Силикон всем хорош – он заполняет естественные пустоты и провисания искусственным наполнителем, придавая внешним формам привлекательный вид, упругость и призывную гипертрофированность. Одним словом, силикон – король хирургической косметики, ибо действует по принципу: «имидж — все, содержание – ничто». Для тех, кому не хватает последнего, силикон – манна небесная!

Один только минус: вот в небеса-то с силиконом в груди и не стоит подниматься. Сколько несчастных женщин на этом погорели! Или, точнее, «поплыли»… Все дело в том, что в высоких слоях атмосферы давление резко меняется, а, значит, меняется и агрегатное состояние силикона. Тут уж без науки не обойтись. Итак, агрегатное состояние вещества — это такое его состояние, при котором оно сохраняет свой объем и форму. Но стоит взлететь, скажем, на 10 тысяч метров, как состояние, а, значит, и объем, и формы меняются!

С самим силиконом тоже извечная путаница, которая возникла из-за того, что существует два похожих языка – просто английский и американский английский. Ну, это как, например,  русский язык и украинский суржик, слепленный на его основе. Точнее, исковерканный неграмотными людьми русский говор. Не буду обременять вас ненужными подробностями, но просто американцы взяли и перепутали в одном научном слове букву «е» с буквой «и».  Из-за чего начались уж совсем необратимые процессы, и слово стало читаться не как «кремний», а как «силикон» — таковы шутки английской фонетики!

И путаница стала нарастать подобно снежному кому. Или сверхновой звезде…

Оказывается, знаменитая Силиконовая долина, что в Калифорнии, на самом деле Кремниевая!  И занимается она отнюдь не женскими имплантатами, а IT-технологиями и информационным обеспечением американской промышленности. То есть промышленным ростом.

Впрочем, смех и на этом не кончается. Знаменитый американский программист и основатель  Gibson Research Corporation Стив Гибсон, создавший программу SpinRite и многое другое, так определяет обнаруженную  разницу между силиконом и кремнием. «Силиконовая долина, — пишет он, — это то, что видят некоторые голливудские актрисы, когда смотрят себе под ноги. Кремниевая долина — это место в Северной Калифорнии, где делают микросхемы».

А теперь поговорим о белорусской Силиконовой долине.

Последнее время она стала поставщиком совсем не информационных – в истинном  смысле слова – а самых настоящих политических технологий. Мало сказать, что ее основатель и первый директор господин Цепкало вдруг стал политической фигурой, поменял свои убеждения и место жительства, так и его бывшие подчиненные,  «птенцы гнезда цепкалова» больше не ищут себе почвы в родных пенатах, в государственных грантах и зарплатах (а те весьма высоки по белорусским меркам!) и гордо устремили свои взоры на Запад.

Такой разворот трудно назвать инновационным, ибо происходил он не раз и не в одном десятке так называемых развивающихся или пореформенных стран. Но вот говорят, что он чреват утерей инноваций для всей белорусской экономики. Так ли это? – первый вопрос. И почему это произошло? – второй.

Начнем с него – почему?

Да все очень просто. Знаете, как назовешь долину, так она и полетит. Как только уровень зарплат тамошних молодых айтищников взлетел до небес, а с ними и их самомнение, и как только Силиконовая долина стала изображать «старт и выход на высокую международную орбиту» — вот тут-то неожиданно  и произошел силиконовый «бах!». И красивая форма стала резко стремиться к своему истинному содержанию.

Дело даже не в опережающем росте зарплат айтишников, — мы далеки от ханжеской зависти, и пусть тот, кто может, станет миллионером. Но только честным, трудовым миллионером. И не в том, что айтишники стали превращаться в определенную, ничем не сдерживаемую, а, наоборот, поддерживаемую государством касту, которая уже не просто не видела по молодости берегов, но решила их перепутать.

Сменить не прописку в стране, а саму страну!

Откуда такие амбиции? А оттуда, что в нашей родной белорусской Силиконовой долине, созданной на народные деньги, то есть из госбюджета, сконцентрировались молодые люди, которые не привыкли связывать высокую оплату своего вполне интеллектуального труда с его…общественной пользой! И так получилось, заметьте, во многом благодаря менеджменту, т.е. руководству Силиконовой долины, конкретно, тому же господину Цепкало. Конечно, он не один в том виноват – ведь были же и те, кому он рапортовал, у кого выбивал фонды, привилегии, налоговые каникулы и прочее, но очевидно одно – именно он был дирижером. А убаюкались многие.

В том числе и те, кто трудился внутри Силиконовой долины и вовсе не считал ее современными галерами.

По-хорошему, идея накачки в государстве экономического силикона, создания в одном конкретном  уголке страны некоей «Долины отдельно взятого экономического счастья» должна была иметь – и, наверняка, имела — только одну цель. Чтобы Долина сия стала генератором идей и технологий. Которые затем обязательно внедрялись бы в отечественную промышленность, стимулировали бы рост и модернизацию родных, а не зарубежных, тем паче, западных производств. Так Цепкало и иже с ним могли бы вернуть стране и народу свой долг – финансовый, экономический и моральный.

