Депутат и член правления президиума латвийского парламента Дагмаре Бейтнере Ле-Галла утверждает, что в стране нет интеллектуалов, говорящих на русском языке, поэтому некому заниматься русскоязычным населением, составляющим около 40% жителей Латвии. Свое заявление депутат сделала с трибуны Сейма, обсуждая законопроект о статусе общественных СМИ Латвии.

«Я хочу отметить один очень важный аспект: в Латвии нет ни одной интеллектуальной русскоязычной персоны, которая могла бы начать переговоры, глубокие дебаты о том, кому на самом деле принадлежат эти люди, у которых родной язык русский, к какому государству и к какому медиапространству они принадлежат», — сказала Бейтнере Ле-Галла.

Отметим, что население Латвии составляет около 2 миллионов человек.

Из них примерно 40% являются русскоязычными.

В стране один государственный язык — латышский. Русский имеет статус иностранного.

Заявление Ле-Галла вызвало недовольство нескольких русскоязычных политиков, пара русскоязычных журналистов обсудила его в социальных сетях, и на этом, как говорится, инцидент был исчерпан. Да, собственно, и инцидента никакого не было — более того, говорить подобные слова в отношении русскоязычной части общества в Латвии стало трендом.

Первые лица государства не отреагировали на это никак.

Теперь давайте представим, что белый политик в США высказывается в таком ключе о чернокожих.

Думаю, не нужно быть специалистом, чтобы понять, к чему это приведет.

Давайте другой пример. Представим, что русскоязычный политик говорит такие слова о латышах. Реакцию тоже можно спрогнозировать.

О русских же можно говорить все что угодно.

Так, например, премьер Кришьянис Кариньш однажды сказал, что пострадал от русских и поэтому понимает проблемы чернокожего населения Америки. Выяснилось, что однажды, уже в независимой Латвии, ему на Рижском центральном рынке нагрубил какой-то пьяный бомж, который говорил на русском языке. Кариньш сразу же обвинил в этом целый народ.

Латвия так хочет быть Европой, но, кажется, Европа в ментальном смысле ускользает от этой страны все дальше.

Потому что, если перефразировать Довлатова, Европа — это явление духовное, а не географическое. И в духовном, да даже в общечеловеческом плане мы точно не там.

Рубалтик