Белорусская власть решила избавляться от политических оппонентов путем их выдворения за рубеж. За границей оказались Валерий Цепкало, Павел Латушко, Ольга Ковалькова и ряд других, менее заметных фигур. Попытка выдворить на Украину Марию Колесникову закончилась скандалом — та разорвала свой паспорт. Однако, пожалуй, самая странная история приключилась с главой белорусских католиков митрополитом Тадеушем Кондрусевичем, которого после визита в Польшу попросту не пустили назад в Беларусь.

Решение не пускать на территорию страны собственного гражданина с правовой точки зрения выглядит более чем странно. Еще более непонятна отсылка к неким общим с Россией спискам невъездных лиц, в которые якобы попал Кондрусевич.

Как бы там ни было, но уже более недели глава белорусских католиков остается на территории Польши и не может вернуться к своей пастве.

Очевидно, что истинной причиной произошедшего стали политика и высказывания Кондрусевича, осуждающие действия белорусских властей в отношении протестующих.

Как отразится инцидент с Кондрусевичем на отношениях белорусского государства и католической церкви и какова в целом роль религиозного фактора в политических событиях в Беларуси?

Католическая церковь и белорусское государство

Католики являются второй по численности конфессией в Беларуси. По оценкам, их насчитывается 10–15% от общего числа верующих. В основном католики проживают на северо-западе республики, в Гродненской и западных областях Витебской области, в отдельных местностях составляя абсолютное большинство жителей. Немало католиков и в Минске, куда эмигрирует население со всей страны.

При Александре Лукашенко отношения белорусского государства с католической церковью оставались ровными, но холодными.

Белорусский президент, аттестовавший себя как «православный атеист», который родом с востока Беларуси, где влияние католицизма традиционно невелико, к тому же долгое время делавший ставку на союз с Россией, никогда не был оптимальным выбором с точки зрения католической иерархии. Особенно после периода «национального возрождения» начала 1990-х годов, когда костёл пытался играть роль самой «национально ориентированной» силы в белорусской конфессиональной палитре.

Тем не менее отношения государства и костела оставались вполне мирными. Более того, по мере увеличения «многовекторного» крена в белорусской политике Лукашенко все чаще стал прибегать к поддержке католической церкви.

Католическая церковь начала играть важную роль в позиционировании Беларуси как «моста между Востоком и Западом», многоконфессиональной страны, где разные религии и культуры живут в мире и согласии.

Да и в качестве основных архитектурных достопримечательностей Беларуси наравне с дворцами литовских магнатов стали выдвигаться преимущественно католические храмы.

Белее того, Лукашенко дважды посещал Ватикан и встречался с Папами Бенедиктом XVI и Франциском в 2009 и 2016 годах. Ватикан, таким образом, стал одним из немногих западных государств, которые белорусский президент посетил за время своего нахождения у власти. Показательно, что оба визита состоялись в периоды, когда отношения Беларуси и Запада переживали «оттепель».

Можно предположить, что Ватикан рассматривается официальным Минском как важный канал коммуникации с западным миром.

Неоднократно обсуждалась возможность визита Папы Римского в Беларусь. Более того, Лукашенко не раз высказывал идею о проведении встречи глав католической и Русской православной церквей в Беларуси, однако этим планам пока не суждено осуществиться.

Кризис в отношениях с Западом, спровоцированный событиями в Беларуси после 9 августа, не мог не затронуть и отношения с католической церковью.

Католические иерархи во главе с митрополитом Кондрусевичем недвусмысленно заняли сторону протестующих.

Более того, в ходе разгона одной из демонстраций на площади Независимости в центре событий оказался Красный костел, где сотрудники ОМОН на некоторое время заблокировали часть протестующих. Это вызвало резкую реакцию митрополита Кондрусевича.

Между тем по поводу Красного костела между верующими и белорусским государством тянется хозяйственный спор: из-за долгов храм могут изъять у религиозной общины в пользу Мингорисполкома.

Накопившийся конфликтный потенциал в отношениях государства и костела и подтолкнул белорусские власти к фактическому изгнанию митрополита Кондрусевича.

Тактика белорусских властей сейчас сводится к обезглавливанию протеста: расчет делается на то, что высылка оппозиционных лидеров сможет дезорганизовать и ослабить уличную активность. По всей видимости, активная гражданская позиция Кондрусевича вызвала у власти опасения, что католическая церковь может стать одной из ключевых точек сборки протестного движения. Поэтому строптивого митрополита решили попросту изолировать, не пустив в страну.

Однако цена этого решения может оказаться весьма высокой. Верующими католиками произошедшее с их митрополитом было воспринято как оскорбление.

И хотя католические иерархи теперь действительно воздерживаются от комментирования политических событий, протестные настроения среди их паствы только нарастают.

Концепция белорусской «многовекторности» из-за ссоры с Ватиканом также получила очередной удар, поскольку официальный Минск теперь вряд ли может рассчитывать на благосклонность Святого престола.

А что у православных?

В православной церкви в эти дни тоже неспокойно. Главной новостью последнего времени стала смена предстоятеля БПЦ. Митрополит Павел отбыл в Россию руководить Кубанской епархией, а его место занял Вениамин, бывший епископ Борисовский и Марьиногорский.

Это знаковое событие, поскольку впервые в истории БПЦ ее возглавил белорусский уроженец, а не «варяг» из России.

Скорее всего, отставка митрополита Павла готовилась давно и лишь совпала с политическим кризисом в Беларуси, хотя он мог ускорить принятие решения. Павлом как «чужаком» всегда было недовольно автономистское крыло внутри БПЦ, настроенное если не на полную автокефалию, то хотя бы на большую самостоятельность от Москвы. Недовольно практикой присылки российских назначенцев и белорусское руководство, которое хотело бы видеть во главе крупнейшей религиозной организации своих людей.

Поэтому назначение митрополита Вениамина было воспринято многими как уступка со стороны РПЦ, а также негласная поддержка Лукашенко.

Станет ли назначение белорусского уроженца еще одним шагом по сепарации БПЦ от Московской патриархии? Митрополит Вениамин не был замечен в автокефальных устремлениях, более того, его нередко характеризуют как твердого сторонника церковного единства, однако вряд ли он будет сопротивляться «мягкой белорусизации» церковной жизни, которая подспудно шла и при его предшественниках — урожденных великороссах.

Политически Вениамина считают лояльным Лукашенко человеком. Его комментарии относительно текущей ситуации отличаются нейтральным тоном и призывами к миру и согласию.

Однако брожение внутри БПЦ идет, и часть православного клира открыто встала в оппозицию к белорусской власти. Наиболее отметился архиепископ Гродненский и Волковысский Артемий, выступивший с гневной проповедью и сравнивший действия белорусских силовиков с разгромом Новгорода Иваном Грозным.

Учитывая, что это слова весьма высокопоставленного иерарха, можно предположить, что они отражают умонастроения значительной части клира.

В целом же БПЦ предпочитает оставаться в стороне от политических страстей. По поводу ситуации с католическим митрополитом Кондрусевичем православные иерархи также воздерживаются от комментариев, хотя пресс-секретарь БПЦ Сергей Лепин лично от себя выразил белорусским католикам слова братской поддержки.

Конфессиональный фактор остается на периферии политического кризиса в Беларуси, что может быть объяснено достаточно низким уровнем религиозности белорусского общества.

Выдворение митрополита Кондрусевича, безусловно, стало скандалом, но говорить о политической мобилизации католиков в связи с этим пока не приходится. Хотя симпатий к белорусской власти это, конечно, не прибавило.

Всеволод Шимов

rubaltic.ru