Сьвядомыя любят “патроліць маскалёў” своими необоснованными претензиями на Смоленщину – дескать, “не валяй дурака, Россиюшка!”, возвращай-ка Алясочку (то есть Смоленщину) взад. Но при этом они почему-то совершенно не предъявляют претензий, например, Украине, хотя праотцы белорусского национализма считали часть украинских (малороссийских) земель вполне себе “беларускімі”.

Вот что, к примеру, писал “патриарх” белорусского национализма Антон Луцкевич, “прэм’ер-міністар БНР” (в 1918-1919 гг.). Из “Мемориала о положении в Восточной Беларуси” (написано в Вильне 3 апреля 1918 года):

“У Чарнігаўскай губэрніі беларусаў 700 000. Яны жывуць у паветах: Гародненскім, Ноўгарад-Северскім, Навазыбкаўскім, Старадубскім і Суражскім” (БГАМЛИ, ф. 3, оп. 1, д. 134, л. 31-38).

То есть Луцкевич утверждает, что в Черниговской губернии белорусов 30% населения, хотя по переписи 1897 года их было в 4,5 раза меньше – 6,6%. Да что тут говорить, по переписи 1897-го в Смоленской губернии белорусов 6,6%, а по мнению Луцкевича – все 61%!

Антон Луцкевич

Так что Украина “должна” нам. Думали в сторонке отсидеться, пока мы будем взыскивать долги с “Маскоўшчыны” и “Летувы”? Нетушки! Раз братья – поделитесь территорией! Возвращайте Новгород-Северский и Городню в родную белорусскую гавань!

Если оставить в сторону сарказм и шутки, следует признать, что все территориальные споры среди восточного славянства – это фикция. К моменту распада Российской империи все восточные славяне составляли единый русский этнос и делились на три субэтноса (великороссов, малороссов-украинцев и белорусов). Это признавала вся отечественная и мировая наука. На базе этноса шел естественный для всей Европы процесс формирования русской нации с единым русским литературным языком на базе московского говора великорусского наречия, единым самосознанием и так далее.

Диалектологическая карта русского языка в Европе, 1914 год. Великорусский, малорусский и белорусский диалекты – составная часть литературного русского языка.

Поделить единый народ границами – задача архитрудная и едва ли возможная. Представьте, что белорусов начнут делить какие-нибудь нехорошие люди на “витебский” народ и “минский”. В каком районе живут “витебчане”, а в каком “минчане”? Чей Мядель? Чей Борисов? Чьи Крупки? Вы скажете: “Чего?! Мы все белорусы, идите лесом со своим псевдоделением на витебчан и минчан, мы единый народ! До свидания!”

Так и здесь. Брест, Гомель, Новгород-Северский, Смоленск, Брянск, Новозыбков, Владивосток, Петропавловск-Камчатский, Москва, Киев, Минск, Витебск, Одесса, Санкт-Петербург – это наши, русские города, мы в них полноправные хозяева. И украинец в Москве, и белорус в Киеве. Сейчас, конечно, реальность не та, но политика для того и создана, чтобы корректировать реальность в нужную сторону.

Виктор Алтуфьев