Ни у делегатов Всебелорусского собрания, ни у его организаторов нет точного представления о том, какой должна быть конституционная реформа, и какие вопросы будут обсуждаться на Всебелорусском собрании, считает председатель белорусского движения «Гражданское согласие» Артем Агафонов. Об этом он заявил в интервью корреспонденту «Телескопа» Эдуарду Шаповалову.

– Распоряжение Лукашенко на «переход от рыночной экономике к плановой» — что это? На кого вообще рассчитаны подобные социалистические распоряжения? И сколько еще Лукашенко будет цепляться за идею белорусского социализма?

– Апелляции к левому дискурсу и ностальгии по советским временам вообще были типичны для Лукашенко на протяжении всего периода его правления. И, хотя современная Беларусь с ее контрактной системой, издевательскими пособиями по безработице и «налогом на тунеядство», социально-ориентированным государством можно назвать с очень большой натяжкой, этот образ активно используется пропагандой, как внутри страны, так и вовне. Особенно на российском направлении. Собственно, другой идеологической опоры у него и нет. Не считать же идеологией верноподданнический «патриотизм», построенный на отождествлении государства и Лукашенко.

Что касается распоряжения – переход от одной экономической модели к другой не может быть осуществлен росчерком пера. Это сложный и болезненный процесс с ломкой существующих институтов и связей и заменой их новыми. Нельзя просто так взять и учредить в Беларуси Госплан со всей соответствующей бюрократической машиной и заставить его эффективно работать. Возможно, в стране и остались специалисты, способные руководить плановой экономикой, но как это делать в небольшой стране с открытой экономикой, критически зависимой от международной торговли с рыночными странами – не представляю.

В общем, особого значения этому придавать не стоит. Допустим, назовут прогнозные показатели плановыми, а президент будет в два раза громче ругать чиновников за их неисполнение. Но принципиально это ничего не изменит. Для принципиальных изменений нужны время, ресурсы и общественная поддержка, а у Лукашенко нет ни того, ни другого, ни третьего.

– После выборов президента 2020 года и последующих событий многие эксперты заявляли, что Россия и пророссийски настроенные жители Беларуси должны сформировать пророссийскую оппозицию в противовес Лукашенко и прозападной оппозиции. Как с этим обстоят дела спустя полгода? Есть ли в этом направлении какие-либо подвижки? И позволит ли вообще Лукашенко существовать неподконтрольным ему силам на территории страны?

– Спустя полгода на сайте Министерства юстиции неожиданно заменили фамилию легитимного председателя единственной партии, последовательно занимающей пророссийскую позицию, но отказавшейся от безусловной поддержки Лукашенко. Фактически государство поддержало рейдерский захват Республиканской партии труда и справедливости лояльными Лукашенко силами, осуществленный без малейшей оглядки на партийный устав в «лучших» традициях бизнеса начала 90-х. На официальный запрос легитимного председателя партии Василия Заднепряного министерство даже не удосужилось ответить. Вот вам и иллюстрация подвижек. Что касается новых структур, то не дали зарегистрироваться даже общественному объединению «Единое Отечество» совершенно сервильного по отношению к Лукашенко Дмитрия Белякова.

Перспективы для пророссийской оппозиции в Беларуси есть. Очень многие не поддерживают ни Лукашенко, ни Тихановскую и ждут появления третьей силы, ориентированной на нормализацию ситуации в республике и союз с Россией. Но, пока сама Россия не оказывает дружественным по отношению к ней белорусским политикам хотя бы десятую часть той организационной, информационной и политической поддержки, которую оказывает своим симпатизантам Запад. Даже на фактическое уничтожение крупной парламентской партии с 27-летней историей там не отреагировали, в общем-то, никак. Пока будут продолжаться репрессии и не будет российской поддержки, пророссийская оппозиция будет, но останется разрозненной и деморализованной. А для того, чтобы быть противовесом и режиму и прозападной оппозиции, нужно самим иметь либо солидный вес, либо весомую поддержку.

– Как вы оцениваете подготовку к проведению Всебелорусского собрания? Некоторые эксперты считают, что все вопросы и решения, которые будут приниматься на собрании, должны быть заранее проработаны и обсуждены в обществе, так как на самом собрании для этого будет слишком мало времени. Вы с этим согласны? Ведутся ли сейчас в Беларуси какие-либо обсуждения на эту тему?

– Широко разрекламированные диалоговые площадки на самом деле оказались кулуарными междусобойчиками, на которые человеку «с улицы» попасть было практически невозможно. Не менее широко разрекламированный прием предложений по конституционной реформе от граждан – тоже оказался профанацией, а саму конституционную реформу сдвинули уже аж на конец года.

В общем, никакого реального обсуждения вопросов Всебелорусского собрания в обществе не ведется. Даже сами эти вопросы неизвестны. Дошло до того, что оппозиция устроила чуть ли не расследование для того, чтобы эти вопросы выяснить. Но дело в том, что эти вопросы, скорее всего, не знают сами организаторы. Даже Лукашенко, говоря о том, что новую Конституцию подготовят к концу года, сказал, что ее основные положения будут озвучены на форуме, если делегаты будут готовы. В готовности делегатов сомневаться не приходится, они, как пионеры, готовы всегда. Вопрос в готовности организаторов.

Судя по тому, что мы наблюдали в последние месяцы, в окружении белорусского президента обсуждается несколько вариантов. Еще недавно активно продвигали идею сделать Всебелорусское собрание конституционным органом, передав ему часть полномочий президента. С этим предложением выступил сам Лукашенко, но обществу оно «не зашло». Фактически это означало бы отказ от всеобщего равного избирательного права и конституционное закрепление номенклатуры в качестве правящего сословия. После такого уже и левые бы взбунтовались.

Теперь идеи, похоже, закончились совсем и решили попросту тянуть время так долго, как это возможно. А намечающийся отрыв Всебелорусского собрания от конституционной реформы окончательно превратит его в пустую пропагандистскую массовку, собираемую для одобрения заранее заготовленных программ. При этом, если предыдущие такие собрания имели смысл хотя бы в рамках избирательной кампании Лукашенко, то теперь нет и такого смысла.