Много пролили чернил и наплели словес прозападные литераторы против социализма. Не останавливаясь на той части их писаний и словесной водянки, которые характеризуются самыми примитивными рассуждениями и сравнениями, доходящими прямо-таки до гоминоидного бреда, обратим внимание на логику ортодоксального прозападника-рыночника.

Сущность философско-политической методологии современного рыночника выражается в его ключевом понятии «декоммунизация». Наиболее откровенные из них прямо заявляли, что постсоветскому обществу декоммунизация просто необходима. Термин этот специфический, объясняющий многое в проведении рыночных реформ в постсоциалистических странах. В этом плане декоммунизация представляет собой своеобразную идеологическую молитву, объединяющую все прозападные партии в постсоветском обществе, стоящих на точке зрения перехода от социализма к капитализму, или, по терминологии рыночников, от плана к рынку. Чтобы понять сущность рыночного мышления, необходимо выяснить два вопроса: что прячется за декоммунизацией на самом деле? И кому она выгодна?

С одной стороны, под этим расплывчатым понятием рыночники прячут свою антисоветскую установку. Но прямо об этом они не хотят говорить, поскольку антисоветизм в сочетании с национализмом совпадает с фашизмом и русофобией, что наглядно доказали прибалтийские режимы и бандеровский переворот на Украине в 2014 году, а облачают свои политические цели, по указанию западной бюрократии и олигархии, в нейтральную одежду декоммунизации.

С другой стороны, под понятием «декоммунизация» скрывается не только антисоветский, но и антисоциальный принцип в мышлении рыночников. Можно даже утверждать, что истинная сущность декоммунизации лежит именно в антисоциальной плоскости. Идеологи рыночного либерализма Милтон Фридман и Фридрих Хайек отрицали всякую социальность в своих концепциях. Милтон Фридман даже парадоксировал на эту тему, заявляя, «что общество не имеет целей, цели имеются лишь у индивидуумов».Термин «декоммунизация» идентичен более распространенному понятию «десоциализация». Под декоммунизацией идеологи рыночных отношений прежде всего понимают десоциализацию, то есть разрушение целостного социального организма на независимые, так сказать, суверенные социальные атомы. Отсюда и рекламный лозунг рыночников: «от общественного к частному». Таким образом под «декоммунизацией» понимается разгул индивидуальных эгоизмов, не признающих никакой общественности, кроме власти «бессердечного чистогана». Поведение рыночников в постсоветских республиках наглядный тому пример.

Кому выгодна декоммунизация в белорусском обществе? Разумеется, тому, кто обладает деньгами, то есть, в первую очередь, западной олигархии. Ибо принимать всерьез белорусского рыночника за представителя национального предпринимателя смехотворно. Существующие рыночные курсы валют по отношению к отечественному (белорусскому и российскому) рублю убедительно доказывают разрушительный характер декоммунизации для белорусского и российского общества. Следовательно, декоммунизация не только антисоциальна, но и антиэкономична. Поэтому известное рыночное издание в Белоруссии «Белорусы и рынок» правильнее назвать «Рынок против белорусов».

Проиллюстрируем эту мысль на примере выдающегося французского мыслителя и гуманиста XVIII века Шарля Монтескье, стоявшего у истоков формирования демократической системы ценностей. Как известно, именно в эпоху Возрождения и Просвещения была разработана Энциклопедия прав человека и гражданина, к которой формально апеллируют современные рыночники, ведущие свою родословную от Адама Смита и Шарля Монтескье. И если всерьез говорить о возрождении нашего общества, то, казалось бы, наличие преемственности между величайшими гуманистами XVIII века и нынешними приверженцами «невидимой руки рынка» и «свободы человека» должно быть несомненным. Но вот этой преемственности как раз и нет.

Шарль Монтескье, говоря о социальном прогрессе, человеческом счастье, вращается в кругу тех же проблем, о чем думают люди и в наше время. Может ли быть счастлив человек, заботящийся только о себе? Достаточно ли руководствоваться в жизни только собственной выгодой? Эти и аналогичные им вопросы постоянно находятся в поле зрения французского философа.

Послушаем, что говорит об этом Шарль Монтескье. В «Персидских письмах» он рассказывает поучительную историю о троглодитах. Троглодиты условились, что никому не будут подчиняться, что каждый будет заботиться лишь о собственной выгоде, не думая об интересах других. Каждый троглодит говорил: буду думать только о себе. Буду стремиться к наживе, не волнуясь, что другие троглодиты будут нищими. Как видим, современные рыночники в точности переписали Конституцию троглодитов.

Каков итог развития общества троглодитов? В результате осуществления подобной Конституции среди троглодитов начались раздоры, кражи, резня, убийства, голод. Через некоторое время, заключает Шарль Монтескье, троглодиты погибли из-за собственной злобы и несправедливых поступков. В общем, точь-в-точь как это происходит сегодня в среде нашего рыночного общества.