И самое главное, только в том и был экономический смысл существования Силиконовой долины, как у нас, так и в США когда-то – стать драйвером промышленного роста родины, обеспечивая его всё теми же IT-технологиями.

А что получилось в Беларуси на самом деле!?

Когда руководство белорусского Парка высоких технологий стало на голубом глазу отчитываться перед руководством страны тем, что основную свою прибыль Долина получает, обеспечивая компьютерные запросы Голливуда, я тут же взялся за карту. И знаете, я не нашел на территории Беларуси ни такого города, ни такой вески – Голливуд!

Получается, белорусская Силиконовая долина работала на иностранные, конкретно, американские экономические интересы и на американскую промышленность, тратя на это деньги из белорусского бюджета. Так что ли?

Тут вам и ответ на первый вопрос: да нет там, в местной Силиконовой долине, и никогда не было никаких технологий, настроенных на интересы белорусской промышленности. Или хотя бы нашей «местно-голливудской» киностудии – даже с ней не поделились проамериканской «графикой». Если б поделились, «Беларусьфильм» давно  бы конкурировал, например, с норвежским кинематографом. Но что-то такого не наблюдается. А раз так, то и новаций Беларусь никаких не потеряет.

Зато может потерять способных молодых людей. Ведь сотрудники Силиконовой долины  – те же простые айтишники – работали, получается, на чужого дядю. Который им очень хорошо платил – по нашим меркам, и нещадно их же грабил – по его, американским меркам.

И в такой «отъемной схеме» возникла парадоксальная вещь  — те же айтищники полностью утратили связь своего труда с общественной пользой. Что, на самом деле, страшная вещь. Разрушительная вещь. И разрушает она самих людей.

Сколько раз говорили умные люди, что материальное благополучие играет злую шутку с людьми, духовно неподготовленными. Напомню, в Беларуси гуманитарные науки, то есть науки о человеке, лет десять уже заведены под кавычки утилитарного термина «соцгум» — и отношение к ним и финансирование соответственные. Гуманитарии не нужны, так получите голых технарей.

Стоит ли удивляться, что теперь, по прошествии нескольких лет работы айтишного молоха, с айтишниками творятся странные метаморфозы? И зовут они куда-то не туда… К несуществующим берегам.

В довершение, как неприкаянных их теперь решили перекупить, — точнее, задешево переманить, учитывая  финансовые возможности Украины, — наши же украинские «друзья» и соседи. А что, почему бы им не взять то, что плохо лежит? Вот к каким и совсем недалеким берегам уже прибивает нашу золотую молодежь.

Если продолжить аналогию Стива Гибсона применительно к нашей ситуации, то можно сказать так…  Голливудские красотки порой не видят своих ног из-за силикона, а вот белорусские айтишники, после того как их Силиконовая долина неожиданно сдулась, просто взяли ноги в руки.

И киевские власти им активно машут руками: «Гей-но, сюды, сюды, сюды!».

Белорусским IT-шникам предлагают иммигрировать на Украину. Власти южной страны запустили специальный сайт с подробной информацией. О новых возможностях для специалистов по информационным технологиям из соседней страны рассказал глава Министерства цифровой трансформации Украины Михаил Фёдоров. «Мы сегодня запускаем специальный веб-портал, где есть вся информация для того, чтобы специалисты сумели переехать и остаться в Украине», — пояснил министр. Утверждается, что уже почти три сотни специалистов из IT-сферы покинули Беларусь и перебрались в «незалежную». Власти которой помогли им оформить необходимые документы, переехать, найти место для жизни и работы.

А ведь всего этого можно было избежать! Если бы честно ответить на вопрос, что я задал более 10 лет назад Валерию Цепкало, который приходил ко мне в телестудию на запись передачи «Большая политика» Я тогда его спросил: «А зачем тратить такие огромные государственные деньги на выстраивание с нуля собственной Кремниевой долины? Быть может, дешевле и рациональней было бы отправить талантливых ребят в Москву, где все уже есть, в  том числе и высочайшие школы, чтобы они обучились самым передовым IT-новациям в тамошних знаменитых вузах?».

Ответ Цепкало поразил меня своей лапидарной логикой и откровенностью: «А зачем? – выпучил он глаза. — Чтобы они там, в России, и остались?!».

Зато теперь, господин Цепкало, они останутся на Украине. Откуда вы, кстати, недавно быстренько сбежали…

Да, очень жаль, что по воле «бдительного руководства» ни мой вопрос тогдашнему Цепкало, ни его ответ мне так и не попали в эфир! Глядишь, сегодня мы с вами обсуждали бы совсем другие, не столь драматичные темы…

Вадим Елфимов