По мнению Президента Генассамблеи МАП Сергея Гаврилова, отношения между Ватиканом и Беларусью должны выстраиваться напрямую, чтобы на них не могли повлиять Польша и американские фонды, стремящиеся дестабилизировать ситуацию в Беларуси, об этом Гаврилов заявил в интервью корреспонденту «Телескопа» Эдуарду Шаповалову.

Ранее директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин заявил, что США вмешиваются в религиозную ситуацию в Беларуси, стремясь столкнуть представителей православной и католической ветвей христианства.

– Появилась информация о том, что США пытается повлиять на польских католических священников в Беларуси, как вы оцениваете эти заявления? Действительно ли это так? Кто несет за это ответственность: США, Ватикан, Польша?

– Я думаю, что первопричиной данной ситуации являются активность американских фондов, госдепартамента и спец служб США. Американцы создали под использование религиозных факторов в международных делах соответствующий альянс по религиозным свободам, который, планировал собраться в ближайшем ноябре в Польше. Он был создан с целью использования США религии в своих политических целях.

Мы видим, что часто в этом альянсе как младшие партнеры используются совершенно не христианские, а зачастую даже антиправославные силы. К примеру, такие силы были задействованы в Черногории и на Украине. С их помощью формируются квазицеркви, влияющие на националистически настроенных граждан страны, после чего происходит раскол.

Но в Беларуси ситуация сложнее: там нет серьезной почвы для раскола в православии. Дело в том, что белорусы исторически воспринимали православие, как основу своей культурной и духовной независимости, при этом ощущая себя частью общерусского мира. И попытки повлиять на раскол общерусского единства по украинскому сценарию не складываются. Поэтому активно используется католический фактор.

По моему мнению, Ватикан в этой ситуации – это страдающая сторона. Тут, налицо, попытка использовать католических священников, не столько с точки зрения конфессиональной борьбы, сколько с точки зрения националистического фактора. Дело в том, что многие католические священники – это поляки или выходцы из Польши, получившие польское образование, и они активно мобилизуют пропольское население, чтобы на их основе создавать базу для экстремизма и раскола страны.

– К чему это может привести? И как можно повлиять на ситуацию для ее улучшения?

– Для Беларуси это очевидная перспектива возвращения в колониально-рабское состояние, состояние абсолютной зависимости, когда уничтожалось все белорусское: язык, свобода, свобода вероисповедания.

И поэтому мы думаем, что Ватикану стоило бы быть очень внимательным в данной ситуации. Особенно на фоне последних событий, связанных с экономическим кризисом, коронавирусной пандемией и ростом экстремизма.

В данной ситуации попытка использовать католический фактор как влияние на экстремистов в Беларуси может быть ударом по Ватикану с тыла, потому что он явно не заинтересован в обострении отношений с Русской Православной Церковью и с большой Россией, включающей и Беларусь. Поэтому я рекомендовал бы Ватикану более внимательно выстраивать отношения с Минском, и я знаю, что такие контакты идут. Также мне кажется, что Пьетро Паролин, как госсекретарь мог бы более активно работать по восстановлению доверия с Беларусью. Но в любом случае, должно быть пересмотрено отношение Ватикана с Минском. Оно должно происходить напрямую, а не через Варшаву. У Ватикана уже есть подобный опыт на примере России.

К примеру, можно было бы приглашать в Беларусь пасторов не польского происхождения. Возможно, католические священники из Бразилии или Италии были бы более толерантны к чувствам белорусского народа. Я думаю, это привело бы к миру и более спокойным межконфессиональным отношениям.

Я с большим разочарованием отнесся к скептической реакции представителей польского священства в Беларуси на предупреждения руководителя внешней разведки России Сергея Нарышкина, о том, что готовятся провокации против католиков со стороны внешних сил, в том числе американских с целью подставить католиков для обострения отношений в Беларуси.

В данной ситуации важно принятие со стороны Ватикана обязательств об исключении использования религиозного фактора в католической церкви для разжигания межнациональных и межконфессиональных конфликтов.

Я считаю, что тот прозелитизм, который исповедовала польская католическая церковь в Беларуси, несет риски для целостности и мира в стране. Поэтому в интересах Ватикана остановит прозелитизм, как на Украине, так и в Беларуси.

– Как вы думаете, Ватикан в итоге прогнется под США и Польшу? Или откажет в сотрудничестве?

– В Ватикане сейчас немало мудрых и ответственных руководителей, в том числе и Папа Франциск, и Пьетро Паролин, которые понимают, что в действиях Варшавы по белорусскому вектору существуют риски: в своих действиях Варшава использует не столько католические понятия прозелитизма, сколько великодержавный польский национализм, в католической упаковке. Католические священники для Ватикана должны нести веру, а не националистические интересы и подавление прав белорусов.

Распространение национализма через католических священников несет вред не только межконфессиональным отношениям внутри самой Беларуси, но и самому Ватикану. Поэтому я надеюсь, что он будет перестраивать свои подходы к Беларуси. И я думаю, что всем было бы спокойнее, если бы католическими вопросами в Беларуси занимался напрямую из Ватикана, без варшавского посредничества.

И, конечно же, мы озабочены католическим прозелитизмом, мы считаем, что он должен быть ограничен и что католическая церковь должна уважать православные традиции Беларуси.

Любой агрессивный прозелитизм и национализм в отношении Беларуси со стороны Польши вызывает очень негативные исторические ассоциации у всех православных стран. Это ассоциации, связанные с подавлением белорусского народа, его прав и религиозных свобод. Я думаю, время колониализма прошло и Беларусь достойна свободного развития в тесном единстве с братскими православными народами.

Хотелось бы также добавить, что мы, в принципе, заинтересованы в укреплении православия, и роли церкви в Беларуси, а также в расширении ее возможностей в сфере укрепления институтов семьи, культурного развития и развития образования. И поэтому мы надеемся, что у России будут прекрасные отношения с новым экзархом. Мы будем идти по пути максимального развития наших отношений, и расширения контактов по православной линии.