Шарль Монтескье на примере печальной истории о троглодитах не только обличил современное ему общество первоначального накопления, но и предсказал печальную судьбу самой буржуазной цивилизации, покоящейся на наживе и частном интересе. Философия французского просветителя убедительное подтверждение той важной истины, что рыночные проповедники «свободы и прав человека», «невмешательства государства в экономику» никакого отношения к европейской демократии и европейскому Возрождению не имеют. На самом деле все эти фридманы, мизесы, хайеки и их чикагские мальчики в постсоветских республиках оказались не просветителями и гуманистами нашего времени, а неразумными троглодитами Шарля Монтескье. Современные декоммунизаторы пришли сказать не новое слово в науке и политике, а поживиться за счет других людей, попирая все нормы человеческой и общественной морали. Не возрождение они несут нашему обществу, а дикие предрассудки и гибель. Если что они и возрождают, то только троглодитскую философию, давно осмеянную историей.

А сейчас рассмотрим, что предлагают декоммунизаторы применительно к постсоветской действительности.

В политической сфере декоммунизация сводится к консервации геополитической катастрофы XX века (разрушение СССР) под предлогом якобы сохранения «независимости» постсоветских образований, под которой понимается независимость от России и полнейшая зависимость от США и Европейского союза (Германии). Подобная «независимость» ведет к внешнему управлению страны западными структурами. Наглядный пример – Украина, которая не имеет своей государственности, а находится под внешним управлением США. То есть вышло в полном соответствии с декоммунизаторским лозунгом: «Никакого государственного вмешательства и полная свобода человека». Но декоммунизаторы не понимают того, что отсутствие собственной государственности заполняется чужим государством, которое согласно закону капитализма работает в интересах США, а не Украины, в интересах свободы заокеанских олигархов, а не свободы украинского народа. В результате Украина не имеет ни своего государства, ни свободы человека. То есть является западной колонией. И так будет со всеми другими постсоветскими образованиями, которые свою политику будут основывать на декоммунизаторском тезисе консервации геополитической катастрофы XX века и охранения своей лубочной «независимости».

Таким образом, антисоциальное безрассудство декоммунизаторов закономерно привело их к безрассудству антигосударственному. Даже с буржуазно-государственной точки зрения проповедь декоммунизации абсурдна. Буржуазное общество не было бы обществом, если бы сознательно не ограничивало свой принцип жизнедеятельности и не накладывало бы узды на антисоциальное поведение капиталистического эгоизма.

В экономической сфере декоммунизаторы видят свой идеал в разрушении крупных хозяйственных предприятий и создании независимых индивидуальных товаропроизводителей, по их терминологии, эффективных собственников. Отсюда вытекает идея приватизации государственной (общенародной) собственности в целях образования класса мелких частных собственников, действующих по принципу «урвать побольше, а там хоть трава не расти». Оправдывается это необходимостью создания эффективной рыночной экономики. На самом деле декоммунизаторы сознательно затушевывают ту бесспорную философско-экономическую истину, что существование мелких собственников ни в одном капиталистическом обществе не носит всеобщего характера, а наличие простого товарного производства не создает еще самостоятельного общественно-экономического устройства. «Чистая рыночная экономика» есть выдумка современных декоммунизаторов, не более того. Общеизвестно, что действительное народное хозяйство, культура и цивилизация создавались не мелким частным собственником, а крупными ассоциациями производителей. На основе хозяйства мелкого частного собственника никакого возрождения экономики и никакого западного капитализма у нас не будет. Если что и возродится, то только спекуляция и криминальный бизнес. Декоммунизация в духовной области сводится к прославлению нравственной распущенности. Чисто звериный закон выживания сильнейшего кладется в основу человеческого общежития и культуры. Разумеется, на этой основе возможно не возрождение духовности, национальной культуры, а импортирование таких рыночных ценностей Запада, как проституция, наркомания, преступный бизнес, политическое лицемерие, однополые браки, тунеядство и т. п. Получается, что не мы идем в Европу, а Европа, сбрасывая свои социальные, политические и нравственные экскременты в постсоветские осколки, духовно нас растлевает и денационализирует.

Такова действительная философия и политика рыночного реформаторства. Никаких идей у декоммунизаторов нет, знаний тоже, а злобы столько, что ее даже не вместит знаменитый сосуд Пандоры. И вот эти беснующиеся персонажи (для примера посмотрите на поведение бандеровцев на Украине и белорусизаторов в Белоруссии) не стесняются говорить о культуре, цивилизации, национальном самосознании. Банальные журналисты, мнимые ученые, пещерные культурологи и просто злобные крикуны иронией истории были выброшены на политическую сцену сыграть роль национальных деятелей. Но увы! В этом театре абсурда зритель увидел не современных цицеронов и конфуциев, а политических марионеток, выгрузившими на наши народы всю нечисть буржуазного миропорядка. Отсюда должно быть ясно, что единственным средством спасения наших народов от безрассудства декоммунизаторов является выход на дорогу коммунизации.

Впрочем, история идет по предназначению. И горе тем, кто пытается ей противодействовать. Лучше бы им не родиться!

Лев Криштапович, доктор философских наук