Создание белорусской оппозиции на территории России может привести к новому сближению Лукашенко с «западными партнерами», которые отличаются достаточной гибкостью в подобных вопросах, считает культуролог Сергей Киселев. Об этом он заявил в интервью корреспонденту «Телескопа» Эдуарду Шаповалову.

– Многие эксперты считают, что Александр Лукашенко не даст публично действовать неподконтрольным ему пророссийским партиям на территории Беларуси. Не считаете ли вы, что в таком случае Россия должна предоставлять возможность русским политическим и общественным активистам Беларуси создавать свои партии и общественные организации на своей территории и финансировать их через свои фонды, как это делает Запад? Это как-то повлияло бы на положение дел в Беларуси?

– Думаю, что зеркалить полностью Запад не стоит. В Беларуси уже сейчас есть ответственные политические партии и общественные движения, выступающие за интеграцию и развитие Союзного Государства. Но работать с гражданским обществом напрямую однозначно нужно. Необходимо создавать единое образовательное и культурное пространство, привлекать людей из Беларуси, бороться за «мозги».

Возможно, стоило бы создать не политические партии белорусов в России, а сеть белорусских землячеств. В случае необходимости из землячеств могли бы выделиться и политические организации.

При проведении прямых выборов в Парламент Союзного Государства граждане Беларуси из землячества могли бы быть выдвинуты в депутаты и от России, Союзный Договор это допускает.

Нужно работать и с официальным структурами, людьми, поддерживающими Лукашенко. Среди них абсолютное большинство настроены на дружбу с Россией. Сейчас провластный актив и сотрудники правоохранительных органов находятся в сложной ситуации. Вокруг Лукашенко объединились не столько симпатизирующие ему люди, сколько люди, выступающие против «майдана», против украинского пути для Беларуси.

В перспективе идеология «белорусского социализма» и «стабильности» обречена, молодежь этим не увлечь. У белорусской номенклатуры, правящего класса нет другой перспективной идеологии, кроме как идеологии Западной Руси как части Русского мира. Поэтому Минску всё равно придется переходить на общерусские рельсы. Общее Отечество от Белостока до Камчатки, от Вильно и Двинска до Одессы и Севастополя – вот что может стать нарративом белорусской идеологии. Но для этого сейчас нужно сохранить белорусскую государственность. Не допустить захвата страны прозападными силами.

– Надо ли на территории России создать координационный комитет пророссийских сил по типу того, который есть у змагаров? К чему бы это привело? И какие решения и действия он бы мог предпринимать?

– Если такой комитет и стоит создавать, то он должен находиться в Минске, белорусское общество не воспримет советы и поучения со стороны. Особенно в свете создания на Западе «правительств в изгнании».

– Как поведет себя Лукашенко, если на территории России, будет реализован подобный сценарий? Что это будет: репрессии против пророссийской оппозиции, сближение с Западом?

– Лукашенко такой сценарий воспримет как предательство и удар в спину. Последствия такого решения предсказать сложно. С одной стороны, возможность поворота на Запад сейчас кажется невозможной, с другой стороны, не стоит преуменьшать гибкость наших партнеров. Если они поддерживают откровенно нацистские режимы на Украине и в Прибалтике, почему бы им не договорится с Лукашенко? Они много раз проделывали подобное. Тем более что сейчас возможно всё.