Вы заметили, какое странное произошло изменение – это помимо всех остальных? Еще совсем недавно именно белорусы жалели украинцев, проявляли к ним сочувствие, принимали их беженцев. И раздавали советы, как лучше было бы сохранить мир и спокойствие, экономику, жизни людей и, наконец, имидж страны-соседки. А теперь внезапно уже украинцы покровительственно поглядывают на Беларусь, дают советы и даже прямые наставленья. Но не жалеют.

Когда жалеют, не сворачивают дипломатические отношения. А украинская сторона сперва отозвала из Минска своего посла «для консультаций». Потом проконсультировалась сама с собой в Киеве… Хотя, конечно, не сама с собой, а с заместителем госсекретаря США мистером Стивом Биганом. Тот даже не поленился слетать в провинциальный Кривой Рог, на родину некогда знаменитых «Кразов». Грузовиков в свежей заводской краске он там уже не нашел,  зато нашел пана Зеленского, так сказать, в его родных пенатах, с которыми  и встретился, как сообщает пресс-служба украинского президента, аккурат  27 августа. В тот же день, не теряя больше времени на подготовку официальной ноты, а с голоса, т.е. выступая в эфире телеканала  «1+1» министр иностранных дел Украины Дмитрий  Кулеба  объявил «о приостановке всех контактов с Беларусью».

В дипломатической практике так поступают только перед войной. Или сразу после ее начала…

Что именно сейчас произошло, выбирайте сами.

Но такие двоякие мысли возникают неизбежно.

Французы говорят: «Предают только свои». Ни для кого не секрет, что официальный Минск, как минимум, с 2006 года делал особую ставку на отношения с Украиной. Причем, именно с «помаранчевой», то есть «оранжевой» Украиной. Невзирая ни на какие риски, которые в этой связи возникали, в том числе и оранжевого оттенка. «Поморочиться» Беларусь тогда явно не боялась. Ее «островок стабильности» в центре Европы казался незыблем и неприкасаем.

Еще один «центр Европы», то есть Украину в то самое время нещадно колбасило. Этот термин не сочтите уничижительным, — наоборот, он отражает саму суть украинской перманентной революции, длящейся уже более 30 лет, ибо начиналась она в далекие-далекие времена с простого политического лозунга, который         я видел собственными глазами на развернутом транспаранте в Киеве:  «Хто зъив мою ковбасу?!».

Естественно, ее съел москаль. Кто же еще?

Это сакраментальный вопрос для всей украинской национал-сепаратисткой мысли, ибо она вся в него умещается. И этот вопрос не нуждается в переводе. В нем есть что-то первобытно-инстинктивное, доставшееся от диких жителей степей, для которых колбаса была вопросом жизни и смерти.

Белорусы вряд ли могут понять такую логику, тем более что колбасы пока у них хватает. А вот на Украине ее и сейчас не всем хватает, и не потому, что колбасы нет, а потому что не все ее там могут себе позволить. Так что главный «украинский вопрос» до сих пор остался неразрешенным, только теперь по совсем другим причинам. И еще один неизменный элемент националистического сознания – москаль —  из него никуда не делся, хотя колбаса и пропала.

Тем не менее, чтобы не происходило на Украине, официальный Минск пытался  Киев понять и простить. Более того, даже когда украинские власти навели свои зенитные ракеты на невинный рейсовый самолет «Белавиа» и, угрожая жизням, как минимум, сотни белорусов, вернули этот самолет, уже покинувший ее воздушное пространство, обратно в Киев, чтобы ссадить какого-то непонравившегося им человека, — даже тогда Минск замял этот скандал. Замял, как тогда ему казалось, для «ясности».

Ясность же для Минска наступила только сейчас – спасибо украинскому МИДу. Вот почему в ответном заявлении белорусских дипломатов и сейчас сквозит одно сплошное удивление и неподдельная обида. Как будто французы опять оказались правы – «предают только свои», а шаги Киева по отношению к Минску именно такими и выглядят. Во всяком случае, в глазах  и словах официального представителя МИД Беларуси Анатолия Глаза, который заявил: «Мы внимательно ознакомились с содержанием прозвучавших в последние дни многочисленных высказываний руководства МИД Украины по белорусской тематике. Это больно констатировать с учетом того, что Беларусь никогда, даже в очень непростые годы для наших украинских друзей, не ставила под сомнение суверенитет, независимость и территориальную целостность Украины, право самостоятельного выбора народом путей своего развития. Нас нельзя упрекнуть в том, что мы каким-либо образом участвовали в разжигании нестабильности на Украине, шли на ограничение контактов с украинскими друзьями на любом уровне».

Это верно, никаких ограничений с белорусской стороны никогда для украинцев не было. А теперь, как утверждает пресс-секретарь Анатолий Глаз: «Руководство МИД Украины противоречит само себе». Добро бы только себе, а то еще и добрососедским отношениям двух стран и двух братских народов.

Если кто-то думает, что украинские официальные власти борются только с белорусской официальной властью, что это, мол, какие-то «разборки не договорившихся между собой панов», тот ошибается. Киев хочет ударить по имиджу всей страны, хочет подорвать вообще позиции Беларуси на международной арене, ее роль в поддержании европейской безопасности. Зеленский на днях заявил, что хочет выйти из «Минского процесса» по урегулированию в Донбассе, что у него уже есть альтернативный минскому план. Дескать, пора европейским  и украинским дипломатам, что заседают в Минске, паковать чемоданы. Вот читаем официальную новость: Владимир Зеленский заявил о наличии альтернативного Минским соглашениям плана по урегулированию конфликта на Донбассе. «Говорят, всегда есть выход. Всегда есть альтернативные решения. У нас есть альтернативный план, что можно сделать» — заявил Зеленский в интервью телеканалу  Euronews.

Его министр иностранных дел Дмитрий Кулеба конкретизировал слова своего начальника таким недвусмысленным манером: «Сейчас от Минска в этом процессе только название… Поэтому никто туда не ездит, никакой физической связи с Минском нет, это больше символ в этом плане».

Ну, а «символ», дескать, и сбросить легко… Им там, в Киеве, не привыкать!

Цель подобных «маневров» понятна — лишить Минск той роли в поддержании европейской безопасности, которую он играл все эти 6 лет. А чтобы лишний раз не объясняться с Минском, можно и дипломатические отношения «прервать». А если не будет «Минского процесса», то не будет и заинтересованности европейских политических игроков в самом Минске и в его стабильности.

В логике Киева смущает еще одно: неужели ради достижения нестабильности в Беларуси он готов длить свою собственную, внутриукраинскую нестабильность? А также терпеть территориальную разобщенность? И как расценивать подобную «стратегию» с точки зрения обеспечения интересов собственного украинского народа, облагодетельствовать который взялись тамошние националисты?

Вадим Елфимов