуществление планов мировой финансовой олигархии по развалу советской страны и захвату ее громадных ресурсов было бы просто невозможным.

В свете всего этого совсем иначе выглядит вся политическая мифология, которая представлена была советскому народу в период перестройки и после нее.

Возьмем такую проблему, как развал СССР и образование «независимых государств». Как мы помним, первыми о своей независимости объявили антисоветские лидеры прибалтийских республик. Трактовали они свои политические декларации в самом формальном смысле, нисколько не привязываясь к реальным условиям жизни своих народов. «Империя», «оккупация», были наиболее расхожими понятиями их политического лексикона. Развал СССР изображался как процесс суверенизации республик, обретения независимости. Формально слова употреблялись вроде бы правильные, но в контексте бытия советского государства получалась глупость.

В этом легко убедиться на примере действительного освобождения от колониальной зависимости стран Азии и Африки. Возникновение здесь независимых государств не вело к распаду западных метрополий. В ситуации с развалом СССР все обстоит иначе. Упразднив Советский Союз, лидеры «независимых» республик спровоцировали межнациональные конфликты на постсоветском пространстве, встали тем самым на дорогу разрушения собственной государственности. Английские колонии действительно освободились от британского владычества. Распад же СССР привел к крушению не мнимой советской империи, а создал условия для распада государственного тела всех бывших советских республик. «Развал Советского Союза был величайшей геополитической катастрофой XX века. В первую очередь из-за разрушения существовавшей системы биполярного мира».

Взять, к примеру, «независимость» России. Если аргументация лидеров других постсоветских республик о своем «освобождении», под которым они подразумевали «освобождение» от России, еще имела видимость правдоподобия, то от кого «освобождалась» Россия, которая вслед за прибалтийскими республиками приняла Декларацию о суверенитете? От самой себя? Глупость.

Также глупо утверждать, что «новая» Россия освободилась от зависимости от других республик, от необходимости содержать их на собственный счет. Если так «освобождаться» и «заботиться» о собственном благополучии, то неизбежно придешь к границам Московского княжества времен Ивана Калиты. Что же получается? Лидеры бывших союзных республик считали себя колониально зависимыми, но где же тогда империя, если сама Россия якобы считала себя колониально зависимой? В том-то и ирония истории, что такой империи не существовало в природе, так как не было советской метрополии, существующей отдельно от союзных республик. В том-то и бессмыслица «парада суверенитетов», когда освобождались от того, чего не существовало в реальной действительности.

Вот в этом контексте понятно насколько опасной стала сказанная Борисом Ельциным фраза, прозвучавшая примерно так: берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить. Государственная несостоятельность «новых независимых государств» проявилась в претензиях быть правопреемниками СССР, претендовать на его имущество. Если постсоветские республики освободились от Советского Союза, то говорить о правопреемстве – абсурд. Ни одна из действительно бывших колоний никогда не претендовала на право быть преемницей западных метрополий. Например, Индия не считала себя правопреемницей Англии. Почему же тогда «новая» Россия объявляла себя правопреемницей СССР? Потому что без этого права международное признание «новой» России повисало в воздухе. Несостоятельность правовых претензий лидеров «новых независимых государств» на наследство разрушенной ими великой державы находилась в основе сохранения конфликтного потенциала в межгосударственных отношениях на постсоветском пространстве.

Поэтому попытки антисоветски ориентированных политиков и ученых представить развал СССР в качестве некоего закономерного процесса означали только политическое оправдание антиисторического деяния. Истина в том, что развал СССР не был исторически обусловленным и представлял собой сознательно спланированную операцию.

Что же в действительности произошло? А произошло то, что под независимость подсунули совершенно другое понятие – разгосударствление. В самом деле, ведь республиканские элиты, в том числе и российское руководство, боролись не за независимость, а за разрушение союзного центра. Под видом суверенитета осуществляли деэтатизацию, то есть разгосударствление страны. Действовали по принципу: чем меньше государства, тем больше независимости. Суверенитета проглотили столько, что подобный «суверенитет» привел не к социально-экономическому развитию и демократии, а к противоположным результатам. А именно: деиндустриализации экономики, политическому олигархизму, деградации научного и культурного потенциала, демографическому кризису, пауперизации населения в постсоветских республиках. Ни в одной стране мира обретение независимости не приводило к таким негативным последствиям. Напротив, независимость означала крупный прорыв на пути экономического и национального развития. В частности, ликвидация колониализма, как отмечается в докладах Программы развития ООН, содействовала ускорению темпов прогресса в области образования и здравоохранения, а также экономического развития, что привело к резкому сокращению уровня нищеты. Независимость же постсоветских республик шла почему-то вразрез с общей тенденцией национального строительства и демократии в бывших колониальных странах. Логично предположить, что постсоветская независимость была всего лишь камуфляжем, за которым скрывалось разрушение государственности.

Сегодня это признают объективные российские интеллектуалы. Вот что констатирует Станислав Смагин: «На самом деле для российской внешней политики и политической системы государство, его граждане, их интересы и чаяния – не предмет неустанной заботы, а маскировка и одновременно инструмент решения настоящих задач. Задачи же эти и цели ставятся и осуществляются в интересах пестрой мозаики привилегированных сословий, кланов, ведомств, корпораций и отдельных личностей. Финальная точка этих интересов в их финансовом, экономическом, имущественном и потребительском разрезе находится на Западе, потому и политика получается прозападной, с явными чертами перехода от просто компрадорской ко все более колониальной. Так как осуществить указанную своекорыстную политику можно лишь за счет и в ущерб интересам государства и нации, то и выходит она антигосударственной и антинациональной» [1].

Отсюда вывод: чтобы восстановить подлинную государственность и независимость России, Беларуси и других постсоветских квазигосударств как раз и необходимо восстановить единое Союзное государство. Конституционная реформа, проведенная президентом России Владимиром Путиным на общероссийском голосовании 1 июля 2020 года, как раз предполагает выход постсоветских республик на траекторию независимого союзного развития. Владимир Путин правильно заметил, что в политике допустима любая свобода мнений, кроме предательства интересов России. Но говоря об этом, надо признать и то, что предательство интересов России, как и других постсоветских республик, началось именно с предательства интересов Советского Союза. Вот почему антисоветизм и русофобия тождественные понятия. Кто этого не понимает и противодействует союзному вектору развития наших народов, тот остается в плену квазигосударственности и химеричной независимости. Украина – наглядное тому подтверждение.

Лев Криштапович, доктор философских наук

 

Источники

1.Станислав Смагин. Российская дипломатия: эпидемия бессилия, вредительства и предательства / regnum.ru/news/polit/2931352.html (дата доступа: 29.04.2020).