Группа людей во главе с бывшими членами Республиканской партии труда и справедливости организовала псевдо-съезд партии на котором якобы был отстранен ее руководитель Василий Заднепряный, о том, как это было, корреспонденту «Телескопа» Эдуарду Шаповалову рассказал сам руководитель партии.

– 17 декабря появилось сообщение, что вас исключили из Республиканской партии труда и справедливости. Почему так произошло? Какие были к вам претензии со стороны однопартийцев?

– Скажу сразу, никаких претензий мне не предъявляли. Это был скрытый заговор. За полтора месяца до этого было заседание политисполкома нашей партии, на котором руководитель Минской городской организации Степанов Александр пытался убедить членов исполкома в том, что есть какое-то непонимание, и мы недостаточно поддерживаем Александра Григорьевича Лукашенко. Мы стремимся к тому, чтобы власти обратили внимание на протестующих, на их проблемы, вела с ними диалог, а это, по его мнению, не приемлемо – их нужно ставить на место. Мы вынесли вопрос на голосование. Два человека оказались на их стороне и 9 человек на нашей. Политика партии формируется годами благодаря коллективному органу. И в процессе обсуждения – пожалуйста, все мнения приемлемы, но, когда выносится решение, все члены партии обязаны выполнять его.

– Что произошло дальше?

– Они попытались собрать актив Минска, и там поднять вопрос о том, что председатель партии не учитывает мнение всех ее членов. То есть не получилось на политисполкоме – решили на активе. На активе были председатели политисполкома, депутаты. Они заняли позицию противоположную заговорщикам. Что очень не понравилось Степанову и еще трем людям. И там было принято решение о том, что нужно чаще встречаться и обсуждать серьезные, наболевшие вопросы. После чего все спокойно разошлись, по принципу обсуждают все, решение принимается единое, и все обязаны его выполнять. Но эта позиция партии не нравилась не только некоторым ее членам, которых значительное меньшинство, но и некоторым другим структурам, скажем так, властным.

Затем 7 декабря возникла ситуация, когда ко мне пришел наш депутат из парламента Струневский Андрей Николаевич и сказал, что есть серьезный вопрос, который нужно обсудить. Он сказал примерно следующее: «Я помню все то, что вы для меня сделали, но есть мнение, что сверху уже принято решение о том, что вас должен заменить Топузидис». Это очень богатый человек, которого в народе называют «Придворным кошельком». Я ему говорю, что это не особо вяжется с реальностью. На что он отвечает, что если я сам не уйду, то будет жесткий вариант, упомянул моего сына, который занимается бизнесом, и сказал, что если наверху принято решение, то оно так или иначе будет приведено в действие, но последствия будут еще жёстче.

Потом поступила информация о том, что представители нашей минской городской организации ездят по регионам и общаются с руководителями наших областных организаций, склоняя их к тому, чтобы они согласились на проведение внеочередного съезда. О чем сразу же нам сообщили руководители областных организаций и детально изложили суть угрозы.

Среди людей, которые звонил по городам был помощник Степанова Игорь Паречин (фигурант громкого дела, о котором заявил Юрий Гаравский. Об этом писала немецкая газета «Deutsche Welle»). И в связи этим мы приняли решение собраться и пригласить их на исполком. На что они прямым текстом сказали: «Да пошли вы со своим исполкомом, есть правильные люди, которые примут правильное решение». На Политисполкоме партии было принято решении о исключили из партии Степанова А.А., Струневского А.Н., Зубаря В.А., Шоломицкого Д.В. и Паречмна И.В.

Через неделю руководство партии узнает из прессы, что вышеперечисленные бывшие члены партии собрали так называемый съезд в составе 15 человек, на котором якобы исключили уже меня.

Но вы должны понимать, что съезд согласно уставу партии проводят решением политсовета партии или председателя партии. Заседание политсовета проводится только по инициативе главы партии и под его руководством. Ни того, ни другого сделано не было.

– Вас не приглашали на этот «съезд»?

– Приглашения на съезд не было. Были звонки с претензиями и угрозами. Когда я заявил о необходимости соблюдать законность, было сказано: «Да пошли вы со своими указаниями, требованиями. Есть правильные люди – они все решат». Больше я не отвечал на звонки. После чего председателю политисполкома, секретарям и руководителям областных организаций пошли угрозы из разряда: «Вы понимаете, что если сверху принято решение оно будет воплощено. Вы только пострадаете». Но люди оказались стойкими. Ни один областной руководитель, ни один член политисполкома, кроме тех, кто были в том кружке, не встали на их сторону.

