Внезапно осознал нечто лежащее на поверхности и очевидное (и наверняка об этом куча всего написана), но мною не осознаваемое.

Есенинский «Пугачов», датированный «март-август 1921» — это не про борьбу с самодержавием, это гимн Тамбовскому Восстанию.

Причем это сказано там наипрозрачнейшим намеком.

Все, что отдал я за свободу черни,
Я хотел бы вернуть и поверить снова,
Что вот эту луну,
Как керосиновую лампу в час вечерний,
Зажигает фонарщик из города Тамбова.

А заканчивается поэма практически прямым подстрекательством:

Вы с ума сошли! Вы с ума сошли! Вы с ума сошли!
Кто сказал вам, что мы уничтожены?

Современники это осознавали и не брезговали литературным доносом:

«Есенинский Пугачев — не исторический Пугачев. Это — Пугачев-антитеза, Пугачев-противоречие тому железному гостю, который „пятой громоздкой чащи ломит“, это Пугачев — Антонов-Тамбовский, это лебединая песня есенинской хаотической Руси, на короткое время восставшей из гроба после уже пропетого ей Сорокоуста…» (Устинов Г. сб. «Литература наших дней», М., 1923, с. 60, 63; см. также газ. «Известия ВЦИК», М., 1923, 29 июля, № 169)

То, что после этого всё закончилось Англетером в общем не удивительно. Странно что так поздно.

P.S. Говорят об этом прямо говорится в сериале «Есенин». Похоже у нас сериалы теперь полезней литературоведческих журналов.

Егор Холмогоров