Новые лица у власти – это всегда кот в мешке (так было и с Лукашенко), поэтому белорусы и белорусская власть должны быть заинтересованы в усовершенствовании политической системы страны, которая бы позволила проверять на деле тех или иных политиков, считает председатель Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей Калякин. Об этом он сообщил в интервью корреспонденту «Телескопа» Эдуарду Шаповалову.

– Жителя Беларуси осудили на один год колонии за публичное оскорбление Лукашенко. Как вы относитесь к подобным статьям? Не слишком ли это большой перегиб?

– Я считаю, что для публичных людей оскорбления и привлечение за это к уголовной ответственности должно происходить в исключительных случаях. Публичные люди всегда на виду, и они должны быть готовы к тому, что к ним может быть различное отношение и различные высказывания. А использование этой статьи для сведения политических счетов с оппонентами я считаю недопустимым и совершенно неправильным. Тем более, что это не решает никаких задач для тех, кто этим инструментом пользуется. Это вызывает отторжение в обществе, и этим самым ты не приобретаешь новых сторонников, а, наоборот, плодишь себе новых оппонентов и противников.

– Как вы думаете, что ожидает Беларусь в ближайшее время? Как пройдут 25 марта и грядущая конституционная реформа?

– Мне кажется, что в целом нас ждут тяжелые времена. Я не думаю, что будут какие-то прорывы в экономике, а в связи с этим не стоит ожидать никаких прорывов и с точки зрения улучшения жизненного уровня населения, его самочувствия и удовлетворенности жизнью. Поэтому напряженность в обществе будет возрастать. И у государства нет сейчас резервов и возможностей для того, чтобы решать эти проблемы. Единственный инструмент – это внешнее заимствование, которое зависит не столько от нашего государства, сколько от того, кто даёт деньги. Возможно, властям удастся решить эту проблему через получение новых заимствований и реструктуризацию долга, и благодаря этому уже улучшить социальное положение дел в стране, а возможно, и нет. И это в первую очередь будет определять то, что будет происходить в политической сфере. В случае, если государство не сможет выполнять свои обязательства перед населением, недовольство общества будет еще больше возрастать. Оно и так очень высокое. А недовольство своей жизнью, естественно, выливается в недовольство теми, кто правит и желание сменить их на кого-то другого. С этой точки зрения, мы будем наблюдать и протесты и активизацию населения. И, возможно, радикальные вещи по смене ситуации в Беларуси. Но это тоже не факт. Это будет зависеть от очень многих внутренних и внешних обстоятельств.

Что касается 25-го марта, то это стандартный праздник, который определенные силы в Беларуси празднуют как исторический. Наша партия не относится к этим силам. Но на протяжении последних 20 лет это всегда какие-то активности. Иногда они происходят спокойно, как во время столетия БНР. А были и ситуации, когда происходили серьезные столкновения между обществом и силами правопорядка.

Я думаю, что в этом году очень многое будет зависеть от того, как себя поведет власть. Если власть будет делать все, чтобы идти на конфронтацию, то конфронтация случится. Но это будет не очень хорошо для самой власти. Ведь, насколько я вижу, протесты они, вроде, внешне погасили, но это в первую очередь связано не с тем, что они запугали людей, а с другими причинами. И усиление репрессий, причем без разбора, абсолютно точно приведет к повышению внутреннего протеста людей и повышению градуса температуры недовольства в обществе, которое рано или поздно прорвется. Как с паровым котлом. Можно повышать до определенного градуса, но затем наступает момент, когда удерживающие клапаны не срабатывают, и это может привести к взрыву. Поэтому накапливать этот протест и его стимулировать, это, на мой взгляд, глупая идея со стороны власти.

– Как вы думаете, в случае, если Лукашенко все же захочет уйти, кто был бы для него идеальным преемником? Примут ли жители Беларуси кого-то из его окружения? Или это должен быть более или менее новый человек из другого поколения?

– Ну приемлемого человека для Лукашенко, по-моему, нет. И он сам об этом, если не напрямую, то косвенно говорил. Он не видит преемника. И для него этот вопрос закрыт. Это тоже плохо для страны. Что же касается общества, то оно может принять совершенно разных людей, в том числе и тех, кто во власти, если они своими действиями и своими заявлениями снимут напряжение, которое сегодня накопилось. Это можно сделать довольно быстро.

Ну а новые люди это тоже не всегда хорошо, потому что это кот в мешке. Лукашенко тоже был новым человеком, который шел с одними лозунгами, а построил совсем другую страну. Самое главное сегодня – не повторить это. Но это всегда выбор народа. И народ может ошибиться. Это, к сожалению, бывает. Не хотелось бы такого, но бывает. Поэтому власть должна быть заинтересована в развитии политической системы и развитии политических партий. Они дают возможность обществу пощупать и попробовать узнать, что это за политик и что он из себя представляет в реальных делах. А когда этого нет, то всегда возникает желание получить какое-то чудо, но чудо не всегда бывает таким, каким оно видится, а бывает и совершенно страшным. В этом и есть проблема нашего белорусского общества, созданная нынешней властью.