Если кратко: мы их пригласили на политисполком, они нас послали, мы исключили их из партии, а через неделю они обозначают съезд: где-то собрали 15 человек своего круга, хотя, опять же повторюсь, это не соответствует уставу партии и является полной фальсификацией. Обычно создается оргкомитет, минимум за полтора-два месяца, оповещается министерство юстиции, в областях проводятся конференции, которые выдвигают делегатов. На съезде происходит их регистрация, обязательно с партийными билетами, с мандатами. И после этого проводится сам съезд, на котором присутствует Минюст. Здесь же все областники, все руководители партии отказались принимать в нем участие. В том числе и наши депутаты, за что я им очень благодарен.

Эти люди обозначили съезд с привлечением какого-то представителя Минюста и тут же заявили в «Белта» о том, что Заднепряного отстранили от должности и т.д. То есть по всем юридическим законам, по всем нормальным понятиям это не просто нонсенс, это абсурд. Мы сегодня начали разбираться с Минюстом. На что получили примерно следующий ответ:

– Ой, мы не проверяли документы, а что нам проверять? Если где-то что-то не так, подавайте в суд.

– А зачем тогда вы там присутствуете?

– Ну вот они дали протокол.

– А вы смотрели: там есть печать, подписи?

– Да нет ничего, да разберетесь.

Мы, конечно, написали претензию в Минюст и в МВД о незаконном захвате власти, нарушении уставных документов и нарушении законодательства Республики Беларусь. Ну и я сегодня встречался с заместителем главы Администрации президента Беларуси. Он сказал, что его аппарат не имеет никакого отношения к этим угрозам, ведь те люди никаких документов не показывали, угрозы звучали только из уст, это не красит их, и они должны ответить, а АП здесь не причастен. В общем сказал, чтобы мы разбирались с юридическими вопросами. И мы весь день сегодня этим занимались. А там, оказывается, такое творится: ни партийных билетов не проверяли, ни мандатов. Просто было какое-то собрание, и государственные СМИ написали об этом.

– То есть практически никто из ваших однопартийцев не принимал участие в съезде?

– Конечно. Сейчас 15 из 21 члена политсовета, который должен назначать съезд, отправили письма Министру юстиции о том, что ничего подобного не проводилось и это открытое нарушение.

– Правильно ли я понял, что съезд организовали какие-то неизвестные люди?

– Нет, там были и некоторые известные бывшие члены партии, вроде Степанова, Зубаря и Струневского.

– Как вы считаете, эти действия были санкционированы сверху?

– У нас пока нет доказательств, что это санкционировано сверху. Мы не можем этого утверждать, а можем только предполагать из заявлений этих людей. Они это заявили, а Администрация президента открестилась от этого. Насчет всего остального мы разбираемся в юридическом порядке. Нами были поданы заявления в Минюст и Министерство информации, а также в те СМИ, которые размножили непроверенную информацию.

– Как вы думаете, связано ли это с пророссийской, оппозиционной позицией вашей партии?

– Мы полагаем, что это, скорее всего, с этим и связано, и с нашей твердой позицией в вопросе диалога, как со сторонниками протестного движения, так и со сторонниками провластного движения, не деля наших граждан на правильных и неправильных. Наша партия не принадлежит к ярой оппозиции и не стремится к тому, чтобы все вышли на улицу и путем «майдановских» вариантов решали проблемы. Однако мы первые и пока единственные, кто собрал круглый стол, за которым сидели стачкомы, лидеры протестного движения, провластные профсоюзы, независимые профсоюзы и руководители оппозиционных партий. В ситуации, когда власть этого не делала, мы провели круглый стол и, конечно же, боялись, что потом будут разборки. На этом круглом столе было 26 представителей различных СМИ, которые все это записывали. Оказывается, представители стачкомов и провластных партий очень толерантно выступали. Так вот нас и, наверное, меня в первую очередь обвинили в том, что нельзя садиться за один стол с такими ярыми оппозиционерами, что это предательство всего и вся и что я не достоин быть председателем парии. То есть весь мир кричит, что нужно вести диалог, а по факту его игнорируют полностью.

Сейчас самое важное – это найти золотую середину, то, что устроило бы всех, ведь мы граждане одной страны. И если есть способ договориться, то это великое дело. И эта позиция раздражает очень многих в стране, кто считает, что протестующих нужно «ставить в позу» и что людей нужно делить на «правильных» и «неправильных». С «правильными» нужно дружить, а «неправильных» нужно гнобить.

– Можно ли сказать, что сейчас любая другая партия, которая пойдет по оппозиционному пути подвергнется таким же нападкам?

– Я не могу это утверждать, наверное, это будет неправомочно с моей стороны.

– Вы сказали, что администрация президента открещивается от этого дела. Вы лично им верите?

– Исходя из того, что я не первый год общаюсь с этими руководителями в АП, их слова, скорее всего, соответствует истине. То есть они, наверное, напрямую не занимаются этим и не дают указаний, а как бы наблюдают со стороны. Может, они внутри кого-то и поддерживают, но явных доказательств этому нет, кроме заявлений тех людей, которые пришли и начали угрожать, но это все опять же с их слов.