«Телескоп» продолжает анализировать основные тренды белорусского протеста осени 2020 года.

Прежде всего отметим основной тренд конца ноября – это вырождение жанра «большой воскресный марш», существовавшего в августе-октябре, в нечто иное под названием «Марш соседей». Собственно, плавную смерть больших маршей мы наблюдаем с 1 ноября, когда фактически провалился «Марш на Дзяды», впервые собравший не 100 и не 50 тысяч, а около 5 тысяч человек, из которых до Куропат дошло с тысячу. В дальнейшем большой жанр выродился в отказ от попыток собраться где-то в центре и превратился в мелкие районные демонстрации, когда в минских «спальниках» собираются небольшие колонны и занимаются в основном тем, что разбегаются при виде силовиков, а затем собираются вновь. Продолжается эта занимательная деятельность уже две недели.

Смысл?.. Организаторы расписывают плюсы подобного – демонстранты не зависят от закрытого метро, в «своих» районах легче укрыться, а силовики распыляют силы по городу. Плюс наращиваем параллельные связи, организуем районы-кварталы. Определенная партизанская логика в этом, конечно же, есть. Вот только какое это имеет отношение к свержению Лукашенко?..

Продолжаются и прочие формы сопротивления, уже ставшие неинтересной рутиной. Методички маршу пенсионеров по понедельникам не меняют которую неделю назад – потому что марши эти совершенно одинаковы. Правда, тот, что проходил 23 ноября силовики впервые не пустили дальше цирка. По той же схеме марш прошел и 30-го – с проспекта его «свернули» в сторону. И в целом протестные будни начинают напоминать унылое чтиво из оппозиционных 1990-х: очередная цепь солидарности из трех человек, очередной шахтер присоединился к забастовке, очередные медики сказали свое «нет» насилию… Эти новости уже не ужасают и не удивляют, а вызывают единственный вопрос: ок, а дальше-то что?..

О том, что белорусская ситуация в принципе тупикова и неразрешима, многие писали еще в самом ее начале. Но тогда некоторые еще опасались триггеров, которые могут перевернуть положение дел: инаугурация, случайная жертва. Сейчас очевидно, что все эти триггеры вместе взятые не смогут сдвинуть с места замороженный паровоз белорусского протеста. Потому что весь его пар уходит в свисток. Ситуация проста и стара как мир: наиболее шустрые уже воспользовались ситуацией и уехали по заграницам пилить деньги фондов, наиболее упертые поставили на карту все и будут ходить до одного ведомого им упора, большинство же просто устало, замерзло, разочаровалось и заразилось Ковидом. В итоге именно тема повальной болезни постепенно заняла в Беларуси сердца и умы – пусть и не в такой истеричной форме, как в апреле.

Ну а политика постепенно становится уделом политиков. Т.е. возвращается в скучный обыденный формат молотьбы языками на ток-шоу, взаимных подколок и наездов, аналитики и гаданий на кофейной гуще. И все большей архаикой выглядят на заснеженных улицах бело-красно-белые флаги со слоганами «Не забудем не простим!» Что именно не забудем, кого не простим и за что – в декабре внятно не смогут рассказать, наверное, уже очень многие.

Юрий Котович