«Все арестованные офицеры со связанными руками были выстроены на борту транспорта «Румыния», и один из матросов ногой сбрасывал их в море, где они тонули. Эта зверская расправа была видна с берега, там стояли родственники, дети, жёны. Все это плакало, кричало, молилось, но матросы только смеялись…

Среди офицеров был полковник Сеславин, семья которого тоже стояла на берегу и молила о пощаде. Его пощадили — когда он, будучи сброшенный в воду, не пошел сразу ко дну и взмолился, чтобы его прикончили, один из матросов выстрелил ему в голову.

Ужаснее всех погиб штаб-ротмистр Новицкий. Его, уже сильно раненного, привели в чувство, перевязали и тогда бросили в топку транспорта. С берега за казнью Новицкого наблюдала жена и 12-летний сын, которому обезумевшая от горя женщина руками закрывала глаза, а он дико выл…

На транспорте «Трувор» убийства совершались следующий образом: по распоряжению членов революционного комитета к открытому люку подходили матросы и по фамилии вызывали жертву на палубу. Здесь жертву окружали со всех сторон, раздевали, рубили ноги и руки, отрезали нос, уши, половые органы и сбрасывали в море. После этого палубу омывали водой, удаляя следы крови. Во время казней с палубы в трюм доносились неистовые крики и для того, чтобы их заглушить, транспорт пускал в ход машины и как бы уходил от берегов Евпатории море.»

Д. Соколов «Таврида, обагрённая кровью».