Во вторник министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович сообщил СМИ о создании новой международной организации под названием Люблинский треугольник, соединяющий Польшу, Литву и Украину. Эта инициатива присоединится к значительному числу предыдущих, таких как Веймарский треугольник, Вышеградская группа и, конечно же, Инициатива трёх морей. Эти инициативы объединяет антироссийская направленность и желание Польши играть в них роль ведущей державы, хотя бы региональной, и показать старой Европе наши амбиции и стремления. Это мышление, заслуживающее уважения, не соответствует действительности.

Все перечисленные выше инициативы — проявление польской восточной политики: порочной, глубоко вредной, иррациональной (не буду писать „идиотской”), неуправляемой и анахроничной. Каждое государство имеет право определять свои опасения и надежды по отношению к своим соседям и по своему разумению формировать свою внешнюю политику. Однако когда государство руководствуется не своими интересами, а интересами далекой и могущественной державы, это означает, что политические элиты играют в очень опасную игру. К соседям, в том числе России, Польша может иметь миллионы замечаний и подвергать их резкой критике при каждом удобном случае. Однако, когда отношения основаны на фобиях и навязчивых идеях, которые на практике препятствуют любому развитию, кроме раскручивания ненависти, это означает, что политикой занимаются некомпетентные и опасные люди. Люблинский треугольник — еще одно проявление этого.

Эту инициативу создают государства, внутренне раздираемые, либо борющиеся с глубоким экономическим кризисом, либо стоящие на его пороге, мало или ничего не значащие в европейской политике. Значение инициативы основано не на этих государствах, а на государстве, стоящем за ними, то есть США. Заявления о том, что инициатива будет поддерживать натовские чаяния Украины, в которой не уменьшается влияние националистических и фашистских группировок, опасны и позиционируют треугольник как инструмент топорной политики, направленной против России. Направление в Беларусь за несколько дней до выборов и в напряженной атмосфере также не оставляет иллюзий относительно конфронтационной сути новой структуры.

Наконец, есть структурный недостаток, заложенный в новом союзе, который, как я уже говорил, является еще одним медленным движением Польши к восстановлению своей, прости Господи, державы (не случайно господа министры выбрали местом встречи Люблин, здесь в 1569 была подписана Люблинская уния). Польша и ее элиты органически не способны стать державой в любом масштабе. Об этом пишет профессор Андрей Валицкий:

«Чтобы осуществить такой план [играть роль региональной державы – прим. ред.], Польша должна была бы обладать имперской способностью не противопоставлять себе другие народы, не пугать их, использовать не эмоциональный язык. Словом, нам пришлось бы научиться быть игроками с чувством такта, к этому польский политический класс еще не созрел»(Андрей Валицкий «О России по-другому» Стр. 102).

Никто не смог бы сформулировать это более четко.

Мачей Вишневски, Strajk.eu